Россия, Москва

info@ia-centr.ru

История и память

09.05.2012

Автор:

Теги:

История и память

Автор:  "ВК"
История и памятьВ последние годы масштабные торжества по случаю Дня Победы, которым власти пытались придать интернационалистическое и антифашистское звучание, не раз подвергались критике за излишний пафос. Нивелировать помпезность и придать празднику больше тепла помогают воспоминания ветеранов. Чем дальше уходят страшные военные годы, чем меньше остается среди нас бывших солдат Великой Отечественной, тем более причудливые формы обретают интерпретации событий того периода. Что мы должны знать о той войне и ее героях? Как нужно учить подрастающее поколение, чтобы внуки и правнуки воинов-победителей могли защитить память советских солдат в словесных баталиях, которых с каждым годом становится все больше - и, что особенно настораживает, разногласия возникают в странах постсоветского пространства? Об истории и дне сегодняшнем говорят участники видеомоста Москва - Киев - Кишинев - Ереван – Астана.

«Я сам был призван в августе 1942 года. Провел полтора месяца в подготовке по боевым действиям и был отправлен на фронт эшелоном 261-ого стрелкового полка, 310-ой стрелковой дивизии в направлении Ленинграда, Ленинградской блокады. Наш полк прибыл в Ленинград в течение 10 дней. В срочном порядке нас перебросили на ликвидацию Сталинградской битвы. Я попал в 62-ю армию под командованием генерала Василия Ивановича Чуйкова. Нашей армии дали задание охранять тракторный завод и завод "Красный Октябрь", чтобы немцы не захватили эти заводы. Мы не допустили немцев к этому заводу. Конечно, война есть война, жертвы были и с их, и с нашей стороны. Но все же мы выдержали натиск немецко-фашистских захватчиков, одержали победу», - говорит ветеран из Армении.

«Мне было 17 лет, я учился на третьем курсе техникума, - вспоминает другой армянский ветеран. - Меня призвали в армию, в артиллерийскую часть в 1943 году. 23 февраля приняли военную присягу, оформили артиллерийский дивизион и направили к городу Ростову. В 1943 году наши войска ждали основной удар с юга, где Германия сконцентрировала силы против Советского Союза, чтобы полностью ликвидировать обеспечение войск Советского Союза. От Батайска до Ростова, в 25 километрах идут мосты через Дон. Они решили полностью ликвидировать эти мосты, чтобы исключить обеспечение войск и окончательно победить. Советский Союз был полностью в курсе дела, было принято все возможное, и от Ростова до Батайска были сконцентрированы все силы. Раньше там была Нахичевань, населенная армянами, там был наш аэродром и наши самолеты И-16, маленькие в то время. 7 или 8 июня началась атака. 350 мессершмиттов, 86-87 юнкерсов и 90 сопроводительных истребителей. Они шли на Ростов и из Ростова в Батайск для того, чтобы вывести мосты из строя. Началась стрельба, и мы не допустили (я был тогда артиллеристом, командиром орудия), чтобы они подошли. Только лишь в Батайске в один из наших батальонов было прямое попадание бомбы, машины вышли из строя, погибло много людей. Остальные в этой схватке… Мы сбили семь могучих самолетов, один из которых сбил наш боевой расчет. У нас были 37-миллиметровые, 40-миллиметровые советские пушки… Мы сбили их и не дали врагу вывести их из строя. Мы готовились к контрнаступлению и сдержали.
В дальнейшем наш отдельный артиллерийский дивизион был переформирован в отдельный артиллерийский полк. В полк, где было 16 отдельных дивизионов, в городе Саратове, и нас переправили для освобождения Украины. Ровно, Луч, Дубно, Львов, Киев - это пространство было полностью покрыто воздушными операциями, которые мы выполняли. Участвовали при освобождении этих городов. Немцы уже потерпели большое поражение и крах, уже отступали, в то время как мощность советских войск ежегодно прибавлялась».

«Проходят годы, десятилетия, время стирает из памяти поколений подробности смертельной схватки, в которой в первой половине XX века советский народ отстоял свободу и независимость не только своей родины, но и будущее мировой цивилизации, - говорит полковник в отставке Вячеслав Басалин. - Не останется в живых участников этого великого сражения, но будущие историки, ученые, писатели, художники, композиторы еще очень долго будут приковывать свое внимание к Великой Отечественной войне советского народа».

Михаил Мягков, заведующий Центром истории и геополитики Института всеобщей истории РАН
Это действительно наша общая победа, за которую мы заплатили огромную цену. 26,5 миллионов наших солдат, гражданских людей, простых людей погибло на этой войне, отдав жизни за победу. Это была очень великая цена. Мы должны беречь эту память. Если мы не удержим эту память, если мы ее забудем, то невозможно будет дальше жить и существовать как единое целое, как некоторая историческая общность, которая раздавила фашистскую чуму, самую грозную опасность, самую смертельную опасность для всего мира, которая существовала в двадцатом веке, да, и думаю, за всю историю человечества. Необходимо подчеркнуть, что мы воевали не просто с Германией, мы воевали с объединенными силами всей фашистской нечисти, которая с Германией подчинила себе всю Европу. Это не просто немцы, это и фашисты, которые воевали на стороне Италии, на нашей территории была даже испанская дивизия.
Эту память мы должны беречь и беречь все те страны, которые сегодня являются независимыми, но в годы войны воевали вместе. Мы должны помнить, что в Брестской крепости воевали люди большого числа национальностей. Там были русские, украинцы, белорусы, чеченцы, армяне. Они первыми вступили в схватку с фашистами, которые напали на нашу землю. Немцы понесли там 22 июня наибольшие потери. Именно там, в Брестской крепости был многонациональной гарнизон, который отразил первый удар. Мы должны с вами помнить о том, что наши союзники, я имею в виду США, смотрели на нас, на Советский Союз как на единственную силу, которая была способна спасти и их самих. То есть США и Великобритания. Черчилль когда-то в 1942 году высказал мысль перед Гарриманом (Уильям Аверелл Гарриман – сначала спецпредставитель президента США в Великобритании и СССР, с 1943 года год посол США в СССР) о том, что, да, в 1940 году - Франция, в 1941 году - Советский Союз, в 1942 году - Великобритания, а в 1943 году - США. Он имел в виду, что, если бы мы пали, если бы Советский Союз не удержался, то за ним последовали бы и Великобритания, и США. И весь мир покрылся бы черно-коричневой краской.
Сегодня вспоминая те события, мы пытаемся найти общие точки соприкосновения, найти общие темы с нашими братьями, братскими историками и коллегами в Белоруссии и на Украине. Мы подготовили книгу "Страна в огне, 1941 год". Это первый, я бы сказал, опыт нашего совместного исследования, основанного на архивных документах и воспоминаниях, на недавно открывшихся документах, как у нас, причем и армейских, и фронтовых документах, и документах спецорганов, так и украинских, и белорусских документах. Этот опыт, как мне представляется, был вполне удачным. До конца не верили, что эта книга выйдет, не только у нас, но и в Белоруссии и на Украине: слишком много было препятствий, различных политических мнений на этот счет. Мы отбросили в сторону политику и объединились в главном: нам необходимо рассказать правду о войне, какая бы страшная она не была. А ведь мы знаем, что только в одной Украине за годы войны в армию было призвано 6 миллионов человек, и каждый второй из них погиб. Эти цифры должны знать сегодня, на мой взгляд, российские школьники, так же как и украинские школьники должны знать о том, какие тяжелые битвы проходили под Москвой и под Сталинградом, о том, что в доме Павлова и русские, и украинцы, и белорусы, и люди других национальностей защищали тогда общую родину. Когда мы это поймем, тогда нам будет легче двигаться дальше, дальше развивать наше сотрудничество и вместе жить в этом непростом мире, в котором очень много угроз, огромное количество угроз.
Мне также приходит на ум такой момент: 1945 год, май, огромное количество немцев уже попало в наш плен, остальные бегут к союзникам. Что удивительно, среди тех немцев, которых брали в плен наши солдаты в тот момент, никто не думал бежать. То есть побеги с их стороны были минимальными. Почему так? Почему, когда в 1941 и 1942 году брали в плен советских солдат, у огромного количества людей первая мысль была бежать из немецкого плена и скорее обратно вступить в армию, в советскую армию? Почему немцы не бежали? Да потому что дух наших солдат был намного выше. Немцы были морально подавлены, они знали, что в любом случае, даже если они убегут, они будут пойманы. Этот момент, мне кажется, очень важен для понимания духа и морального состояния наших солдат в тот период.
Как мы встречали 9 мая? Наши войска в Берлине, наши войска в Австрии… Архивные документы также позволяют нам раскрыть этот момент. Мы тогда встречались с союзниками. Были праздничные столы, были различные пресс-конференции. Что удивительно, и англичане, и американцы обязательно первый тост поднимали за советского солдата, за советское командование, за Сталина. Причем, за Сталина тост поднимал и родственник нового президента США Трумэна, его племянник, который находился тогда в американской армии - «тост за президента, премьер-министра и руководителя Советского государства». Это не казалось тогда чем-то странным, это было логично. Было логично то, что мы победили в этой войне и что мы должны жить в мире. Но история показала, что дальше началась холодная война и новые противоречия между нашими державами. Но память о той встрече на Эльбе, память о нашем совместном фронтовом братстве осталась и остается сегодня во всех странах, которые воевали в антигитлеровской коалиции.
Если бы в 1941 году у нас не было бы на фронте под Москвой Жукова, если бы Чуйков не оборонял Сталинград, а были бы прославленные, может быть, полководцы, которых имела Америка или, например, Великобритания – я сейчас не хочу умолять достоинства ни Эйзенхауэра, ни Монтгомери, - смогли бы они отстоять эти города? Мне представляется, что нет. И не только потому что наши полководцы были талантливыми, но наши полководцы постоянно помнили и знали, что за ними стоит многонациональный народ, единая страна. Они знали, что, если они сдадут позиции, то новые миллионы людей попадут под вражескую оккупацию, во вражеский плен. Они знали, что они защищают свою родину. Я хочу, чтобы дух защиты нашей родины оставался во всех странах: и в России, и в Белоруссии, и на Украине, и в Молдове, и в Армении, и в Казахстане. Чтобы традиция защиты своего государства оставалась и сегодня, чтобы мы встречали с вами сегодня новые существующие вызовы современности вместе и единым целым. Когда мы будем вместе, мы станем тем кулаком, на который ни один враг никогда не покусится.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение