Россия, Москва

info@ia-centr.ru

АЭФ-2012:Об интересах потребителей и национальной безопасности

25.05.2012

Автор:

Теги:
Свой-чужой на банковском рынке:
Об интересах потребителей и национальной безопасности
Будучи несколько лет назад в Эстонии, мы, группа казахстанских журналистов, обратили внимание на офисы Swedbank, которые в Таллине встречаются на каждом шагу. «Это наш крупнейший банк, он принадлежит большому шведскому банковскому холдингу», - пояснили эстонские коллеги. «А у нас все крупнейшие банки свои собственные, казахстанские», - ответили мы небрежно, втайне испытывая некоторую гордость за высокую степень самодостаточности отечественной банковской системы. Конечно, мы признавали, что разные пути развития наших финансовых рынков продиктованы многими объективными причинами, но все же.
Сегодня эта история вспоминается в связи с обсуждением нарастающей экспансии зарубежных банков в Казахстан. И особенно в свете развития Единого экономического пространства и предстоящего вступления республики в ВТО. Насколько будут конкурентоспособны казахстанские банки и другие финансовые институты в новых условиях? И выгоден ли в конечном итоге Казахстану и казахстанцам рост иностранного присутствия на местном финансовом рынке?
Представители казахстанских банков практически в один голос утверждают, что не боятся конкуренции со стороны российских и других игроков. Что здоровая конкуренция всегда идет только на пользу рынку и потребителям. Что наши банки работают на достаточно высоком качественном уровне, позволяющем достойно выступать в конкурентной борьбе. И что, в конце концов, емкость нашего рынка относительно невелика и большому количеству новых амбициозных игроков делать здесь будет нечего.
Однако казахстанские банки уже сейчас сталкиваются с рядом неприятных моментов, связанных с экспансией конкурентов из-за рубежа. Первый и, пожалуй, самый главный из них - более дешевое фондирование иностранных игроков. В чем, например, основное преимущество российских государственных банков? Во-первых, за счет больших размеров экономики и численности населения России они имеют более широкую и диверсифицированную депозитную базу, чем казахстанские финансовые институты. Во-вторых, эти банки получают постоянную поддержку государства как основного акционера (не путать с государственной поддержкой БТА и Альянса в Казахстане, которая была вынужденной мерой). В-третьих, благодаря своему статусу эти банки пользуются лояльностью инвесторов.
Второй момент, которые отмечают многие эксперты - больший аппетит российских банков к риску. Это объясняется тем, что доля проблемных кредитов в совокупном ссудном портфеле в России примерно в два раза меньше, чем в Казахстане (около 25% и 50% по оценкам S&P). Соответственно, пока наши финансисты страдают плохими балансами и вкладывают деньги только в самые надежные проекты, другие берутся за более рискованные и более прибыльные сделки, завоевывая тем самым свою долю на местном рынке.
Кстати, процентные ставки по корпоративным кредитам в Казахстане выше, чем в России, что отражает в целом более высокий уровень риска на нашем рынке. Благодаря этому российские банки могут получать более высокую маржу, так как они берут деньги подешевле в России и вкладывают их подороже в Казахстане.
Третья проблема - жесткое регулирование казахстанского финансового сектора. С одной стороны это хорошо. В то время как в России, например, только обсуждают переход на стандарты Базель-2, в Казахстане переходят на Базель-3. Наши банки уже привыкли работать в условиях более жесткого, чем во многих других странах банковского законодательства. Но с другой стороны, это снижает их мобильность, сужает свободу в принятии рисков и отчасти ограничивает в развитии.
Интересно, как будет проходить гармонизация финансового законодательства в ЕЭП.  Как было отмечено, казахстанская банковская система уже работает в соответствии с самыми современными международными стандартами. Вряд ли Россия и Беларусь смогут в ближайшее время обеспечить переход своих банковских систем на эти стандарты. Поэтому не исключено, что речь будет идти о снижении планки в Казахстане, как это уже было с таможенным регулированием. Вместе с тем, казахстанский регулятор финансового рынка на протяжении ряда лет демонстрирует исключительную последовательность в ужесточении законодательства и вряд ли захочет пойти на попятную. Очевидно, что переговоры по этому поводу предстоят весьма сложные.
Четвертый повод для беспокойства наших финансистов - разнообразие и качество финансовых продуктов и услуг конкурентов, особенно в VIP-сегменте. Возможно, при существующей емкости рынка, казахстанским банкам было невыгодно  создавать и развивать некоторые продукты и услуги.  Возможно, наши банки в тучные 2000-ные  расслабились и не считали нужным тратиться на слишком активное расширение продуктовых линеек. Но факт, что сегодня в Казахстан пришли игроки с уже готовыми продуктами и услугами, которых нет у отечественных финансовых институтов.  Кроме того, иностранные банки часто приносят с собой и  новую культуру обслуживания. Некоторые серьезные местные предприниматели предпочитают обслуживаться только в дочерних иностранных банках потому, что там нет «неформальных отношений», «откатов» за кредиты на уровне менеджеров и т. д., с чем до сих пор можно столкнуться в наших банках.
Главный аргумент во всех спорах насчет входа иностранных игроков на любой конкурентный рынок заключается в том, что это выгодно потребителям. Они получат больший выбор товаров и услуг по меньшим ценам. Но здесь есть одно «но». Мы уже видели, на примере других секторов, и других стран, что нередко более сильные игроки приходят на новый рынок, за счет своих конкурентных преимуществ выдавливают старых игроков, а потом диктуют потребителю свои условия. И не факт, что эти условия лучше, чем были раньше.
Также невольно приходит мысль о том, что будет, если завтра, скажем, шведские банки, почти полностью контролирующие банковскую систему Эстонии, сделают эстонцам ручкой. В этом смысле отечественные банки все-таки ближе к народу, чем иностранные, просто потому, что плывут с этим народном в одной лодке. Поэтому представляется вполне разумным предложение ограничить общий уровень проникновения иностранных банков в Казахстан. Насколько ограничить - другой вопрос. Но хотелось бы надеяться, что эту позицию удастся отстоять.
Справка:
Как сообщил в недавнем интервью агентству «Инфтерфакс» директор департамента финансовой стабильности Национального банка РК Олег Смоляков, сейчас в Казахстане функционируют 38 банков второго уровня, из которых 19 являются банками с иностранным участием. На долю банков с иностранным участием в целом по банковскому сектору приходится 34,5% активов, 39,7% собственного капитала и 29,4% ссудного портфеля.
Страховой рынок представлен 37 страховыми компаниями, из которых 10 компаний с иностранным участием. При этом на страховые компании с иностранным участием приходится 29% совокупных активов и 45% совокупных страховых премий.
В целом, уровень проникновения иностранного капитала в финансовый сектор с точки зрения представителя Нацбанка, достаточно комфортный. Однако, по его мнению, в рамках обязательств Казахстана по ВТО и ЕЭП существуют объективные предпосылки для роста иностранного присутствия.
Примечательно также, что в апреле 2012 года казахстанская дочка российского «Сбербанка» вышла на 6-ю позицию по размеру активов в  Казахстане. Ранее председатель правления банка Олег Смирнов в своих интервью говорил, что этой позиции казахстанский «Сбербанк» намерен достичь к 2015 году. Ежегодно российский банк поднимается на одну-две строчки в казахстанском ренкинге по размеру активов - с в  13 места в 2009 году до 6 места в 2012-м.  

Елена Дудка

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение