Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Чего копить?" или "Чего швырять?"

23.05.2012

Автор:

Теги:
У Данте в «Божественной комедии» есть описание того, как в аду сходятся в бесконечном бою скупердяи и транжиры. Одни кричат «чего копить?», другие - «чего швырять?» А мораль сей басни такова, что «кто недостойно тратил и копил, лишен блаженств».
Хорошая иллюстрация к тому, что происходит сегодня в мировой экономике. Проблема расходов, накоплений и долгов переросла сугубо экономические рамки и вышла на уровень едва ли не вопросов бытия.  Уже как минимум несколько лет ведущие ученые и политики мира не могут прийти к более или менее ясному и согласованному представлению о пути выхода из глобального кризиса, который, по сути, является кризисом существующего общественно-экономического строя.  
Одна из центральных вопросов касается как раз того, что же лучше в сложившейся ситуации - наращивать долги и поддерживать высокий уровень потребления или затянуть пояса потуже? Что будет через 5, 10, 20 лет в том и в другом случае - выздоровление или катастрофа? Означает ли выздоровление - возвращение к прежнему образу жизни, который и привел к нынешним проблемам? Дискуссия эта, в частности, нашла свое отражение на конференции по риск-менеджменту, которую не так давно провела в Алматы страховая компания «Евразия».
Так, например, директор института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг считает, что рост государственных расходов во время кризиса являлся и продолжает являться единственно верной политикой. Когда падает частный спрос, нужно заменять его государственным для того, чтобы сохранить рабочие места, производство, уровень потребления. Это чревато быстрым ростом государственного долга. Но в перспективе сохранение экономической активности должно привести к экономическому росту, росту налоговых поступлений и, в итоге к улучшению ситуации с публичными долгами.
В соответствии с экономической теорией, выброс денег в экономику должен приводить к росту инфляции. Однако, несмотря на все программы «количественного смягчения» и т. п., гиперинфляции сегодня нет. Это объясняется тем, что «деньги соприкасаются с товаром», считает российский эксперт. Инфляция, скорее всего, начнет расти в будущем, когда возобновится экономический рост, но тогда это будет уже не так страшно. Когда вы тушите пожар, заливая огонь водой, то не думаете о наводнении. Так же правительства заливают экономику ликвидностью, не боясь инфляции, отметил Гринберг. Правда, сказал он,  никто не знает точно, до каких пор может расти государственный долг. В начале 60-х, например, говорили, что когда долг Америки достигнет $1 млрд., страна прекратит свое существование. А сегодня США должны всем более $10 трлн., и ничего.
«Не нужно переживать за Америку, - заявил в интервью автору этой статьи профессор российской Высшей школы экономики Константин Сонин, - В Америке, в отличие от большинства других стран, долг номинирован в национальной валюте. И если ФРС позволит чуть большую инфляцию, то никакого долга США не будет. Европе сложнее, поскольку там одни страны занимали, а другие давали взаймы. Но в целом ЕС также может решить проблемы Греции, Испании, Италии и других должников, просто снизив курс евро. Сделает он это или нет - в этом состоит проверка Европы на единство и способность действовать как единый организм». При этом г-н Сонин считает, что сегодня инфляции, не смотря на активную работу печатного станка, нет вовсе не потому, что «деньги соприкасаются с товаром». А как раз наоборот, потому что деньги не соприкасаются с экономикой. Они оседают в банках, и не переходят в реальный сектор в качестве кредитов.
Однако многие все-таки переживают за Америку. В том числе и Советник президента США по экономике профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини. «Сегодня люди более оптимистично смотрят на США, потому что по сравнению с Еврозоной, в которой идет откровенный спад, или с Великобританией, которая уже на пороге рецессии, с Японией, где уже на протяжении 20 лет экономического роста практически нет, США выглядят лучше»,- сказал он, выступая в Алматы. Но экономический рост в Америке остается слабым и хрупким. И есть риск, что в следующем году он будет еще меньше, чем сейчас. Потому что государственный долг США необходимо сократить более чем на $1 трлн. Американцы долго тянули с этим. Однако в 2013 году, независимо от того, кто будет выбран президентом, они должны будут провести серьезные структурные реформы в налогово-бюджетной сфере. Будут сокращены различные выплаты для семей, пособия по безработице и т. д. Это приведет к снижению активности домохозяйств, сокращению объема налоговых поступлений, замедлению экономического роста. По мнению Рубини, постоянно откладывая эти непопулярные меры, США крадут часть фискальных доходов и экономического роста из собственного будущего. Если в следующем году расходы бюджета вновь не будут урезаны, рейтинговые агентства снова снизят рейтинг США, отражая накапливающиеся риски.
В Европе американский экономист в следующем году тоже не ждет улучшения экономической ситуации. Там раньше, чем в США начали сокращать государственные расходы и повышать налоги, и это уже привело к углублению рецессии.
По большому счету экономисты сегодня  пытаются выбрать меньшее из двух зол. Одно из них - продолжать наращивать государственный долг и объемы денежной эмиссии, перекладывая решение проблем на будущее и надеясь, что к тому времени все как-нибудь устроится. Очевидно, что этот путь ведет к усугублению проблем, так как государственный долг продолжает нарастать. Второе - жить в режиме жесткой экономии, сокращая государственные и частные расходы. К сожалению, и этот путь ведет к усугублению проблем, так как экономическая активность снижается и рецессия входит в новый виток.
В этой ситуации нередко звучат предсказания краха мировой экономики. Но что означает крах? Оптимисты полагают, что под крахом сейчас понимается не катастрофа, а всего лишь отсутствие экономического роста, сокращение расходов без фатального падения уровня жизни. «Когда мы, экономисты говорим про крах, то не имеем в виду то, что произошло на постсоветском пространстве в 90-х годах, - пояснил Константин Сонин. - Мы подразумеваем примерно то, что сейчас происходит в Еврозоне. Не то чтобы кому-то стало хуже, а просто все живут также как раньше, а не лучше. Например, ситуация в японской экономике считается катастрофой уже два десятилетия. Но ведь японцы не стали жить хуже, чем  в 80-е годы».
Аналогичной позиции придерживается и Руслан Гринберг, по мнению которого «рецессия 2008-2009 это детская игрушка по сравнению с той катастрофой, которая произошла в 1929-1933 гг. и особенно с ее последствиями. Гитлер пришел к власти, когда безработица в Германии составляла почти 49%. А сейчас Германия очень переживает по поводу безработицы в размере 9%. При том, что пособий по безработице во время Великой депрессии не было. А сейчас такие пособия позволяют людям, ищущим работу или не хотящим искать работу, довольно прилично жить».
Но понятие «довольно прилично жить» растяжимое. Во всяком случае, участники забастовок в Греции и Испании, лишившиеся работы или части заработной платы, своей жизнью не очень довольны. Как полагает профессор Рубини, «люди готовы идти на жертвы, затягивать пояса, но они хотят видеть свет в конце тоннеля, а именно - больше рабочих мест, увеличения доходов, выхода из рецессии. Они не будут ждать еще 5 лет, пока в Европе восстановится рост. Если этого не произойдет в краткосрочном плане, к концу этого года, социально политические последствия будут чрезмерными». Однако а сегодняшний день Европа не имеет ни стратегии роста, ни стратегии в отношении жестких финансовых мер.
По сравнению с развитыми странами, которые не знают, в какую крайность впасть, развивающиеся находятся в более выгодном положении, поскольку не успели набрать слишком больших долгов и за счет относительно низкого старта еще имеют существенный потенциал роста. Это, в частности, касается и Казахстана. Валовый внешний долг страны составляет сейчас 34% к ВВП. Сюда входит государственный долг,  долг национальных компаний, банков и корпоративного сектора (за исключением задолженности по прямым иностранным инвестициям). Непосредственно государственные внешние обязательства не превышают 12% к ВВП. Для сравнения - по словам Руслана Гринберга, в Греции только государственный долг составляет порядка 160% к ВВП, в Италии и Испании - свыше 100%, и даже в Германии - около 85%. Хотя, согласно Маастрихскому соглашению, этот показатель не должен быть выше 60%.
Кроме того, в Нацбанке и Нацфонде РК накоплены резервы в размере более $80 млрд. То есть Казахстан пока находится в глубоком тылу той войны грешников, которая описана в начале статьи. И это, считает профессор Рубини, предоставляет стране хорошие возможности для устойчивого роста в течение многих лет. Но этот рост нельзя считать само собой разумеющимся. Он будет достаточно высоким только в том случае, если произойдет ряд важных структурных реформ. В общем-то, знаменитый аналитик не сказал на этот счет ничего нового. Нужно вкладывать деньги в человеческий капитал, в образование. Развивать инфраструктуру и рыночные институты, стимулировать частную инициативу. Диверсифицировать экономику, расширять внутренние источники роста - частное потребление и инвестиции. Но, возможно, именно сейчас, когда перестраивается вся мировая финансово-экономическая архитектура, нам нужно все это усилить и ускорить, чтобы потом не было мучительно больно за то, что недостойно тратили и копили.

Елена Дудка

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение