Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Холодный душ из Астаны

02.06.2008

Автор:

Теги:

 


За счет собственных энергоресурсов Украина удовлетворяет внутреннюю потребность в нефти не более чем на 20%. Поэтому поиск источников «черного золота» является одной из главных проблем государства на протяжении почти полтора десятилетия украинской независимости. Вот и во время недавнего 3-го Энергетического саммита в Киеве, президент Виктор Ющенко заявил о необходимости формирования трансрегионального энерготранзитного пространства от Каспия до Балтики. Кроме того, участники саммита подписали совместное заявление о проекте Евроазиатского нефтетранспортного коридора (Одесса-Броды). Однако, все наши теоретические построения о необходимости диверсификации поставок нефти и газа, о борьбе с «энергетическим шантажом», натолкнулись на одно «но». Для того чтобы функционировало это нефтетранзитное пространство необходимо как минимум найти нефть. Обещанных поставок Азербайджана явно будет недостаточно, чтобы заполнить украинскую трубу. Для окупаемости Одесса-Броды нужна казахская «большая нефть». А ее пока что не предвидится, хотя могло быть иначе...

А нефти все нет...

Основные нефтетранзитные магистрали, проходящие по территории Украины, транспортируют российскую нефть. Однако с каждым годом объемы поставок и транзита нефти из России сокращаются: в 2000 г. по сравнению с 1990 г. поток российской нефти уменьшился в 6 раз. Стремление увеличить независимость Украины от российского нефтетранзита заставило украинское правительство искать альтернативные пути нефтепоставок. Так возникла идея присоединения Украины к Евро-Азиатскому нефтетранспортному коридору (ЕАНТК). С этой целью еще в начале 90-х годов и началось строительство нефтетерминала «Южный» (г. Одесса) и трубопровода Одесса - Броды.
Еще в начале 1998 года МИД Украины представил план доставки каспийской нефти через Украину (танкерами до Одессы, а далее нефтепроводом Одессы-Броды с дальнейшим выходом на немецкую границу). Данный нефтепровод как участок системы поставок из Азербайджана, Туркменистана, а далее Казахстана рассматривался инициаторами его создания как инструмент утверждения Украины в качестве полновесной региональной державы.
Но нефть из Каспия так и не пришла. И причин для этого есть несколько. Во-первых, украинскому проекту продолжения Евро-Азиатского транспортного коридора было оказано жестокое сопротивление со стороны заинтересованных государств-участников европейского нефтетранзита.
Строительство нефтетерминала в Южном и нефтепровода Одесса - Броды включило Украину в конкурентную борьбу за схемы транспортировки каспийской нефти в Европу с Турцией, Болгарией, Румынией и Россией. Турция уже реализовала собственный путь транспортировки «большой» каспийской нефти по маршруту Баку - Джейхан. Кроме того, проект транспортировки нефти через Джейхан, в качестве альтернативы иранскому и российскому путям нефтетранзита, поддерживается США (Турция является членом НАТО и стратегическим союзником Вашингтона в Малой Азии). А это достаточно веское основание для Анкары надеяться на финансовое участие американских компаний в проекте.
Известно, что вокруг Каспия сосредоточены интересы ведущих операторов мирового нефтяного рынка, прежде всего США и России. Госдепартамент США активно поддерживает проект строительства нефтепровода Тенгиз - Баку - Джейхан в противовес российским проектам. В свою очередь РФ лоббировала строительство нефтепровода Тенгиз - Новороссийск - Бургас. Таким образом, главный спор между Россией и США был сконцентрирован вокруг маршрутов казахстанских нефтепоставок.
Экономическая состоятельность обоих проектов возможна лишь при условии, что через него пойдет казахская нефть из месторождений Тенгиз и Кашаган. Азербайджану собственной разведанной нефти явно недостаточно, чтобы в полном объеме загрузить трубопровод Баку - Джейхан. Вот тут ЕС и США все же удалось «уломать» Астану на обеспечение поставок.
Еще летом 2000 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявлял об отказе его государства участвовать в проекте Баку - Джейхан, настаивая на увеличении поставок казахской нефти в Россию и Украину. Однако, по мнению украинского эксперта Рустема Жангожи, «под давлением инвесторов казахстанское руководство было вынуждено пересмотреть свое отношение к реализации проекта нефтепровода Баку - Джейхан». В конце февраля 2001 года, во время встречи президентов Грузии и Казахстана, казахстанский лидер подчеркнул, что собирается оказывать политическую поддержку проекту нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан.
Казахстан заявляет, что готов подключиться к проекту, когда система заработает в полный объем. Он сможет тогда поставлять от 20 до 30 млн. тонн нефти. Этого достаточно, чтобы Баку-Тбилиси-Джейхан стал рентабельным. Но недостаточно, чтобы казахская нефть стала конкурентом российской на европейском рынке. А что касается китайского направления, то тут тоже нет конкуренции, так как Россия пока не готова начать масштабную перестройку поставок на Восток.
Однако наиболее выгодными для казахов оказались российские предложения. Казахстан в силу ограниченности собственных финансовых возможностей не может освоить свои участки Каспийского шельфа без привлечения крупных иностранных инвесторов. Таким образом, добыча нефти на основных месторождениях Каспия оказалась под контролем в основном российских компаний.
Казахстан уже договорился с РФ о том, что будет участвовать в наполнении нефтепровода Бургас - Александруполис. Кроме того, Нурсултан Назарбаев предложил российской стороне расширить возможности для экспорта казахстанской нефти по нефтепроводу Атырау - Самара (с 10 до 20 млн. т в год). Наконец, Казахстан предлагает расширить проект Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), довести его до 67 млн. т нефти. При этом Казахстан гарантирует поставку необходимых дополнительных 17 млн. тонн нефти.
Казахстан ранее заявлял о том, что заинтересован в проекте строительства трубопровода Бургас - Александруполис («Тренд»). Проект строительства нефтепровода Бургас-Александруполис обсуждался с 1993 года. Спустя 14 лет, 25 мая 2007 года, Россия, Греция и Болгария подписали основополагающее соглашение, позволяющее приступить к непосредственной реализации этого проекта. Проект стоимостью 1 млрд. евро предполагает транспортировку российской нефти от болгарского порта Бургас в греческий порт Александуполис и далее на зарубежные рынки. Нефть в данный нефтепровод будет доставляться танкерами из Новороссийска. Предполагается, что нефтепровод Бургас - Александруполис позволит снизить объем транспортировки нефти танкерами через перегруженные проливы Босфор и Дарданеллы. Протяженность трубы составит около 300 км, пропускная способность - от 35 до 50 млн. тонн нефти в год. В соответствии с соглашением, доли в международной проектной компании распределены между Россией - 51% (ООО «Трубопроводный консорциум «Бургас-Александруполис»), Болгарией - 24,5% (АО «Проектная компания - нефтепровод Бургас-Александруполис - БГ»), Грецией - 24,5% (23,5% - у совместного предприятия Hellenic Petroleum и Thraki и 1% - у государства). Обсуждается возможность, что Греция и Болгария отдадут свои 49% нефтяным компаниям, которые предоставят гарантии на прокачку нефти по этому нефтепроводу. К проекту, в частности, проявляют интерес ТНК-BP, американская Chevron и «КазМунайГаз». Предполагается, что одним из источников наполнения нефтепровода Бургас - Александруполис станет нефть, транспортируемая по системе Каспийского трубопроводного консорциума. Впрочем, мы не отметили детально еще одно направление поставок азербайджанской и казахстанской нефти - Турция, по трубопроводу ВТС. Но это весьма обширная тема, так как в данном направлении азербайджанской и казахстанской компаниями реализуются проекты по приобретению нефтехимических заводов и т.д.
Таким образом, нефти для украинского проекта Одесса-Броды у Казахстана пока не предвидится. По словам вице-министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Ляззата Киинова, реализация проекта транспортировки в Европу каспийской нефти через нефте­провод Одесса-Броды для его страны в настоящее время проблематична. Рассматриваемые варианты доставки каспийской нефти в Европу через Одесса-Броды для Казахстана слишком сложны технологически (необходимы четыре перевалки нефти по маршруту до Одессы) и экономически не оправданы. Кроме того, Астана настаивает на привлечении к проекту России. По информации еженедельника «Зеркало недели», Киинов предложил Киеву провести переговоры с Россией и проложить по ее территории связующий нефтепровод протяженностью 150 км, чтобы соединить действующие нефтепроводы и уже сегодня получить возможность доступа к ресурсу в 37 млн. тонн нефти, который может потенциально прокачать «Каспийский трубопроводный консорциум».
Ситуация с привлечением Казхстана к «альтернативным проектам» осложняется также проблемами внутриэкономического характера. Страну захлестнул мощный экономический кризис. С апреля 2007 года в Казахстане наблюдается замедление роста промышленности в физическом отношении, но оно с лихвой компенсируется трехзначными ценами на нефть. Эти же цены на нефть бумерангом бьют по инфляции, и с октября 2007 года она взлетела в годовом выражении почти до 19%. Отсюда - не только рост процентных ставок, но и падение реальных зарплат (в марте 2008 года реальная зарплата снизилась на 3% по сравнению с мартом 2007-го), а также переориентация сбережений населения с тенге на евро и другие валюты. За год продукты питания в Казахстане подорожали почти на треть. Следующие негативные явления - спад в обрабатывающей промышленности и в таких отраслях, как розничная торговля, транспорт и услуги, где идет снижение спроса. Оперативная помощь, которая сейчас оказывается банкам и строительным компаниям, может устранить накопленные проблемы данных секторов, но для того, чтобы вывести их на прежний тренд роста, стимулируя спрос, этой помощи недостаточно.
Поэтому Астана обратилась к Москве с просьбой об экономической помощи: предоставление льготного кредита в 300 млн долл. Российская сторона выразила готовность оказать Назарбаеву такую услугу. По итогам визита президента РФ Дмитрия Медведева подписано соглашение о выделении требуемых средств. А это еще больше привязывает Казахстан к России.

А могло бы быть по-другому... 

Украинские и европейские эксперты считают, что со временем удастся убедить Астану изменить подходы к транспортировке каспийской нефти. Казахстан активно интегрируется в глобальные энерготранзитные схемы и кровно заинтересован в диверсификации своих поставок в ЕС.
Да и политическая ситуация в регионе требует от Астаны более гибкой политики. В последнее время в Центральной Азии наблюдается интенсификация интеграционных процессов. Страны региона вырабатывают новый стандарт отношений как с Западом, так и с РФ. Проходит обострение борьбы за региональное лидерство между Казахстаном и Узбекистаном, усиливается влияние РФ и Китая, более четко определились приоритеты таких игроков, как ЕС и США.
В этой игре ставка необычайно высока: контроль над огромными запасами углеводородов, способными обеспечить энергобезопасность не только Центральной Азии и России, но и Европы. Тот, кто сможет играть в этой «каспийской партии», без выигрыша не окажется.
Для Казахстана характерна одна немаловажная особенность. Речь идет о готовности политического руководства государств ЦАР проявлять лояльность ко всем влиятельным внерегиональным игрокам. С одной стороны, поддерживать инициативы России по продвижению совместных энергетических проектов, формировать общее экономическое и секьюритарное пространство; с другой, - всеми силами пытаться найти обходные пути в Европу и Китай. В отличие от украинской многовекторности, которая более напоминала маятник (от Запада к России и обратно), суть центральноазиатской внешней политики можно определить так: многоуровневая лояльность. Лояльность ко всем, но на разных уровнях. В вопросах политической интеграции - к России, в вопросах энергетики - Западу и так далее. Такая политика позволяет этим странам балансировать и не попадать в «политические воронки», подготовленные РФ, Китаем, ЕС или США.
Наиболее выгодные позиции для установления своего регионального лидерства принадлежат Казахстану. Астана инициировала создание нового интеграционного объединения Союза центральноазиатских государств в составе Казахстана и Киргизстана. Казахстанские бизнес-структуры сегодня активно приобретают собственность в Киргизии, Таджикистане.
Естественно, главной целью западного вектора казахской внешней политики является председательство в ОБСЕ. В Астане подошли к этому вопросу фундаментально: наладили постоянный систематический информационный обмен со штаб-квартирой ОБСЕ. С одной стороны, казахские дипломаты приводят аргументы геополитического характера: это расширение зоны географической ответственности ОБСЕ. С другой, - перед организацией стоит задача наполнения новыми функциональными параметрами деятельности этой организации. Сейчас заявку Астаны поддерживает подавляющее большинство государств-участников ОБСЕ, Казахстан - коллективный кандидат от СНГ. Если это произойдет, то Казахстан станет наиболее влиятельным игроком в регионе.
Но для эффективной политики на Западном направлении Казахстан нуждается в стратегических партнерах в Восточной Европе. Таким партнером, при благоприятной политической конъюнктуре, могла бы выступить Украина.
Киев присоединился к проекту создания Евроазиатского транспортного коридора, поддерживаемого ЕС. Участие в этом проекте в Украине рассматривалось, в том числе и с точки зрения расширения возможности для приобретения на более выгодных условиях традиционных центральноазиатских товаров - хлопка, фосфорных удобрений, цветных металлов.
Украина также стала полноправным участником проекта TRACECA, имеющего целью связать посредством развития трубопроводных сетей, автомобильных и железных дорог, судоходных линий Центральную Азию и Закавказье с общеевропейской транспортной системой.
Увеличивается товарооборот между Украиной и Казахстаном. По итогам 2007 года он достиг 2,6 млрд долл, что на 64% больше, чем в 2006 году. Казахстан стал седьмым крупнейшим торговым партнером Украины и вторым по СНГ. Астана активно проявляет интерес к украинскому сельскохозяйственному машиностроению, химической промышленности и заинтересован в проектах совместной геологоразведки, нефте- и газодобычи. 
Кроме того, несмотря на отсутствие казахстанского президента Нурсултана Назарбаева, по итогам киевского саммита было объявлено, что Казахстан готов поставлять часть каспийской нефти для одесского нефтепровода. К 2015 году Казахстан планирует добывать около 150 млн тонн нефти в год. Примерно 90% пойдет на экспорт, поэтому Казахстану объективно нужны новые рынки сбыта. И этим нужно воспользоваться.
Переформатирование Центральной Азии началось. Пока еще нет четкого дизайна будущего региона. Своего решающего слова еще не сказали США и КНР, Россия также ищет свой путь к сердцу Центральной Азии. Но те тенденции, которые наблюдаются в странах региона, характер их отношений с Западом и Востоком свидетельствуют о готовности выйти за рамки узкого формата постсоветской Центральной Азии. Если же у Украины, зависимой от поставок газа и нефти из ЦАР, не будет надежных партнеров в этом стратегически важном для Киева регионе, страна может оказаться вообще вне этого «Каспийского пирога». Пока что Украина имеет определенные возможности работать с Казахстаном минуя Москву, Брюссель и Вашингтон. Но со временем, это «окно возможностей» может закрыться, и тогда нам не помогут никакие энергетические хартии.

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, Киев

Центр исследований проблем гражданского общества, Киев

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=41496


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение