Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Афганистан глазами западного академического сообщества: уроки, выводы и рекомендации

04.05.2012

Автор:

Теги:


В преддверии предполагаемого вывода миротворческих сил с территории Афганистана в научной среде Запада активно обсуждаются последствия, уроки на будущее и возможные перспективы афганской войны. В этой связи здесь представлен обзор основных направлений академической мысли по последним событиям в Афганистане. 

Так, западные ученые провели стратегический анализ афганской кампании в период 2004-2009гг. на базе количественных данных (свыше 75 тыс документов), представленных Wikileaks по Афганистану. Эмпирический анализ данного периода показал, что попытки сотрудничать обычно благоприятствуют росту сотрудничества, в то время как жертвы среди населения снижают уровень сотрудничества. Смерть повстанцев  мало влияет на уровень сотрудничества, напротив, задержание под арест создает шансы для роста объемов сотрудничества. Как далее показывает проведенный анализ, сотрудничество стабильно возрастает с началом деятельности Б.Обамы. В целях достижения успеха, считают поэтому эксперты, необходимо создать такую среду, которая бы минимизировала зону охвата конфликта и повышала тем самым уровень сотрудничества. Такая среда может быть создана на основе эффективного сочетания военных и невоенных мер.

Параллельно изучаются причины сопротивления внешней оккупации в Афганистане в 2004-2010гг. По мнению экспертов, бедность, территориальная принадлежность и национализм, факторы, предположительно влияющие на возникновение мятежей, малоэффективны при объяснении сферы действия и охвата случаев сопротивления. Близость к Пакистану также не играет непосредственной роли при прогнозировании случаев насилия. Сопротивление, по-видимому, мотивировано главным образом нарушением баланса политической власти

 и жертвами среди населения. Национализм не является главной причиной сопротивления, главной целью для повстанцев является не только вывод миротворческих сил из страны, но установление исламского режима, в результате чего после вывода войск из Афганистана ожидается продолжение нестабильности. 

В качестве наиболее вероятного отмечает следующие последствия войны в Афганистане: 

1) Нарушение баланса политической власти, что может привести к эскалации насилия и смещению политических институтов внутренними политическими силами.

2) Политическая дислокация приведет к росту сопротивления, но его подавление может вызвать рост рекрутирования новых мятежников. Два указанных фактора взаимосвязаны.

3) Несущественность экономического фактора означает, что программы реконструкции страны и экономического развития не снизят объем нестабильности. Необходимы сильные нормативные и гуманитарные причины ускорения экономического развития, но они не могут рассматриваться в качестве панацеи от текущей нестабильности. 

4)  Демократизация может стать дестабилизирующим фактором, если она ведет к политической дислокации и порождает мародерство. 

5) Необходимо продолжить переговоры и политическую адаптацию к текущим реалиям, чтобы ослабить силы мятежников и оторвать от них более умеренные элементы.

В качестве выводов отмечается, что 

- интервенционисты должны реагировать на то, как их политика влияет на динамику местной политической жизни, не исключена при этом политическая дислокация, но его социальные последствия могут быть вполне управляемы; 

- роль репрессий на территории Афганистана подтверждает правомерность доктрины армии США по проведению карательных акций против повстанческого движения, которая гласит о необходимости защиты граждан как способе получения, или минимального поддерживания, внутренней поддержки. 

Наряду с этим исследуются результаты эффективности программы государственного строительства в Афганистане на основе стратегии COIN (антиповстанческая стратегия). В этой связи изучается также действие в стране Программы реагирования командующих на чрезвычайные ситуации (CERP). В целом коррупция, нестабильность и неэффективное управление препятствуют, считают аналитики, достижению целей стратегии  COIN, а результаты деятельности программы CERP могут лишь в ограниченной степени быть обобщены для использования в схожих ситуациях в силу специфики Афганистана. Проекты CERP отличаются от других проектов развития по своим масштабам,  механизму отбора проектов. Персонал, в основном военные, не обладает необходимыми знаниями в вопросах экономического развития. Финансирование проектов CERP осуществляется, главным образом, в зонах, подверженных насилию, при этом инвестирование развития более эффективно на территориях с низким уровнем насилия. Результаты исследований приводят к выводу о неэффективности в рамках программы CERP огромных вложений на повышение легитимности, расширение доступа к  электричеству и сокращение численности повстанческих атак. Анализ показывает, что только небольшое количество проектов, где собственником получаемых ресурсов являлось само население, оказалось эффективным. В этом плане успех проектов по оказанию гуманитарной помощи скорее может рассматриваться как исключение из правила.

Несмотря на в целом пессимистические оценки будущего Афганистана, западные ученые обращают внимание на две позитивные тенденции. Во-первых, возрастание расходов на безопасность привело к росту  численности избирателей на выборах в 2009 и 2010 гг., что свидетельствует о том, что цели развития могут быть достигнуты в районах, где установлена стабильность. Во-вторых, гуманитарные проекты, где материальные ценности напрямую распределяются военнослужащими миротворческих сил, предположительно более устойчивы к коррупции, нестабильности и ошибкам в управлении. Таким образом, только те проекты, которые находятся под контролем сил ISAF, могут быть эффективны. Подобные ограничения снижают количество проектов развития, однако предположительно могут привести к более эффективной реализации стратегии COIN в Афганистане. 

Свою позитивную роль в деле урегулирования конфликтов выполняет и проведение выборов, считают западные эксперты. Выборы необходимы, так как позволяют вовлечь внешних игроков, осуществлять мониторинг ситуации, наказывать или угрожать, вести к отмене или отказу от фонда помощи, членства, торговых сделок и экономических санкций, что в совокупности позволяет разработать механизм урегулирования конфликтов. 

С другой стороны, анализируется и сама логика стратегии вывода войск из Афганистана. Если интервенция начата, то ни вывод войск, ни ее продолжение теоретически (пример Вьетнама) не являются позитивным решением проблемы, считают эксперты. Совершая интервенцию, державы обычно используют договорную практику, ориентированную на сохранение того или иного лидера и обеспечение краткосрочных внутренних преимуществ за счет старых союзников на территории государства. Сохранение лидера, предположительно,  является всего лишь уловкой, цель которой ввести мировое сообщество в заблуждение и заставить поверить в то, что неэффективная интервенция завершается на деле победой. Во многих случах такая стратегия сопровождается заключением договоров до вывода войск, что делает окончание интервенции делом добровольным. Однако подобная стратегия вывода войск с целью «сохранить лицо» может быть затратной и неэффективной, она может исходить из краткосрочных внутренних интересов отдельных политических лидеров (например, в преддверии выборов). 

В этой связи возникает вопрос: стоит ли в целом сохранять репутацию? Согласно большинству исследований в данной области – нет. Соглашения, заключаемые до окончания интервенции, часто маловероятны и неустойчивы (примеры - Ангола и Афганистан), окончание интервенции в этом случае, по всей видимости, будет дестабилизирующим. 

В настоящий момент стратегия вывода войск из Афганистана остается неясной. Вашингтон постепенно приходит к выводу о том, что проблемы развития должны находиться в компетенции самого народа Афганистана, в то время как американцам необходимо концентрировать внимание на таких непосредственных региональных угрозах США, как Аль-Кайда. В то же время окончательный вывод войск не должен чрезмерно затягиваться в поисках соглашений, сохраняющих позитивный имидж США - это слишком затратно.  Выбор  стратегии «сохранения лица» будет преследовать лишь краткосрочные внутриполитические выгоды, в долгосрочной же перспективе такая стратегия вряд ли принесет дивиденды. Мотивы подобной стратегии в Ираке и Афганистане зависят от того, какое значение безопасность этих стран имеет для национальной безопасности США, подчеркивают американские эксперты. Реальные угрозы безопасности снижают возможность осуществления такой стратегии, хотя и не гарантируют наличие успешной стратегии вывода для обеспечения долгосрочной стабильности.

В этой связи существует мнение, что политика США по Афганистану на сегодняшний день остается неопределенной. Трудно прогнозировать что-либо конкретное. Многое зависит от результатов предстоящих президентских выборов в США. Только после окончательной победы Б.Обамы, что однозначно, так как республиканцы не представляют серьезную угрозу, будет разработан новый подход по Афганистану. 

Особое место в современных академических дискуссиях по Афганистану имеет и выявление причин слабого участия отдельных государств ЕС в афганской миротворческой кампании. В частности, немецкие ученые связывают этот факт с самой противоречивой сущностью концепции демократического мира наряду со спецификой политической культуры Германии. Афганская война представляет, по их мнению, «демократическую войну», цель которой сводится  к установлению в стране либеральной демократии. Немецкие эксперты называют этот феномен «антиномией (противоречием) демократического мира». Военное вовлечение Германии базируется на его поствоенной политической культуре. Немецкий путь ведения войны в высшей степени иррационален и несвязен на вид, если интерпретировать его в качестве попытки решить проблему гражданской войны. На деле же намеренно незначительное участие Германии в афганской войне связано как со слабостью мотивов участия в ней, так и ограниченными перспективами и рисками более существенного военного присутствия. Тем временем солдаты и другие жертвы войны оплачивают собой   нерешительную политику, которая не способствует установлению продолжительного мира в Афганистане, пишут немецкие аналитики.

Таким образом, западное экспертное сообщество находится в поиске более эффективных форм и методов урегулирования афганской ситуации. Пессимистические оценки и прогнозы только повышают значение афганского фактора в вопросах региональной стабильности. Итоги данной дискуссии, видимо, выходят далеко за рамки научных споров и во многом зависят от активного сбалансированного участия в решении данной проблемы всех заинтересованных сторон.

Д.п.н. Юлдашева Г.И.

 



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение