Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Конфликтные линии парламентских выборов в Украине - 2012

17.05.2012

Автор:

Теги:

  | Сергей Белашко

Ход и исход любой избирательной кампании во многом зависят от сторон конкурентной борьбы и тем, вокруг которых ведётся основная дискуссия. Именно от грамотного выбора конфликтных линий, при помощи которых субъект политического процесса отстраивает себя от конкурентов, во многом зависят его успех и перспективы. Естественно, каждая партия и каждый политик стремится навязать конкурентам оптимальный для себя предвыборный дискурс, вынудить избирателей голосовать по тому или иному принципу.

От доминирования в кампании той или иной электоральной дилеммы зависит не только характер предвыборных дебатов, но модель структурирования политического поля, которая будет основной в сознании избирателя. По сути, речь идёт о формировании модели электорального выбора, которая оптимально соответствует достижению задач предвыборной кампании.

Артикуляция каждой из этих конфликтных линий несёт перспективы и риски для субъектов парламентских выборов. Задача руководства кампании – правильно просчитав издержки и дивиденды, выбрать оптимальную стратегию позиционирования в политикуме и избирательном процессе.

Власть – оппозиция

В артикуляции этой линии противостояния, причём с максимальным обострением конфликта, заинтересована в первую очередь «Батьківщина». Впрочем, по мере падения уровней её популярности и влиятельности всё больший интерес к артикуляции этой линии будут проявлять Арсений Яценюк и его «Фронт перемен». Даже если две наиболее рейтинговые оппозиционные партии пойдут на выборы единым списком и согласуют кандидатов в одномандатных округах, конкуренция между их руководством сохранится. Более того, по мере углубления интеграции они будут только нарастать, поскольку речь пойдёт уже не о формате межпартийного диалога, а о создании общей структуры с единой ресурсной базой и иерархией. Лучший способ ускорить интеграцию – вступить в «последний и решающий бой» с сильным противником. Навязав обществу бинарную модель парламентских выборов («Батьківщина» во главе с Яценюком против Партии регионов), оппозиционная коалиция существенно снизит шансы своих конкурентов из лагеря противников нынешней власти.

Партию регионов такой сценарий в целом устраивает. Ведь он позволяет ей не только лишний раз утвердиться в образе власти, которая «обеспечивает стабильность и экономический рост», «преодолела кризисные явления в обществе» и вообще «сильна, как никогда», но и сконцентрировать предвыборный дискурс на основной линии противостояния. Это автоматически отодвигает на обочину общественного внимания как партнёров ПР по коалиции, так и разного рода «третьи силы», способные оттянуть избирателей у правящей партии. К тому же «каноническая оппозиция», лидер которой сидит в колонии, которую сопровождают многочисленные скандалы и раздирают внутренние противоречия, хорошо подходит на роль системного оппонента. Тем не менее, Партия регионов вряд ли станет сама педалировать эту тему, ей выгоднее использовать энергию противника. Причём будет это происходить на фоне дальнейшей дискредитации оппозиции через лояльные власти СМИ.

Там же, где местная власть не обладает запасом прочности и находится в руках противников Партии регионов, последняя вполне может выступать в роли «ответственной и конструктивной» оппозиции. В масштабах всей страны это не принесёт больших дивидендов, но поможет выровнять электоральный фон и позиционироваться в качестве общенациональной политической силы.

Противиться утверждению линии «власть – оппозиция» в качестве доминанты предвыборного дискурса будут в первую очередь Народная партия Украины и Коммунистическая партия Украины, которые категорически не хотят делить электоральные издержки своих партнёров по власти из Партии регионов. Им надо максимально дистанцироваться от теряющей популярность ПР, которая многими избирателями воспринимается как «неправильная власть». С другой стороны, и НПУ, и КПУ категорически не хотят отказываться от преимуществ (в том числе и информационно-имиджевых), которых даёт пребывание в правящей коалиции. Поэтому они наверняка будут настойчиво предлагать избирателям другие модели электорального выбора, а дилемму «власть – оппозиция» постараются интерпретировать в выгодном для себя ключе, делая акцент на отдельных достижениях своих представителей во властных структурах, а также социальных и гуманитарных законопроектах.

Схожей стратегии вероятнее всего будут придерживаться баллотирующиеся в одномандатных округах Центра и Запада «крепкие хозяйственники» муниципального и регионального масштаба, которым независимо от партийной принадлежности целесообразно дистанцироваться от непопулярного правительства и неоднозначного президента, позиционируясь в качестве «народной власти». Важным фактором её успешности является уровень авторитета оппозиции в каждом конкретном городе или районе. Таким образом, конфликтная линия «власть – оппозиция» будет одной из основных, если не главной на выборах Верховной Рады. Впрочем, эта бинарная модель наверняка будет иметь множество местных вариантов. На уровне отдельных округов будут негласно складываться самые разные партийные коалиции в пользу того или иного сильного кандидата, и вопросы провластности или оппозиционности будут играть преимущественно инструментальную роль.

Настоящая оппозиция – ненастоящая оппозиция

Эта конфликтная линия по определению не может стать основной, однако она сыграет немаловажное значение в избирательной кампании 2012 года. Между оппозиционными партиями и коалициями будет идти жёсткая борьба и на национальном уровне (в ток-шоу и СМИ, во время публичных акций и дискуссий в Киеве), и на региональном уровне (с использованием фракций в местных советах и региональных СМИ), и в разрезе отдельных округов.

Основной мишенью для нападок «побратимов» будут «Батьківщина» и «Фронт перемен». Их блокирование только усугубляет ситуацию, вынуждая всех не присоединившихся к более агрессивной борьбе за симпатии протестного электората. Традиционную активность «Свободы» в этом направлении вряд ли сдержит участие в Комитете сопротивления диктатуре. Ведь все её предыдущие кампании строились на критике не столько режима, сколько «предателей идеалов Майдана» и «оранжевых олигархов». Впрочем, у Комитета сопротивления диктатуре уже появилась альтернатива в виде объединения Украинской социал-демократической партии Натальи Королевской, «Гражданской платформы» Анатолия Гриценко и Европейской партии Украины Николая Катеринчука. Не определился пока что со стратегией предвыборного продвижения и Украинский демократический альянс за реформы Виталия Кличко. Таким образом, украинская оппозиция всё более отчётливо делится на четыре лагеря, жёсткая борьба между которыми в ходе избирательной кампании неизбежна.

Особенно активно на роль истинной оппозиции будут претендовать партии, которых подозревают в сотрудничестве с Банковой. Впрочем, речь идёт не столько об использовании их в качестве спойлеров, сколько в ситуативном совпадении интересов власти и части оппозиции. На период кампании «нужная» оппозиция может рассчитывать, по крайней мере, на лояльность провластных СМИ, а возможно и более серьёзное содействие в округах, где баллотируется политики, чьё присутствие в Верховной Раде нежелательно для Банковой.

Использовать эту линию противостояния в целях собственного электорального продвижения, как это не парадоксально на первый взгляд, могут и партии, находящиеся у власти. В этом контексте стоит вспомнить термин «конструктивная оппозиция», использовавшийся в период правления Леонида Кучмы. Так, коммунисты вполне могут критиковать Партию регионов или отдельных её представителей за недоработки в социальной сфере, отсутствие результатов в заявленном повышении статуса русского языка, рост коммунальных тарифов. Сторонники Владимира Литвина в силу низкого партийного рейтинга и большей зависимости от власти вынуждены быть менее критичными к старшему партнёру, но и они могут сыграть в оппозиционность в отдельно взятых округах.

Демократические силы – авторитарный режим

Тема политических свобод, несмотря на своё относительно небольшое практическое значение, наверняка получит в ходе предвыборной кампании огромный резонанс. Во многом это связано со стратегией оппозиции, которая пытается представить своих лидеров как мучеников и жертв политических репрессий, а также всё более откровенным давлением со стороны Европейского Союза.

Слабым местом стратегии предвыборной борьбы за свободу является то, что Виктор Янукович, с которым собственно и ассоциируется авторитарный режим, личного участия в парламентских выборах принимать не будет. Возможно неучастие в выборах и Николая Азарова. Если Партия регионов выставит в качестве основных фронтменов своей избирательной кампании политиков, которые не ассоциируются у избирателей с идеями «сильной руки» и «закручивания гаек» (Александр Ефремов, Андрей Клюев, Сергей Тигипко, Борис Колесников, Раиса Богатырёва, Вадим Колесниченко, Михаил Чечетов), её оппонентам будет гораздо сложнее эксплуатировать тему политических свобод.

Дополнительным направлением артикуляции данной темы может стать критика в адрес Коммунистической партии Украины, которую идеологические антагонисты в очередной раз попытаются обвинить в преступлениях советского режима. В целом антикоммунистические настроения вряд ли заметно повлияют на итоги парламентской кампании 2012 года, однако их эксплуатация может быть эффективна в работе с рядом целевых аудиторий. Особенно полезна в плане коррекции собственного имиджа такая тактика будет для «Свободы», образ которой в глазах большинства избирателей не слишком соответствует идеалам демократии.

В то же время заметный резонанс в период предвыборной кампании может получить борьба с авторитарными тенденциями в отдельно взятых партиях (как на национальном, так и на региональном уровне). Такого рода аргументы наверняка будут озвучиваться недовольными исходом формирования избирательных списков и внутрипартийных «праймериз», на которых будут определяться официальные кандидаты в одномандатных округах. Если неудовлетворённые партийным руководством решатся вступить в парламентскую гонку на свой страх и риск, это создаст сёрьёзные проблемы соответствующим политическим силам. Весьма показательна в этом плане критика Натальи Королевской и Евгения Суслова в адрес руководителей «Батьківщини», которые названы «чекистами».

«Болтуны» – «люди дела»

Эта линия, казалось бы, касается главным образом одномандатных округов, где бизнесмены и управленцы борются с публичными политиками. Однако, судя по последним действиям и заявлениям ключевых представителей действующей власти, она вполне вероятно станет основной стратегией «отстройки» Партии регионов от своих конкурентов на всех уровнях. При этом избирателям дела правящей партии будут преподносить в максимально широком диапазоне – от асфальтирования и газификации отдельных улиц, до роста украинской экономики и замедления инфляции. Ярким примером успешности такой стратегии при грамотном и системном подходе к её реализации стала кампания по избранию Владимира Путина на третий президентский срок. Его конкуренты с чередой дебатов, митингов, заявлений, обещаний, обвинений и протестов выглядели совсем не убедительно на фоне больших и малых дел «главного кандидата», ставших в предвыборный период основными информационными поводами для федеральных телеканалов.

В украинских условиях такая стратегия тоже может быть вполне эффективной, но только в том случае, если оппозиция не сможет предложить обществу внятную и реалистичную программу или хотя бы отдельные задачи, решение которых она считает своим первостепенным заданием. Впрочем, отсутствие у противников нынешней власти единства в рядах, мощного медийного ресурса и внятной стратегии развития страны существенно снижает риски реализации властью этого сценария.

Образ «людей дела» будет использоваться не только Партией регионов и её выдвиженцами, но и дружественными властью кандидатами, баллотирующимися в одномандатных округах как беспартийные. В перспективе именно «люди дела», избранные в одномандатных округах при поддержке (по крайней мере, без жёсткого противодействия) власти, будут выполнять в парламенте функции пресловутых «тушек», безоговорочно поддерживая нужные власти законопроекты в обмен на возможность «решать вопросы». В то же время Партия регионов, так же как и «Батьківщина», наверняка будет выдвигать собственных кандидатов практически во всех округах, даже заведомо не проходных, где они будут работать на список и критиковать конкурентов в пользу дружественных «людей дела».

Главный ресурс, без которого эта стратегия позиционирования обречена на провал – системная информационная поддержка. Сообщения о добрых делах, успехах и достижениях должны поступать к избирателю по максимально возможному числу коммуникационных каналов. Поэтому оппозиции необходимо прикладывать в каждом конкретном случае серьёзные усилия, чтобы сделать эту стратегию эффективной. Наибольший успех такие действия могут принести тем представителям оппозиции, которые продемонстрировали свою эффективность в органах местного самоуправления. Впрочем, как показывает практика, такие политики часто оказываются ближе к исполнительной власти, чем к руководству партий, в которых они формально состоят.

Кстати, именно эта линия противостояния будет одной из основных во внутрипартийной конкуренции. Не секрет, что во многих округах, несмотря на то, что их границы ещё официально не определены, уже фигурирует по два-три кандидата от политической силы, имеющей в данном электоральном ареале стабильную поддержку. Это касается как Партии регионов, так и основных оппозиционных структур. Условно их можно разделить на три категории: местные партийные функционеры, дружественные предприниматели, люди из столицы. Для бизнесменов именно их список добрых дел и популярность в народе может стать основным фактором победы в кулуарных, но от этого не менее важных «праймериз». Поэтому многие из них, особенно те, кто являются депутатами местных советов, начали кампанию раньше других, справедливо полагая, что наращивание уровней узнаваемости и популярности, равно как и заблаговременное построение машины электоральной мобилизации, является серьёзным аргументом не только для избирателей, но и для собственных соратников.

Политики – неполитики («новые лица»)

В отличие от предыдущих выборов, когда профессиональным политикам противопоставляли себя успешные предприниматели или «крепкие хозяйственники», в этот раз ситуация гораздо сложнее. В обществе существует спрос не столько на повышение уровня эффективности украинской политики и государственного управления, сколько на очищение системы от коррупции. Весьма показательна в этом плане активная дискуссия о возможности прихода в украинскую политику «моральных авторитетов». Ещё один симптом этой тенденции – рост популярности самого известного «неполитика» в украинской политике – Виталия Кличко.

В одномандатных округах эту линию наверняка будут артикулировать известные спортсмены, артисты, писатели. Например, вряд ли выборы пройдут без «поющего ректора» Михаила Поплавского. Однако гораздо более интересным представляется включение в предвыборную гонку достаточно большого числа гражданских активистов, которые приобрели известность как борцы против коррупции, произвола милиции, незаконных вырубок и застроек, беспредела на дорогах и так далее. Шансы на победу у таких кандидатов невысоки, но они вполне могут навязать, по крайней мере, части избирателей, определённую модель электорального выбора. Гражданские активисты не удобны ни власти, ни оппозиции. Тот, кто привлечёт их на свою сторону, получит серьёзное преимущество. Главное не спутать их с «городскими сумасшедшими», для которых избирательная кампания – идеальное время заявить о себе urbi et orbi. Также стоит ожидать ставшего уже традиционным включения в первые пятёрки избирательных списков «свадебных генералов», ставшими успешными и популярными в других сферах, либо «кандидатов от простого народа». Опыт показывает, что электоральный эффект от этого минимален, кого в список не включай – хоть футболиста и оперную певицу, хоть доярку и комбайнёра. Однако партийным вождям этот способ привлечения голосов по-прежнему кажется вполне эффективным.

Честные – нечестные

Интенсивная артикуляция этой конфликтной линии вряд ли существенно изменит расклад политических сил в общеукраинском масштабе, но может преподнести целый ряд сюрпризов в одномандатных округах. Достаточно вспомнить 2002 год, когда в Верховную Раду сенсационно прошли Борис Беспалый, Юрий Оробец, Валерий Асадчев и целый ряд других кандидатов, которые обладали весьма скромной ресурсной базой, но имели репутацию честных политиков. Безусловно, свою роль сыграла их принадлежность к «Нашей Украине». В этом контексте можно даже говорить о своеобразной «франшизе честности», которая оформлялась публичной поддержкой Виктора Ющенко. Сегодня сложно назвать популярного политика национального масштаба, который был бы для избирателей образцом честности. Поэтому желающим эксплуатировать эту тему кандидатам-мажоритарщикам придётся полагаться на собственный имиджевый ресурс.

На эффективную артикуляцию темы честности в избирательной кампании могут претендовать как профессиональные политики, так и правозащитники, экологи, гражданские активисты. Впрочем, в сегодняшних условиях использование её в качестве основной представляется малоперспективным. Исключениями могут стать отдельные городские округа, где определённая острая проблема стала катализатором протестных настроений и основным фактором электоральной мобилизации. В целом же данная тема будет иметь преимущественно технологический характер: её можно эффективно использовать для дискредитации «нечестных» конкурентов в одномандатных округах, привлекая для этого лидеров общественного мнения с соответствующей репутацией.

В общеукраинском масштабе тему честности тактически целесообразно эксплуатировать в телевизионных ток-шоу для коррекции партийного имиджа. Впрочем, в партийных рядах не так много политиков, имеющих имидж честных, к тому же они, как правило, связаны с какой-то одной проблематикой (права человека, борьба с коррупцией, свобода слова) и пользуются влиянием только на определённые целевые аудитории.

Левые – правые

Классическая структура партийно-политического спектра в современной Украине, если и существует, то с большими оговорками. Собственно левые (Компартия) и правые («Свобода») в политикуме присутствуют, а вот со всеми остальными большие вопросы. Весьма симптоматична в этом плане дилемма, с которой несколько лет назад столкнулись Партия регионов и «Батьківщина»: куда вступать, в Европейскую народную партию или в Социнтерн. Впрочем, и с однозначно определившимися в своих идеологических предпочтениях не всё понятно. Так, сложно представить, чтобы где-нибудь в Европе правые заявляли, что их главная задача – борьба с олигархами за социальную справедливость, а левые выступали защитниками традиционных ценностей, в том числе религиозных.

В этой ситуации конфликтная линия «левые – правые» очевидно не будет пользоваться особой популярностью. Тем не менее, крайние силы политического спектра наверняка будут использовать её для более чёткого идеологического позиционирования и отстройки от «олигархов», в первую очередь своих союзников по властному или оппозиционному лагерю. В этом контексте она может повлиять и на борьбу в одномандатных округах, но там её значение будет ещё меньше, чем на национальном уровне.

Консерваторы – радикалы

Украинское общество в целом достаточно консервативно. Это в полной мере касается и политических процессов, особенно тех, которые не бросаются в глаза и определяются глубинными факторами. Не будет большим преувеличением утверждать, что конфигурация ведущих политических сил на Украине меняется быстрее, чем основные модели электорального выбора. Поэтому апелляция к здравому смыслу и инстинктам социального самосохранения в ходе парламентской кампании представляется вполне перспективной. Пока наиболее убедительно на консервативном поле позиционируется Партия регионов.

Радикализация оппозиции, которая всё более явно демонстрирует приоритетность «общечеловеческих» или «европейских» ценностей перед украинскими традициями, даёт определённые преимущества правящей партии, особенно если учесть, что характерными чертами консервативной парадигмы являются законопослушность, преемственность власти, постепенность перемен. Вполне вероятно, что конёк консерватизма постарается оседлать и Народная партия Украины, основной электорат которой находится в аграрных регионах северо-запада страны.

Консерватизм, тем более в политическом контексте, большей части украинцев является раздражающим фактором для целого ряда активных социальных групп. Впрочем, большинство граждан, вовлечённых в эти группы, относится к убеждённым противникам нынешней власти и будет выступать с соответствующих позиций по целому ряду причин, среди которых стремление к радикальным преобразования общества вряд ли является основной. Дискурс обновления общества, ускорения и углубления реформ вполне может мобилизовать и часть нейтральных избирателей, однако большинство таковых скептически относятся к государству и всему, что с ним связано, и на выборы, как правило, не ходят.

Наиболее интересная и потенциально выигрышная позиция у коммунистов. Они могут выступать и в роли консерваторов (поддержка канонического православия, выступления против купли-продажи земли, борьба против «переписывания истории»), и в роли радикалов (противостояние с фашистами и националистами, активная борьба против повышения тарифов). У «Свободы» в этом плане поле для манёвра гораздо уже, поскольку консервативную нишу на Западе Украины достаточно прочно занимают другие силы – Конгресс украинских националистов, Украинская народная партия, Народный рух Украины. Эти партии, даже имея минимальный рейтинг в масштабе Украины, вполне могут провести в парламент своих представителей по округам Галиции.

Либералы – социалисты

Данная тема будет одним из основных инструментов, используемых Коммунистической партией Украины для отстройки от своих партнёров по коалиции. Ведь противопоставлять себя «буржуинам» КПУ теперь не с руки, да и конфликтная линия «коммунисты – капиталисты» уже не даёт былых электоральных дивидендов. Кроме того, активная эксплуатация антилиберальной темы позволяет коммунистам вписаться в общеевропейский дискурс, что имеет важное значение в контексте коррекции партийного имиджа.

Задача коммунистов существенно облегчилась с переходом Сергея Тигипко в Партию регионов. Теперь либеральной вектор политики правящей партии получил персонифицированный образ, то есть стал более удобной мишенью для критики сторонников социалистического пути развития. В то же время для Партии регионов поглощение «Сильной Украины» в этом контексте несёт ряд значимых рисков. В частности, оно уже стало фактором обострения внутрипартийной дискуссии, в которой либеральный курс Тигипко подвергли критики региональные лидеры ПР.

Богатые – бедные

Традиционно эту линию используют левые силы. Впрочем, после пика популярности во второй половине 1990-х украинские левые находятся в затяжном кризисе и вряд ли окажут существенное влияние на формирование основного течения (mainstream) кампании. Доминировать в этом дискурсе очевидно будут коммунисты – единственная левая партия из представленных в Верховной Раде. Присутствие во власти требует от КПУ новых акцентов в артикулировании старой темы. Огульная критика в этот раз не пройдёт. Поэтому ставка, очевидно, будет сделана на достижения парламентской фракции КПУ и депутатов местных советов в базовых регионах в деле социальной защиты населения, с особым акцентом на заботу о нуждах целевых электоральных групп.

Тему богатства и бедности также попытаются оседлать оппозиционеры, которые в силу разных причин не могут или не хотят делать основной упор на противостоянии власти. Наиболее показательна в этом контексте активность Украинской социал-демократической партии, у руля которой встали Наталья Королевская и Евгений Суслов. Не останется в стороне и «Свобода», которая наверняка продолжит критику «оппозиционных олигархов», уже не раз доказавшую свою эффективность в борьбе с «друзьями-соперниками».

Основная технологическая проблема, с которой неизбежно столкнутся в ходе избирательной кампании «защитники сирых и убогих»: как убедить избирателей в том, что представлять интересы бедных в парламенте должны политики, которых к этому классу не отнесёшь даже с большой натяжкой. Ведь за исключением Компартии и «Свободы» практически все хоть немного популярные партии Украины имеют ярко выраженный буржуазный характер. Впрочем, проблема эта при грамотном построении системы социальных коммуникаций вполне решаема. Главная задача – вовремя наладить двусторонний диалог с целевыми электоральными группами, найти и чётко обозначить точки соприкосновения интересов политиков с потребностями социальных низов.

Сознательные граждане – несознательное население

Над тем, чтобы навязать украинскому избирателю такую модель политической идентификации в этнокультурном контексте, давно и активно работает Всеукраинское объединение «Свобода». В этом же направлении сосредоточена активность и других националистических сил, однако в силу своей непопулярности они вынуждены искать формы объединения с болеё сильными партнёрами или сосредотачиваться на отдельных избирательных округах. Характерно, что при артикуляции темы национальной сознательности на общеукраинском уровне этнокультурная принадлежность «несознательных» часто сознательно не указывается. Разъяснительная работа ведётся с целевыми группами избирателей, главным образом в базовых регионах.

Тема сознательности может довольно эффективно использоваться не только в этнонациональном контексте. Она может эксплуатироваться и в других идейных парадигмах – либеральной, социальной, консервативной, демократической. В частности, идеи гражданской ответственности наверняка будут артикулировать политические силы, декларирующие свою принадлежность к либералам и демократам и вместе с тем претендующим на некую элитарность – «Гражданская платформа», Европейская партия Украины. В то же время «Фронт перемен» и Украинский демократический альянс за реформы, пытаясь привлечь на свою сторону более разнообразные и многочисленные электоральные группы, будут использовать эту тему точечно – в работе в целевыми группами предпринимателей, самозанятых, «среднего класса».

Идеи социальной ответственности могут использоваться крупными бизнесменами в одномандатных округах, в том числе и для того, чтобы придать благородный вид банальному подкупу избирателей. Одним из неотъемлемых составляющих такой «сознательности» будет демонстрация способности и готовности выступить донором в системе социального патернализма. Причём рамки такой системы вовсе не обязательно должны совпадать с границами избирательного округа. Она может строиться в отдельных населённых пунктах, составляющих электоральную базу кандидата, либо в масштабах всего региона, если амбиции требуют, а средства позволяют.

Русские – украинцы

Убедительная отработка этой линии размежевания потенциально позволяет быстро и с минимальными затратами достичь довольно высокого уровня мобилизации целевых групп электората. Однако сегодня в её артикуляции крайне не заинтересованы наиболее влиятельные политические силы. В первую очередь, это касается Партии регионов, для которой стратегически важно позиционироваться самой русской партией Украины и при этом находиться в идейных рамках украинского патриотизма. В случае эскалации противоречий между двумя основными этническими группами Украины правящая партия неизбежно потеряет этот очень функциональный имиджевый статус и столкнётся с очень серьёзными проблемами в плане политического позиционирования. Для профилактики этого крайне нежелательного для Партии регионов сценария власть наверняка постарается ближе к выборам сделать традиционные реверансы в сторону русских. Одновременно любые попытки «раскачивать лодку» будут пресекаться с демонстративной жёсткостью. В качестве примера достаточно вспомнить выдворение из Крыма Юрия Мешкова. Возможно, будут сделаны отдельные исключения в городах, где уровни национального самосознания и политической активности русских достигают критического уровня (Севастополь, Одесса), но эти исключения только подтвердят общее правило.

Украинские националисты, как отмечалось выше, публично будут артикулировать свои идеи и проводить размежевание социума не по этническому признаку, а по другим, менее одиозным критериям – лингвистическому, историческому, идеологическому, внешнеполитическому. То есть, в качестве врага будут выступать не русские как таковые, а «украинофобы», «русифицированные манкурты», «пятая колонна», «агенты Кремля», «проимперские силы». Однако в непубличной работе с целевыми группами электората именно русские (в разных трактовках этого понятия) будут подаваться как основной враг.

Европейцы – «совки»

Эта тема будет артикулироваться как оппозицией, так и разрозненными претендентами на статус «третьей силы». При этом последние представляют угрозу больше оппозиции, чем власти. Ведь тезис о том, что все парламентские партии одинаковые подрывает всю стратегию противостояния «Добра» и «Зла», на которую делают ставку сторонники Юлии Тимошенко. Не случайно в штабе «Батьківщини» такое большое внимание уделяется борьбе с «противсіхами».

Партия регионов, в свою очередь, заинтересована в том, чтобы европейская тема в предвыборном дискурсе не выходила за рамки обсуждения вопросов внешней политики и европейской интеграции. Это отвечает интересам и её партнёров по коалиции – КПУ и НПУ. Поэтому власть постарается общими усилиями максимально дистанциировать данную тему от проблемных моментов внутренней политики (коррупция, в том числе политическая, произвол силовых структур и судов, ухудшение климата деловой активности).

Артикуляция европейской темы неизбежно выйдет за рамки разносторонней борьбы с советским наследием и повлечёт за собой жёсткую дискуссию о критериях европейскости в украинских реалиях. В итоге на повестке дня окажутся проблемные вопросы миграционной политики, расовой нетерпимости, защиты прав меньшинств.

Весьма симптоматично в контексте данной темы возникновение целого ряда полуформальных объединений украинских европейцев. Несмотря на неорганизованность и доминирование активности в социальных сетях над реальными действиями эти сетевые структуры в ходе избирательной кампании могут стать достаточно эффективным инструментом публичной дискредитации одиозных политиков «старой закалки».

Молодые – старые

Эта конфликтная линия, скорее всего, будет носить вспомогательный характер. Однако нельзя исключать и того, что буквально накануне избирательной кампании появится партия, которая станет педалировать тему кардинального обновления и омоложения власти. Достаточно вспомнить Команду озимого поколения или партию «Вече». На данный момент наиболее вероятно, что эту тему попытается разыграть УСДП, ребрендинг которой её молодые амбициозные лидеры проводят под новым, причём довольно странным, названием Партия Натальи Королевской «Украина – вперёд!».

Ещё один сценарий актуализации темы молодости – провал договорённостей между «Батьківщиной» и «Фронтом перемен». В этом случае Арсений Яценюк вероятнее всего сделает акцент на позиционировании себя и своих сторонников как молодой силы, миссия которой – системное обновление украинского общества.

Следует отметить, что парадигму модернизации давно и основательно эксплуатирует Партия регионов. Появление на этом поле конкурентов крайне нежелательно для правящей партии, которой «строительство новой страны» не только приносит определённые имиджевые дивиденды, но и служит (по крайней мере, теоретически) плацдармом для электоральной экспансии. В случае же, если тема молодости окажется на вершине электорального дискурса, ПР окажется в незавидном образе «старого режима» (ancient regime). Это неизбежно станет мощным фактором мобилизации противников власти, а кроме того может стать дополнительной причиной оттока голосов от Партии регионов к её союзникам. Поэтому власть приложит максимум усилий, чтобы избежать подобного сценария и самой позиционироваться в качестве двигателя прогресса и модернизации.

В качестве дополнительной имиджевой характеристики молодость может использовать Всеукраинское объединение «Свобода». Эта партия традиционно делает ставку на молодёжь, рассматривая продвижение на соответствующие целевые аудитории в том числе и как инструмент электоральной экспансии на Восток Украины. Впрочем, сотрудничество «Свободы» со студенческими организациями и футбольными фанатами было довольно неоднозначным. Поэтому она вряд ли может рассчитывать на существенный рост популярности за счёт усиленной эксплуатации темы обновления власти.

Технологически данная тема будет использоваться в одномандатных округах, где будут баллотироваться региональные лидеры парламентских партий подходящего возраста, а также представители молодого поколения бизнес-политических семейств. Её же могут эксплуатировать кандидаты-спойлеры, которые будут отбивать голоса у политиков старшей возрастной группы.

Восток – Запад

Сегодня в украинском политикуме эта тема не пользуется большой популярностью. Ни власть, ни оппозиция не хотят территориально ограничивать свою электоральную экспансию. Однако с приближение дня голосования ситуация может кардинально измениться. Как показала история предыдущих национальных избирательных кампаний, размежевание на Восток и Запад, причём не в территориальном, а в цивилизационном контексте, является мощным, а при правильном использовании и очень эффективным инструментом электоральной мобилизации.

Эксплуатация этой темы имеет смысл только в масштабе всей Украины. Именно поэтому для её артикуляции необходим доступ на столичные информационные площадки, в первую очередь политические ток-шоу на национальных телеканалах. Крайние политические силы наверняка постараются застолбить себе нишу выразителей интересов Востока или Запада. Однако ведущие партии объективно не заинтересованы в этом и наверняка постараются минимизировать артикуляцию этой конфликтной линии, в крайнем случае, перевести электоральный дискурс на смежные темы.

Россия – Европа

Эта дилемма будет навязываться украинскому избирателю оппозицией, делающей ставку на «умеренно оранжевый» электорат. При этом акцент будет сделан на критике власти как несоответствующей европейским стандартам и неспособной обеспечить провозглашённую стратегию европейской интеграции. Партия регионов, в свою очередь будет подчёркивать, что и Россия, и Европа одинаково важны и нужны Украине, пытаясь избежать электоральных потерь, неизбежных, если существенная часть избирателей всё-таки будет определяться, за кого проголосовать, выбирая в данном формате.

Не исключено, что ближе к выборам станет отчётливо заметна конкуренция за звание самой проевропейской и самой пророссийской партии между политическими «тяжеловесами». Пока же такого рода конфликты происходят между заведомыми аутсайдерами парламентской гонки. Впрочем, последние с завидной регулярностью предпринимают попытки вовлечь в дискуссию парламентские партии. С приближением выборов эти попытки могут получить (и наверняка получат!) серьёзное ресурсное, в том числе информационное, обеспечение.

Степень эксплуатации данной темы в ходе выборов Верховной Рады во многом будет зависеть от внешних факторов. События в России и Европе, политические решения их лидеров, характер социально-экономических процессов, возможные форс-мажорные обстоятельства (террористические акты, резонансные преступления, коррупционные скандалы) могут существенно изменить общий информационный фон её артикуляции. Важное значение также будут играть отношения России и Европы с Украиной, которые, как показывает новейшая история, могут преподнести немало сюрпризов.

Местные – «залётные»

Эта конфликтная линия может стать одной из основных в одномандатных округах за пределами мегаполисов и их окрестностей. «Парашютисты» из столицы и ряда славных регионов могут едва ли не в последний момент поломать планы и договорённости местных элит. Фактор укоренённости будет играть определённое значение в процессе принятия решений о выдвижении в округах кандидатов от основных партий. Однако, как показывает практика, решающими в итоге оказываются финансовое благополучие кандидата и наличие у него «высочайшего благословения», а не его прочные связи с населением округа. Естественно, такой форс-мажор вызовет энтузиазм далеко не у всех «аборигенов», многие из которых имеют собственную ресурсную базу, статус депутатов местных советов и налаженные контакты с избирателями.

Эксплуатация чувств местного патриотизма при грамотной информационно-имиджевой работе может дать серьёзную прибавку голосов, но только тем политикам, кто действительно сможет стать своим для избирателей определённого округа. Здесь эффективным инструментом борьбы за умы и сердца может стать стратегия малых дел для большого числа узких целевых групп электората. Но в любом случае эта конфликтная линия будет наиболее результативна как дополняющая основную тему электорального дискурса.

***

Правильно выбрать оптимальную для себя тему предвыборной кампании и навязать её конкурентам – стратегически важная задача в двух действиях. Успех или провал кампании зачастую предопределяется уже выбором стратегии и главной темы, с которой кандидат или партия обращается к избирателям. Но это только половина дела. Дальше главную роль играют грамотность руководства кампании и её ресурсное обеспечение. Причём в обеспечении важнее не обилие ресурсов вообще, а их наличие в нужное время в нужном месте. В любом случае, без чётко структурированной и отлаженной системы управления избирательной кампанией самая правильная стратегия останется набором благих намерений, с соответствующим разочарованием после подсчёта голосов.

источник: Politcom.ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение