Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Забывая ошибки, не совершить новых…

20.06.2012

Автор:

Теги:

Забывая ошибки, не совершить новых...

Срочно

Начальник ГАИ Вахдата уволен за аварию со смертельным исходомГолландские болельщики делятся впечатлениями об Украине15/06/2012 14:26 Подготовил Темур ВАРКИ, Asia-Plus Просмотров: 5337

«Каждыйтаджикистанец должен иметь такие же права и возможности, как и таджикский чиновник». «Не надо принуждать людей к религии». «Надо дать людям рабочие места на родине!» «Надо уважать представителей всех регионов, чтобы все они были представлены во властных структурах».

Это необходимые условия для предотвращения нового конфликта в Таджикистане

НАКАНУНЕ 15-летия подписания Общего соглашения о мире и согласии «АП»задала пять вопросов участникам переговоров со стороны правительства и оппозиции:

- Признали ли 15 лет назад стороны собственные ошибки?

- Назовите три ошибки, допущенные вашей стороной.

- Что бы сделали по-другому, если бы была возможность вернуться назад?

- Выполнили ли стороны свои обязательства друг перед другом и народом?

- Каковы гарантии неповторения прежних ошибок?

Участник мирных переговоров 1995-97 гг. со стороны правительства, госсоветник президента по науке и социальным вопросам (1995-96), председатель парламентского Комитета по международным делам, межнациональным отношениям и культуре (1995-2000), Ибрагим УСМОНОВ:

- НЕТ, об ошибках, допущенных сторонами, в переговорном процессе не было ни слова. Каждая из сторон все-таки осталась на своей позиции. Мы просто согласились найти общий язык, найти такой путь, чтобы забыть своиобиды. О том, кто ошибся и в чем была суть ошибок, у нас не было и речи. Это своего рода нулевой вариант, самый прриемлемый вариант, потому что если бы мы стали искать ошибки друг друга, мы вечно спорили бы. Признание своих ошибок привело бы к тому, что у нас была бы ошибающаяся сторона и не ошибающаяся сторона. Тогда мира не было бы, тогда была бы победа одной стороны.

- Если смотреть на это исторически, то каждая сторона была права. Ведь начало политического противостояния не носило военного характера, не носило исламистского характера. В самом начале политические процессы носили общенациональный характер. Тогда ведь первые лозунги говорили об экономической отсталости в стране, о том, что наш язык и культура не признавались в годы Советской власти, что надо исправить эти ошибки. В начальный период люди не исходили из позиций местничества, ни правительство, ни оппозиция. Речь шла о плюрализме и демократизации, этобыла основа. И каждый хотел в этом отношении осуществить свое пониманиеэтого вопроса. И когда Народный фронт стал выступать против неизвестнойвласти, которая существовала весной и летом 1992 года, он был прав в том, что разрушалась основа тех отношений, которая установилась в течение 50-60 лет Советской власти. Там было много хорошего, и Народный фронт стал это защищать.

Я не сторонник того, чтобы искать ошибки сторон. Я считаю, что в этомне только нет необходимости, это противоречило бы духу принятых документов. В июле 1997 года в Москве был подписан документ, который назывался «Взаимное прощение». И там было сказано, что искать вину друг друга является грехом.

- Я тогда был деканом факультета таджикской филологии, а потом деканом факультета журналистики и поэтому не имел никакой возможности как-то влиять на политические процессы. Но в то же время на своем уровне, на факультете я дискутировал с оппонентами, с представителями демократов и исламистов. И перед студентами хотел показать, что их теории не совпадают с тем, что они хотят. Я тогда написал ряд статей, дискутировал заочно в прессе с профессором Мусульмонкуловым. Он защищал идеи оппозиции, а я - существующей власти. Основная моя цель и мысль в этих статьях была такая: таджики не должны разделяться по различным признакам, таджики должны воспринимать религию как часть национальной культуры. Что шире - культура или религия – это вопрос другой, но я писал, что каждый мусульманин без вмешательства других, если он захочет, должен исполнять заповеди ислама, и никто не должен мешать. Но я и тогда, и сейчас исхожу из того,что никто не имеет права заставлять кого-то жить по его законам, кто был это ни был, правительство или духовенство. Но, к сожалению, в этом отношении и сейчас у нас много недопонимания и эгоизма.

- В основном, да. Основные проблемы, которые у нас были, это проблемывоенно-политических организаций. Их уже нет. Второе, привлечение иначе мыслящих людей во властные структуры. Это у нас есть. Третье, признание иуважение друг друга – это есть. Добровольное возвращение беженцев, восстановление и обеспечение их прав. Это тоже осуществлено. Расформирование всех незаконных вооруженных формирований. Реинтеграция вооруженных формирований в правительственную армию. И главное, сейчас в Таджикистане нет тех сторон, о которых мы вели разговор и которые вели переговоры тогда. Нет той власти и нет той военно-политической оппозиции. Сейчас у нас другая, по сути, власть и другая нормальная политическая оппозиция. 

- Нигде, ни в одной стране нет гарантии, что подобное не повторится. Есть условия, при соблюдении которых этого не произойдет. Это – уважениевсех своих граждан. Правительство должно дать равные условия и возможности всем. Каждый таджикистанец должен иметь такие же права и возможности, как и таджикский чиновник. Как можно быстрее по мере возможности нужно ликвидировать такое явление, как трудовая миграция. Надо дать своим людям рабочие места у себя на родине. Дать возможность всем, кто хочет жить по канонам ислама, жить согласно им. Надо уважать представителей всех регионов, чтобы все они были представлены во властных структурах.

С другой стороны, оппозиционные силы должны жить по законам и Конституции Таджикистана. Она говорит, что у нас светская власть. Надо эти нормы соблюдать. Не надо принуждать людей, чтобы они приняли каноны ислама. Не надо из одежды делать политику. Одежда должна быть одеждой, политика - политикой. Не надо создавать такую атмосферу в обществе, чтобы людям, которые исповедуют другие идеи, стало тесно. Надо уважать друг друга и верить друг другу. Но эти условия должны соблюдать обе стороны.

 

Участник мирных переговоров со стороны Объединенной таджикской оппозиции, бывший зампред ИПВТ, вице-премьер правительства (1992г.), Давлат УСМОН:

- КОГДА подписывают соглашение о примирении, существует три вида разрешения конфликтов: это примирение, капитуляция и временное прекращение огня и замораживание конфликта. Примеры последнего – это Приднестровье, Карабах, автономные территории Грузии. А межтаджикское соглашение о мире относится к первому виду, когда две воюющие стороны немогут друг друга победить, ни одна из сторон не может взять верх. Когдаречь идет о примирении, это естественно, что обе стороны в какой-то мере признают свои ошибки и отдают себе отчет, почему произошел конфликти почему он хотят примириться. Да, такое признание ошибок было.

- Первой ошибкой, которую мы допустили, было то, что мы до конца не разработали механизм реализации достигнутых соглашений. Наверное, мы немного поторопились. Хотя господин Тураджонзода всегда упоминал, что надо все-таки разработать такой механизм. И поскольку не было механизма,соглашение было реализовано только частично. Полностью оно так и не выполнено.

Второй ошибкой было то, что мы отдельно не прописали пункт об обязательствах со стороны стран-гарантов и ООН. Они поставили свои подписи под соглашением как гаранты, но никаких обязательств на себя не взяли. И в итоге мы видим, что было на бумаге и что стало.

Третьей ошибкой было, наверное, то, что мы не смогли сохранить свои ряды как единую политическую силу.

Что касается ошибок, которые привели к конфликту... Признаю, что ошибки с нашей стороны были. Во-первых, политические силы были неопытны,мы совершали много политических ошибок. Во-вторых, когда оппозиционные силы появились на политической сцене, у них не было четкой общей программы, не знали, чего они хотят, какие у них общие цели. Потому что оппозиционные силы были различного спектра: исламское движение, демократы, национальное возрождение. Мы тогда не разработали единой программы в той части, каких целей мы хотели бы добиваться сообща. Крометого, когда мы выдвигали единого кандидата от оппозиционных сил на президентских выборах 91-гогода, мы немного поспешили. Надо было все хорошо обдумать, больше советоваться, прислушиваться к мнениям разных людей, взвешивать все основательно. Тогда власть находилась в руках северян, и нам, возможно, надо было в качестве альтернативы Набиеву выдвинуть также северянина. Тогда история могла бы пойти по другому сценарию.

- Сейчас, конечно, легко судить, хотя к истории сослагательное наклонение неприменимо. Но одной из причин, которая спровоцировала конфликт, могла быть слишком высокая политическая активность новых для того времени сил. Массовые выступления, шествия, митинги. Надо было, наверное, больше контактировать с руководством Компартии, активнее вестис ними диалог, надо было идти с ними на компромисс.

- Я думаю, что обязательства полностью не выполнены. Единственное, что выполнено – это остановка конфликта. Страна живет в мире. А основнуюцель – доверие друг друга и единство нации – этого, к сожалению, мы не достигли. До сих пор одна сторона считает себя победительницей, а другая- побежденной. Основные противоречия до конца не преодолены. Для многихпредставителей оппозиции по-прежнему закрыт доступ на телевидение, имеется негласный запрет для них на преподавание в вузах, на работу в государственных учреждениях.

- Гарантии неповторения прежних ошибок и непопадания вновь в капкан противоречий? У правительства и других политических сил есть опыт ведения страны в течение 20 лет. Они должны сообща думать и работать в таком направлении, чтобы больше таких катаклизмов в обществе не было.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение