Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Динмухамед Кунаев. Начало.

02.06.2012

Автор:

Теги:

 

Ауезов Ержан

ОО «Институт евразийской интеграции», президент 

 

 

 

Динмухамед Кунаев. Начало.

Исторические личности не столько принадлежат прошлому своего народа, 

сколько должны формировать его настоящее и будущее.

                                 

Казахстан вступил в 21 год своей независимости. Деидеологизация исторического знания в Казахстане, отказ от абсолютизации марксистских схем, уход от научной изолированности, снятие грифа секретности и прочие следствия крушения советской империи побуждают нас  по-новому взглянуть на собственное прошлое. Обретение суверенитета и формирование национального самосознания в качественно других условиях  переводят указанный импульс в плоскость императива. Недостаточная же результативность проводимых реформ предопределяет понимание  того, что «только правдивое изучение прошлого во всей его совокупности фактов и обстоятельств ведет к пониманию современных процессов в нашей жизни, без которых невозможно становление молодого демократического государства…» [1 с.3], потому как «настоящее совершается на основе исторического прошлого, воздействие которого мы ощущаем в себе» [2]  и «заглядывая в прошлое надо видеть будущее» [3 с.6]. 

В этой связи отечественные историки должны выйти из кабинетной тиши, архивной пыли, отказаться от аудиторной монотонности лекций и дать свое видение разрешения сегодняшних насущных проблем общества и государства исходя из данных исторической ретроспективы.  История – это не только прошлое, нет, оно живет в настоящем и  определяет наше будущее. Суверенный период развития Казахстана доказывает: можно быть независимым от отдельных государств, но едва ли от собственной истории. Потому сегодня необходим разносторонний, разноплановый, разноуровневый, но при этом одинаково объективный подход к оценке истории Казахстана во всем ее пространственно-временном континууме.

Одним из наиболее значимых и при этом дискуссионных этапов отечественной истории  является советский период, ознаменовавший собой тектонические сдвиги буквально во всех сферах казахского социума, в ходе которых был сформирован во многом сызнова его национальный ландшафт. Более того, именно в советское время уводят нас большинство «хронических» проблем, с которыми сталкивается Казахстан сегодня. Опыт следования «рецептам» иностранных «докторов» заставляет понять, что не все «лекарства» универсальны, для правильного лечения следует ознакомиться и с «карточкой больного».  

Между тем, показать советский период истории нашей Родины  в ее реальном движении  немыслимо без изучения роли и места высшего партийного звена Казахстана, в отрыве от тех, кто творил ту эпоху, в ней жил и умирал.  «Настоящий же историк похож на сказочного людоеда: где пахнет человечиной, там он знает, его ждет добыча»- писал по этому поводу Марк Блок [4]. 

Той фигурой, чье имя  олицетворяет советскую эпоху во всей ее временной протяженности и событийной неоднородности, бесспорно, является Динмухамед Ахмедович Кунаев, чей 100-летний юбилей в текущем году отмечает наша республика. Родившись за 5 лет до революций 1917 года в захолустном городке Верном царской России и прожив последние 2 года жизни в столице уже суверенного Казахстана – Алматы, он стал одним из главных созидателей советского Казахстана и его главного города - Алма-Аты.

Динмухамед Ахмедович Кунаев появился на свет 12 дня января месяца в год мыши по восточному календарю в семье Минлиахмеда Жумабаевича и Зауре Баировны Кунаевых. «Опыт его жизни показал: чтобы судьба сложилась, нужно родиться с талантом и вовремя. Он родился в 1912 году. Если бы на несколько лет раньше, то попал бы под молох 37-го. Если бы на несколько лет позже – попал бы рядовым на фронт» [6 с.1-2].

О раннем детстве Д.А. Кунаева известно немного. Родился он в доме купца Иванова, что на Саркандской улице Большой станицы города Верный. Небольшой был город, но шумный и зеленый. Недаром Джавахарлал Неру много лет спустя, посетив Алматы поразится его схожестью с индийским Кашмиром [7 с.243]. Через два года семья Кунаевых переезжает в построенный Минлихмедом Жумабаевичем 3-х комнатный дом на Старокладбищенской улице, 39. 

Динмухамед Ахмедович в условиях «государства рабочих и крестьян» подчеркивал свое бедняцкое происхождение. Характеризуя жизненный путь своего отца в одной из автобиографий он пишет: «Отец мой Кунаев Ахмед (в своих автобиографиях Д.А. неизменно указывал имя отца как Ахмед, а матери как Зухра – примеч. автора) 1886 года рождения 13 летним мальчиком был отдан на работу в Торговый дом Габдувалиевых, где работал на конном дворе, на кухне и в его магазине до 1918 года. После Великой Октябрьской Социалистической Революции работал в советских и хозяйственных учреждениях до 1946 года. Кроме 3-х комнатного дома в личной собственности ничего не имел, под судом не был и ни каким репрессивным мерам не подвергался [8 л.12]. По свидетельству его родственников Минлиахмед Жумабаевич был человеком религиозным, деятельным, (у знаменитого купца Исхака Габдулвалиева дорос до приказчика) и до последнего дня, а умер он в 1976 году, сохранял разум незамутненным. Сохранились фотографии М.Ж. Кунаева 1917 года, где перед нами предстает щегольски одетый молодой человек и фотоснимок 1958 года вместе с Героем соцтруда Ж. Куанышбаевым. Интересно также, что в качестве свидетелей социального положения родителей Димаш Ахмедович указывает таких видных деятелей того периода как: директора Алма-Атинского хлебзавода, члена КП(б)К М. Серикбаева, председателя колхоза «30 лет Казахстана» К. Джолдыбаева,  секретаря Талды-Курганского обкома Р. Килибаева и др. [8 л.19].

Минлиахмед Кунаев был воспитан в мусульманской традиции своим отцом Жумабаем – аульным мугалимом, совершившим хадж в 1904 году через Турцию, Индию и Афганистан. Интересен также тот факт, что сам Динмухамед Ахмедович в своих мемуарах указывает два имени своего деда – Джетыбай и Жумабай [9 с.11]. Самостоятельно выучившись грамотно писать по-казахски и по-русски Минлиахмед  Жумабайулы вел дневник при помощи арабской вязи на казахском языке, в котором вел шежире Кунаевых, доказывая свое казахское происхождение, писал стихи автобиографического характера [10]. Сохранилось также его прошение на русском языке об определении в Верненскую мужскую гимназию брата Ахметжана от 27 июля 1913 года и обязательство к ней, в котором Минлиахмед Жумабайулы обязуется «одевать по установленной форме, снабжать его всеми учебными пособиями и вносить установленную плату за право учения…» [7 с.21]. Здесь следует отметить, что и семья Жумабай-кажы и семья Минлиахмеда Жумабаевича были многочисленными, что заставляло их много трудиться.  

Мать, Зауре Баировна Кунаева, урожденная Шынболатова (Чинбулатова), родилась в 1888 году в бедной крестьянской семье в селе Чилик Чиликского района Алматинской области. Интересна история их знакомства. Жумабай – отец Минлиахмеда, прививая вакцину от оспы, свирепствовавшей в тех краях, в одном из беднейших домов обнаружил девочку 10 лет, оставшуюся без родителей. Приютив ее, по достижению брачного возраста Жумабай Конайулы женил на ней своего сына Минлиахмеда. Они прожили совместно свыше семидесяти лет в полном согласии и понимании. Чета Кунаевых имела одиннадцать детей, двое из которых – Гулжанат и Едыге скончались в раннем возрасте. 

Сначала маленький Димаш учился в школе первой ступени №19 им. Чернышевского. «В то время, когда я училась в небольшом городе Верном в школе №19 им. Чернышевского, с нами учился светлый, высокий, смышленый мальчик Дима. Он был очень вежливым и обходительным. Тот самый Дима сегодня – один из почитаемых народом сыновей товарищ Динмухамед Ахмедович Кунаев» – вспоминает знаменитая танцовщица Шара Жиенкулова [7 с. 16]. После окончания четвертого класса он  переходит в школу девятилетку №14 второй ступени. 

Учился Динмухамед Кунаев хоть и не отлично, но хорошо. В свободное время играл, как все алма-атинские мальчишки, в асыки, бегал в цирк и кино, совершал с друзьями походы на Медеу, а когда стал постарше, ходил на охоту. В дни мусульманских праздников отец брал его с собой в мечеть. 

Большое влияние на молодого Кунаева оказал его дядя по материнской линии Ахметжан Чимбулатов – активный участник Гражданской войны и организатор комсомола в Семиречье и в г. Верном. В разные годы он занимал должности секретаря Алма-Атинского укома Компартии Туркестана, первого секретаря Алма-Атинского горкома партии, первого секретаря Джаркентского укома ВКП(б). Другими словами, А. Чимбулатов входил в число тогдашнего партийного руководства республики. Однако в роковом 1938 году, как и многие другие зачинатели советской власти в Казахстане, попал под каток репрессий и был расстрелян.

Именно по его совету Димаш Кунаев был принят в ряды ВЛСКМ 1927 году Алма-Атинским горкомом комсомола. В том же 1927 года 15-летнему Динмухамеду «по материальным затруднениям» [8 л.11] приходится оставить школу – девятилетку, недоучившись один год и начать сезонно работать. Но надежды на продолжение образования он не терял и осенью 1929 года поступил на курсы по подготовке во ВТУЗы (в то время курсантам выплачивали стипендию). Совмещая учебу на курсах, не достигший еще и двадцати лет Динмухамед работает уполномоченным в Казсберкассе, а позднее в Казгосплане при СНК статистиком вплоть до июля 1931 года. 

Летом 1931 года Димаш Кунаев с путевкой Казкрайкома комсомола едет в Москву для поступления на горный факультет Московского института цветных металлов и золота Народного Комиссариата Тяжелой Промышленности Союза ССР.  Остановился он у старшей сестры Амины Ахмедовны и ее мужа Айтжана Туркебаева – члена партии с 1920 года, участника гражданского войны, секретаря Талды-Курганского, Алма-Атинского уездных комитетов партии, инструктора Казахского крайкома ВКП(б). После принятия в институт переезжает в общежитие.

В это же время с 1932 по 1933 гг. в Московском институте востоковедения им. Нариманова  учился другой будущий руководитель Казахстана – Жумабай Шаяхметович Шаяхметов.

Московский институт цветных металлов и золота был образован в 1930 году приказом Высшего Совета СНК СССР на базе факультета цветной металлургии при расформировании Московской горной академии. Институт был политехнический, в нем имелись факультеты, кроме горного, технологический и экономический. Здесь преподавали такие известные профессора, как А.Г. Бетехтин, В.Н. Котляр, В.И. Смирнов, академик Страхов, член-корресподент В.А. Николаев.     

 Лекции, семинары, практические занятия, общежитие – все как у обычных современных студентов. Стипендия была небольшой – 45 рублей, потому пришлось подрабатывать, разгружая вагоны около гостиницы «Москва».  Выполняя тяжелую физическую работу, он дал себе зарок, что непременно выбьется в люди и будет смотреть на ночную Москву из окон этой гостиницы. Надо ли говорить, что до того момента, пока не построили Казахское представительство на Чистых прудах, он останавливался только в «Москве». На стипендию покупались трехразовые талоны в студенческую столовую, а оставшиеся деньги шли на развлечения, в первую очередь на театр. Особенно студент Динмухамед Кунаев любил ходить во МХАТ, став заядлым вместе с другом Бекасовым заядлым театралом. Показателен тот факт, что через много лет при встрече с артистами московских театров он поразил их назвав по памяти труппу МХАТа 30-х годов.

А из дома помощи не было. В это время в казахской степи осуществлялась принудительная коллективизация, вылившаяся по сути в геноцид казахского народа. 

Нахождение в Москве в этот тяжелейший период жизни республики и страны следует отнести к расположению звезд к молодому Динмухамеду. Коллективизация привела к катастрофическим последствиям – около 40 % казахского населения погибло или было вынуждено покинуть родину. Только через 40 лет республике во главе с Д. Кунаевым удастся приблизиться к тем цифрам. Сведения о крайне тяжелом положении народа доходили до московских студентов. Динмухамед Ахмедович получал письма от родителей, в которых рассказывалось об огромных бедствиях жителей аулов и сел, страдающих и погибающих от голода. О масштабах развернувшейся беды он мог судить сам, когда приехал к родителям на каникулы в село Тургень Алма-Атинской области и проходя пятимесячную практику на Коунрадском руднике. Здесь в 1932-1933 годах множество людей погибло от голода в селах Балтабай, Маловодное и в аулах района [9 с. 17].

После защиты дипломного проекта на тему: «Проект разработки Коунрадского месторождения медных руд на базе данных последних разведок» с оценкой отлично ему присваивается квалификация горного инженера  по эксплуатации рудных месторождений. Д.А. Кунаев получив диплом  распоряжением Наркомата тяжелой промышленности СССР направляется на Коунрад-Балхашскую стройку, где и начинается его многолетний трудовой путь. 

Список использованных источников: 

1. К.К. Канафин. Райымжан Марсеков. Формирование мировоззрения. Общественно – политическая деятельность (1879 – 1922). Автореф. дисс. к.и.н., Алматы, 1999 – 30 с.  

2. Н.Н. Назарбаев. Консолидирующая роль казахов – с. 5-35// Қазақ альманағы №01, 2009 – Алматы, 2009 – 256 с.

3. К. Ясперс. Смысл и назначение истории – www.historic.ru

4. М. Блок. Апология истории – www.lib.ru 

5. М.К. Козыбаев. Историческая наука Республики Казахстан// Доклады НАН, 2001 - №5 – с.96 - 102., Алматы, НИЦ «Ғылым» - 107 с.

6. О. Сулейменов. Два "16 декабря" / «Экспресс-К», № 3 (17361) от 12.01.2012

7. Д.А. Кунаев. Фотоальбом – Алматы: Алматы кітап», 2011 – с. 256

8. АП РК, фонд 708, опись 131, дело № 234 Личное дело Д.А. Кунаева

9. Кунаев Д.А. О моем времени: Воспоминания. – Алма-Ата: Дәуір, МП «Ынтымак», 1992. – 312 с.

10. М. Қонаев «Бұл сөзде өтірік жоқ бәрі де шын», Алматы, 2010 – 64 с.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение