Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кто мы друг для друга?

15.06.2012

Автор:

Теги:
За ответом на этот вопрос мы отправились к Оксане Солоповой - доценту кафедры истории стран ближнего зарубежья исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, зампредседателя Совета Региональной национально-культурной автономии (РНКА) "Белорусы Москвы", которая давно и увлеченно занимается исследованием судеб белорусов в России. Кстати, по результатам последней Всероссийской переписи населения, в Москве проживает около 40 тысяч белорусов, а в России - больше полумиллиона.

Оксана Вячеславовна, кто сегодня всерьез интересуется белорусской историей?

Оксана Солопова: Белорусская история сегодня интересна нам, российским историкам, многочисленным студентам и аспирантам. И, конечно, не только российским! После того как бывшие республики СССР выбрали для себя путь независимости, стал очевиден интерес историков бывших республиканских научных школ к своей национальной истории. Между прочим, в изучении истории вновь образованных государств постсоветского пространства оказались заинтересованы государственные чиновники, местные политики разных рангов. Быстро пришло понимание, что процесс государственного строительства, формирования гражданских наций должен опираться на всем понятную национальную идею. А что может дать лучший материал для ее создания, чем история народа, история страны? Тут интересы историков и политиков совпали. И опыт Республики Беларусь в этом отношении особенно интересен и показателен.

В начале 90-х годов XX века в Беларуси шел поиск смысла "белорусской идеи". Процесс был сложным! Предлагались и европейские "цивилизационные архетипы", и атрибутика Великого княжества Литовского, и религиозные христианские мировоззренческие ценности... Но создать на их основе общебелорусскую национальную идею не получалось. И вот в конце 90-х годов Администрация Президента РБ инициировала проведение ряда научных гуманитарных конференций, призванных сформулировать принципы национальной концепции государственного строительства и идеологии для белорусского государства. Отвечая на вопрос, что может объединить белорусов на данном историческом этапе, ученые высказали предположение, что это образ белорусской земли и сам факт существования независимого белорусского государства.

Очень быстро образ белорусской "земли-матушки", "роднай краiны" стал для населения Республики Беларусь национальной мобилизующей идеей, вобравшей в себя универсальные для абсолютного большинства белорусов ценности: патриотизм, гражданственность, религиозность, осознание своей национально-государственной, исторической и этнической самобытности.

Таким образом, мы с вами видим еще одну группу тех, кому интересна белорусская история, это белорусы: население Республики Беларусь, ее граждане и те белорусы, которые оказались за пределами своего материнского государства и живут в самых разных странах, то есть представители белорусской диаспоры.

На Ваш взгляд, влияет ли белорусская диаспора на отношения между Россией и Беларусью?

Оксана Солопова: Тех белорусов, которые живут сегодня в России, немногим более полумиллиона человек, в основном это люди, востребованные в своей профессиональной среде, представители интеллигенции, специалисты, авторитет и влияние которых в регионах проживания со счетов не сбросишь.

Российские белорусы вполне естественно ощущают себя гражданами России, но, как писал еще в XX веке белорусский историк Улащик, для белорусов вопрос "кто мы" определяется ответом на вопрос "откуда мы пришли". Политическая конъюнктура, как известно, подвержена частым изменениям. И любое одностороннее использование ресурса диаспор в политических целях неизбежно вносит раскол в ряды самой диаспоры, которая состоит из живых людей с разными политическими убеждениями. Конечно, сами белорусы о себе говорят: "белорус риска не любит", и очень точно характеризует белорусский характер слово "доброзычлiвасць", то есть доброжелательность, искренняя, а не снисходительная терпимость, и белорусы демонстрируют высокую степень этнической толерантности к представителям других культур, но оставаться в стороне от интересов Беларуси они не будут.

Оба государства должны быть заинтересованы в сотрудничестве с диаспорами. Роль диаспор в создании и продвижении позитивного инвестиционного имиджа страны проживания и страны происхождения очень высока. Потенциал общественных национально-культурных организаций немал и может проявиться самым неожиданным и эффективным образом. Например, исторический факультет МГУ уже много лет сотрудничает с РНКА "Белорусы Москвы". Благодаря этому последовательному и многовекторному сотрудничеству были реализованы многочисленные совместные проекты, расширились и укрепились наши связи и контакты с белорусскими учеными... Национальные диаспоры, и белорусские в том числе, участвуют не только в формировании полиэтничного и культурного лица страны проживания, но и в формировании ее предпринимательских традиций и финансового благополучия.

Как развивается белорусский язык в белорусской диаспоре?

Оксана Солопова: Считается, что сохранение национального языка способствует сохранению национальной культуры и идентичности, является показателем того, насколько способен тот или иной народ сопротивляться ассимиляции, то есть поглощению его другой культурой. И, напротив, постепенное растворение в чужой среде зачастую начинается с освоения языка другого народа в ущерб своему языку. Абсолютное большинство белорусов Москвы сегодня говорят на русском языке, однако многие в большей или меньшей степени владеют белорусским языком, читают на нем, считают родным. Язык выступает как символ этнической общности даже для тех белорусов, которые знают его слабо или не знают вовсе.

Многие белорусы говорят о том, что, приехав в Россию, стремились как можно скорее избавиться от белорусского говора. Отказ от специфического белорусского произношения или вообще от использования белорусского языка в быту значительной частью белорусов одна из форм так называемой гиперадаптации, то есть чрезмерных усилий по приспособлению к иноэтничной и иноязыковой среде. Те, кто хорошо говорит по-русски, зачастую уже утратили язык своего народа. Но интересно, что такая потеря не является обязательным признаком этнической ассимиляции белорусов! Русскоязычные белорусы Москвы могут демонстрировать одновременно как незнание языка, так и высокую этническую самоидентификацию.

В белорусской диаспоре неоднократно предпринимались попытки создать центры, где дети и взрослые могли бы получить или восстановить знание белорусского языка. Но сказались недостаток материальных средств, отсутствие белорусского культурного центра... Сегодня, если подобные языковые программы и возникают, то их деятельность держится исключительно на энтузиазме и бескорыстии любителей белорусского языка и зачастую доступны в большей степени специалистам или активистам, а не всем желающим изучить "беларускую мову". Временным решением стало регулярное проведение РНКА "Белорусы Москвы" "Дней белорусского языка" на базе Московского дома национальностей, в рамках которых идет живое общение на белорусском языке, читаются стихи белорусских поэтов, поются белорусские песни. Подобные мероприятия привлекают все большее число участников, что весьма показательно. Конечно, создание белорусского культурного центра внесло бы положительные коррективы в этот процесс, тем более что в Минске уже открыт и действует Дом Москвы. Но, насколько мне известно, эти чаяния российских белорусов услышаны

Интересно, насколько за последние годы изменилась численность проживающих в России белорусов?

Оксана Солопова: Согласно Всесоюзной переписи населения 1989 года среди многонационального, но преимущественно русского населения Москвы белорусы составляли 73 тысячи человек. Всероссийская перепись 2002 года показала, что численность белорусов в Москве составляет чуть больше 59 тысяч, а по результатам последней переписи 2010 года - около 39 тысяч человек... О названных и не названных причинах этого еще предстоит подумать, но одну из них все-таки упомяну. Среди белорусов все меньше тех, кто приезжает в Россию на постоянное место жительства. Сезонная трудовая миграция имеет место, но, отработав непродолжительное время, большинство белорусов возвращается на родину.

А почему белорусы России не стремятся к моноэтничным бракам?

Оксана Солопова: Боюсь, российские белорусы считают иначе! И сами связывают это со свойственной им терпимостью и доброжелательностью к людям разных конфессий и национальностей. В среде белорусов много белорусско-русских и белорусско-украинских браков, да и вообще процент смешанных браков с россиянами других национальностей очень высок. Видимо, для белорусов в браке любовь все-таки важнее этнической принадлежности... Наиболее сложным остается вопрос о том, какой национальной принадлежности будут дети в национально-смешанных семьях. Но ведь белорусы не стремятся к абсолютной "биологической чистоте"! Есть и другие традиционные для белорусов ценности, такие как крепкая семья, воспитание детей, трудолюбие и добросовестность, любовь к своей родине, к ее истории, культуре, языку, память о героизме и потерях белорусского народа в годы Великой Отечественной войны... Все это и многое другое сохраняет национальное самосознание тех российских белорусов, для которых Беларусь является родиной "по месту рождения и по духу детских переживаний". Важно, чтобы те белорусы, которые рождаются сегодня в России в моноэтнических ли, смешанных ли семьях не были лишены подобных чувств.

 

Российская газета 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение