Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Туркменские террористы: реальность или недоразумение?

20.06.2012

Автор:

Теги:
Этой зимой в ряде СМИ Среднего Востока появились сообщения об уничтожении в Пакистане группы иностранных боевиков, сражавшихся на стороне талибов, которых журналистыидентифицировали как туркменов. Это вызвало массу вопросов, связанных с тем, что ранее об участии туркменов в радикальных группировках ничего не было известно, и такие факты могут расцениваться как опасное «расползание» экстремизма среди тех этнических групп, которые раньше считались «иммунными» к нему.

Изучим факты. В январе пресса сообщила, что в Северном Вазиристане в ходе атаки американских беспилотников была уничтожена группа боевиков-туркменов1.Позже пакистанская пресса вновь сообщала об уничтожении, по крайней мере, 14 выходцев из Туркменистана в ходе боев в той же местности2.

Сами факты проникновения экстремистов из постсоветских государств в Афганистан и Пакистан хорошо известны, ведь с проблемой радикального исламизма столкнулось большинство республик Средней Азии. Таджикистан и Узбекистанстали источниками Исламского Движения Узбекистана (ИДУ), действующего на территории и Афганистана, и Пакистана3.Прошлогодние теракты в Казахстане показали, что и эта успешная республика постсоветской Центральной Азии несвободна от деятельности радикального бандподполья.

Афганские и пакистанские талибы охотно предоставляютубежище радикалам, которые были вынуждены покинуть страны СНГ из-за преследований властей, т.к. рассматривают их в качестве кадрового резерва для пополнения собственных рядов4.

Никаких следов подобной активности в Туркменистане до сих пор не было обнаружено. Однако пакистанские эксперты высказывают сомнения в том, что убитые могли быть выходцами из туркменской диаспоры Афганистана5. До сих пор не поступало каких-либо сообщений о появлении собственных экстремистов в тех районах.

Кроме того, талибы воспринимаются афганскими национальными меньшинствами, включая таджиков итуркменов, как радикальные пуштунские националисты, стремящиеся установить в стране свою этническую гегемонию. Симпатии к ним большого числа афганских туркменов представляется крайне маловероятным.

Однако столь же маловероятным кажется появление проталибских экстремистов в Туркмении. По мнению Шохрата Кадырова, доктора исторических наук и члена научного совета журнала «Новая восточная дипломатия», это связано с тем, что в стране нет предпосылок для распространения радикального ислама.

«В Туркменистане не было никаких «заигрываний» с исламом, попыток разыграть исламскую карту, искусственно усилить его роль, возведя ислам в конституционную религию с целью сплотить нацию в лихие 90-е. Туркменистан неатеистическое, но светское государство. Здесь нет предпосылок для распространения радикального ислама на уровне ментальности. Средитуркменов сильны традиции суфизма, некогда диссидентского к ортодоксальному исламу течению. Власти это знают. При Ниязове сжигали плохие переводы Корана на туркменский язык без опасения вызвать недовольство населения» - отмечает он.

 

Кроме того, подчеркивает Ш.Кадыров, развитию экстремизма в Туркмении препятствует благоприятная социальная обстановка: «Туркменистандалеко не бедная страна, здесь отсутствует пауперизм, нищета, попрошайничество. При населении в пол-Москвы, страна обладает запасами углеводородов транснационального значения и даже при неразвитости инфраструктуры, получает неплохие барыши. При этом следует помнить, что туркмены на протяжении 5 поколений богато не жили, это народ не испорченный идеей накопительства, рвачества во что бы то ни стало. Покидать же свою страну с целью воевать за идею, с которой знаком поверхностно, вряд ли кто-либо из туркменов когда-либо решится.  Туркмены "плохие мусульмане". Они говорят: «Можешь отказаться от веры, но от обычая предков - никогда».

Автор полагает, что речьидет не о внезапном формировании в Туркмении экстремистского подполья, ао банальной путанице, которая имеет весьма давнюю историю. Еще в 2005 г. в российских и западных СМИ появилась серия сообщений о существованиинекой террористической организации под названием «Исламское движение Туркменистана». В ответ на них МИД Туркменистана выпустил весьма резкое заявление, отрицающее ее существование7.

Ситуация разъяснялась достаточно просто. В материалах расследования Андижанских событий фигурировало «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ)8,реально действующая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, который также называют Восточным Туркестаном. Ряд ее активистов, преимущественно уйгуров, скрываются от властей на территории нестабильного Афганистана и Северного Пакистана.

Пресса подозревает боевиковИДВТ в причастности к ряду преступлений против китайских граждан на пакистанской территории, причем ответственность за часть из них брали насебя местные талибы9.По данным китайских властей, ИДВТ вело также подготовку терактов на территории Китая, направленных на срыв Олимпиады-2008 в Пекине10.

К сожалению, путаницу «Туркестан-Туркменистан» допускает произношение топонимов и в английском, и в русском, и в урду, что может привести к «превращению» боевиков-уйгуров в «выходцев из Туркменистана». А это в свою очередь располагает к различным далеко идущим выводам о ситуации в современной Средней Азии.

Разумеется, нельзяс полной уверенностью утверждать, что предложенная мной трактовка сообщений об участии туркменов в отрядах Талибана однозначно верна. Однако изложенные факты дают достаточно оснований, чтобы сомневаться в реальности «туркменского экстремизма» и полагать указанные сообщения следствием недоразумения.

Подобные уточнения особенно важны для российского экспертного сообщества, которое наиболее заинтересовано в оценке реальной политической ситуации в туркменскомобществе. Однако российские эксперты часто, по понятным причинам, оторваны от пакистанского театра военных действий и многие события там вынуждены оценивать опосредованно, по сообщениям СМИ.


Мендкович Никита Андреевич, историк, экономист, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА), специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

 

3Подробнеео современном состоянии ИДУ см. Tajikistan: The Changing Insurgent Threats. International Crisis Group Asia Report № 205. 24 May 2011.

5См. 12.uz, 24 февраля 2012. Центр Изучения Современного Афганистана также не располагает какими-либо свидетельствами о появлении подобных тенденций.

6Интервью автора с Ш.Кадыровым, июнь 2012 г.

8«Нечистоплотный Интерфакс» // Сайт Гундогар [доступ от 7 июня 2012].


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение