Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Современные западные академические подходы к Ирану

14.05.2012

Автор:

Теги:


 

 

 

Одной из наиболее актуальных тем в современныхакадемических дискуссиях в области политической науки и практики остаетсяпроблема развития Ирана, что связано со спецификой развития геополитических игеоэкономических процессов современности, ситуацией на Ближнем Востоке иЦентральной Азии, потенциальной ролью в этих процессах Исламской республики. Вэтой связи эксперты изучают особенности внутриполитического и внешнего развитияИрана, раскрывают различные мифы и стереотипы, оказывающие влияние на процесспринятия внешнеполитических решений по данной стране. В дискуссии активноеучастие принимают иранские эмигранты, проживающие в США.

 

По мнению иранских экспертов, Иран играет существеннуюроль в оформлении современной динамики международных отношений. Итоги исламскойреволюции и американо-иранских контактов повлияли на оформление особой иранскойгеокультуры и положили начало процессу системной секуляризации, эволюциипонятий «государство» и «национальная безопасность» в Иране, что вместе взятоевлияет на экономические и социальные способности страны в региональной иглобальной политике. Внешняя политика Ирана осуществляется на стыке сложногопересечения нескольких взаимосвязанных и взаимовлияющих факторов. Эти факторысоставляют симбиоз внутренних системных сил и проблем, присутствующих в странес 1979г. В совокупности они составляют симбиотическую парадигмувнешнеполитического анализа, лежащую в основе принятия Тегераномвнешнеполитических решений.

Анализируя ирано-евразийские отношения, иранскиеэксперты указывают на историческую обусловленность присутствия в регионе ЦентральнойАзии и Кавказа Ирана, Турции и России. В первые годы независимости ЦА странИран был занят поствоенным возрождением страны, поэтому евразийские государстване являлись в тот период приоритетом во внешнеполитическом развитиистраны.Основу интересов Ирана в отношении региона, по мнению иранскиханалитиков, составляют экономические и социо-культурные интересы. В последниегоды, однако, агрессивная миссионерская деятельность в регионе суннитоввахабитского и салафитского толка создали анти-шиитские тенденции в отдельныхчастях ЦА, что отразилось в некоторой степени антипатии  и отчужденности от шиитского Ирана.  Одновременно политическая система Ирана, егореволюционная идеология наряду с западными экономическими санкциями и ростоминтеграции Евразии в глобальную неолиберальную экономическую систему ограничилифинансовые и экономические способности Тегерана, сделали его менеепривлекательным партнером для евразийских государств, по сравнению, например, сТурцией, арабскими государствами Залива, западными странами и Россией.

Иранские эксперты подчеркивают уникальнуюцелостностьгеополитической структуры евразийского пространства. Это огромныймегарегион, включающий также Ближний Восток, Южную Азию и др. Геополитикарегиона находится в переходном состоянии. В этой связи эксперты подчеркиваютидеализацию двух аспектов современной евразийской политики: путинизм как модельведения политики на евроазиатском пространстве и региональная конкуренция. Дореволюции в Иране речь шла преимущественно об иранском, подчеркивают они, а нероссийском влиянии на регион. В этой связи высказывается сожаление по поводу отсутствияглубоких знаний об Иранев современной региональной политике, что ведет,например, как считают иранские эксперты, к преувеличению исламского фактора вТаджикистане и распространению антиисламизма на глобальной арене.

На деле революционная идеология сегодня начинаетпрепятствовать развитию Ирана. Исламский фактор в политике Тегерана – лишь однаиз переменных в рамках более широкого социокультурного контекста, влияющего навнешнюю политику Тегерана в Евразии. Данное обстоятельство не отменяет,разумеется, идеологическое измерение иранской внешней политики.Однако основойполитики становится жесткая стратегия реализации национальных интересов страны.Происходят позитивные перемены и во внешнеполитическом поведении Тегерана – он становитсяболее коммуникабелен и сотрудничает с евразийскими государствами. Партнерствовыходит далеко за рамки официальной риторики. Таким образом, сегодня Иранпереживает нормативный тренд: с одной стороны, рост светских, секуляристских, сдругой – анти-американских настроений в обществе. В Турции в свою очередь,происходят стратегические сдвиги, не всегда в пользу Запада. В перспективе, помнению иранской диаспоры в США, можно подумать какую ось они могли бы составитьв регионе.

Интересными в этой связи являются и подходы самих американскихэкспертов. Часть их анализирует, в частности, различные ошибки в западном восприятиииранских аятолл, что отражается на действиях внешнеполитической элиты ивзаимоотношениях между Ираном и Западом. Восприятие Хомейни западным обществомпрошло, по их мнению, три этапа. Первоначально он не воспринимался всерьез наЗападе в качестве лица, влияющего на курс политики Тегерана. С конца 1978г. онстал рассматриваться в качестве лидера типа Ганди, с которым необходимо вестиполитический торг. Наконец, с конца 1979г. после кризиса с заложниками у негоформируется имидж «сумасшедшего муллы». Причиной создания таких примитивныхстереотипов является, считают отдельные американские эксперты, отсутствиезнаний или недопонимание прагматизма и рациональности, политическойцелеустремленности и стратегического мышления Хомейни. Именно членыГосдепартамента США, полагают они, впервые осознали суть действий иранскихдуховных лиц. Вместе с тем никто так и не смог предопределить политическую рольислама в Иране и возникновение в стране политизированной прослойкисвященнослужителей.

            Обсуждая ирано-кавказские отношения, западные экспертыиранского происхождения указывают на два главных мифа по Ирану. Согласнопервому мифу, Иран – глобальная держава. Но возможно большую угрозупредставляет Пакистан с ядерной программой? Миф второй – экспорт исламскойидеологии.

Опровергая данные мифы, эксперты подчеркивают, чтоИран – региональная держава среднего уровня, не стремится к какой-либогегемонии, ведет антимонопольную прагматичную политику при опоре, прежде всего,на собственные силы. Во внешней политике Иран ведет так называемую «мягкуюполитику» (soft power), которую, в частности,можно наблюдать на Кавказе. Примечательно то, что часть иранских экспертов относитк барьерам Ирана на международном уровне США, ЕС и Россию. В ближайшейперспективе ожидается уход США из региона, в связи с чем Тегеран выторговываетсебе время и не собирается вести переговоры с США, считают они.

Однако, согласно мнению отдельных представителейиранской молодежи, обучающейся в США, санкции не препятствуют обмену вакадемической сфере – в американских вузах ежегодно обучается приблизительно 5тысяч иранских студентов. Вместе с этим продолжаются и двусторонние контактысреди преподавателей вузов.

Более того, войны с Ираном не будет, убежденобольшинство западных экспертов. Во-первых, это излишнее налоговое бремя дляамериканского населения. Во-вторых, нет соответствующей международнойподдержки. В третьих, война не в интересах США. В качестве примера приводится неудачаиракской кампании - повторять подобный эксперимент Вашингтон не собирается.Однако, часть американских экспертовпродолжает выступать не только заустранение санкций, но и самого режима в Иране.

В ответ другие указывают на определенный успех западнойдипломатии в отношениях с Ираноми акцентируют внимание на том, что вовлечениево внутреннюю жизнь подобных государств сомнительно, в обществах – раскол,продолжается утративший свое былое значение курс. Более того, для смены режимасовременное поколение нефункционально, необходимо разработать другой сценарий.

 Актуальным вполитической мысли Запада является и эволюция подходов Ирана к так называемой«арабской весне». В начале революционных событий на Ближнем Востоке Иран считалих результатом западно-сионистского заговора. Постепенно позиция Тегеранаизменяется. Современный сирийский кризис не только угрожает потерей наиболеенадежного стратегического партнера Ирана, но и грозит окончательно подорватьего связь с Хезболлой. В то же время поддержка режима Асада и внутренниепроблемы с демократией ставят его на одну доску с Хосни Мубареком, считаютэксперты. Как следствие, Тегеран стремится показать себя в более позитивномракурсе. Однако «арабская весна» изменяет стратегическое игровое поле Ирана, влияяна состояние внутренней и внешней стабильности. В этих условиях ядерный выборможет стать более привлекательным для Тегерана и осложнить диалог смеждународным сообществом. Со своей стороны политическая нестабильность инеопределенность в регионе может привести к росту подозрений со стороны Западаи всевозможным обвинениям шиитского режима. Переоценив влияние арабских событийна стратегическую позицию Ирана, Запад может оправдать начало военных действийпротив Тегерана, заключает часть экспертов.

Анализируя проблему возможной ядерной гонки в регионеБлижнего Востока,известные западные эксперты приходят к выводу о том, чторазвитие ядерных программ таких государств, как Иран и Северная Корея вовсе неозначает возникновение цепной реакции в виде неких каскадных явлений и эффектовдомино во внешней политике. Количественный и качественный анализ доказывает,что государства, чьи соперники распространяют ядерное оружие, имеют довольнослабые мотивы для повторения подобных действий. Тезис о том, что другие будутвслед за Ираном вовлечены в ядерную гонку, преувеличен. Процесс дальнейшегораспространения может быть управляем. В этом плане особое значение имеют, помнению экспертов, посреднические усилия в переговорах, ограничение действийстороны-поставщика, расширение гарантий безопасности, политическое давление,что в совокупности будет ограничивать подобные побудительные мотивы испособности, включая сдержанные импульсы по распространению со сторонысоперников. У США достаточно рычагов давления, чтобы не допустить такойсценарий.

С другой стороны, данные других западных исследованийутверждают, что табу на использование ядерного оружия обычно не отражаетобщественное мнение и имеет свои издержки. Эффективность его зависит от формыпервоначальной атаки, количества жертв и т.п. факторов. Обычно сильное ядерноетабу не держится долго, т.к. зависит от стратегической среды, индивидуальныхспособностей актора.

Тема Ирана затрагивается западными учеными и вдискуссиях по вопросам использования силы в международной практике. В этойсвязи отмечаются изменения масштабов и инструментов насильственной стратегии,роль в этом многонационального сотрудничества. При этом высказываются сомненияв издержках и выгодах смены режимов, подчеркивается неэффективность санкций вобычных условиях и решающая роль дипломатии. Часть экспертов считает, что Иранполучает престиж от самого факта своего существования, изоляция не сработала.Однако они признают, что санкции ограничивают функциональные способностирежима. Вместе с тем анализу реальной комплексной ситуации препятствуетиспользование старых данных.В целом западные эксперты находятся в поиске болееэффективных механизмов санкций против государств типа Ирана. При этом в центре аналитическоговнимания находится анализ механизмов распределения ОМП средигосударств-спонсоров международного терроризма.

 

Таким образом, разброс мнений в отношении Иранадемонстрирует отсутствие у Запада единого подхода в  этом направлении. Вместе с тем давление вэтом вопросе мировой общественности и иранского лобби в самом Западе,ближневосточные и афганские события наряду с западным прагматизмом и рациональностью,по всей видимости, оказывают свое положительное влияние на снижениеанти-иранской милитаристской риторики, что отодвигает на неопределенное времявойну против Ирана.  

 

 

 

Д.п.н. Юлдашева Г.И.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение