Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Манвел Саркисян: «В Армении имеет место правовой казус, основанный на кризисе законности»

23.04.2012

Автор:

Теги:


Автор:  Беседовал Давид Степанян, Ереван. Специально для «ВК»
Манвел Саркисян: «В Армении имеет место правовой казус, основанный на кризисе законности»
Директор Армянского центра национальных и стратегических исследований, член “бригады” по демонтажу бутиков в ереванском парке Маштоца Манвел Саркисян в интервью «ВК» раскрывает суть и перспективы движения против незаконных действий властей. 

- Представители власти заявляют, что за активистами бригады по демонтажу бутиков в парке Маштоца стоят внешние силы. Кто именно? 

- Когда в Армении кто-то что-то заявляет или инициирует, общество задается вопросом – кто за этим стоит. Почему-то никому не приходит в голову, что люди просто могут собраться и что-то сделать. Это результат 20-летней политики по-армянски. В течение 20 лет армянское общество привыкло считать, что оно само ни на что не способно. Когда люди уверяются в собственном бессилии, увидев какую-либо инициативу, они первым делом задаются вопросом - если это не мы, то кто? Среди возможных вариантов перечисляется кто угодно: Россия, Запад, КГБ, ЦРУ, американское посольство, масоны. В результате, единственное явление, которое общество считает своим и никогда ни в чем не подозревает это криминал. “Черный Гаго”, “Тохмахи Мгер”, Сашик и тому подобные элементы – “свои”. И у общества никогда не возникает, к примеру, вопрос, кто дал тому же Гагику Царукяну. Если Роберт Кочарян, то кто тогда дал Кочаряну? Все, что касается коррупции и криминала общество признает своим и никогда в чем-то не обвиняет. Но там где коррупция и криминал не просматриваются, общество задается вопросом, кто финансирует этих людей.
В реальности все намного проще, так как молодые люди, стремящиеся не допустить произвола в парке Маштоца, грамотны, образованы и элементарно делают то, что их сверстники делают во всем мире. 

- Это люди, не желающие бежать из Армении, и намеревающиеся построить правовое государство?

- Да. Чтобы в этом убедиться, достаточно проанализировать их лозунг “Мы хозяева этой земли”. Они не говорят по примеру криминала - “мы хозяева этого квартала, этой зоны”, они не говорят, что им принадлежит что-то конкретное. До этих молодых ребят никто не оспаривал поползновения криминала на то, что ему не принадлежит. 

- Почему власти с таким упорством отстаивают эти злосчастные бутики? Они ведь могли одним махом решить эту проблему, тем более в преддверие выборов. Они что видят за этим движением нечто большее?

- Правящая в Армении олигархическая система основана на незаконно узурпированной собственности и национального богатства целой нации. Власть в Армении незаконна изначально, и в рамках этой философии не может быть чего-либо приватизированного или купленного законно. Подобная ситуация продолжалась годы, и все эти узурпаторы спокойно пользовались награбленным. Но люди вышли и сказали: все что вы награбили - наше, “мы хозяева этой земли”. Любое другое обвинение на этих узурпаторов не действует, вы можете назвать их бандократами, бандитами, им на это наплевать. Они себя уверенно чувствуют, прямо говоря “да, мы бандиты и все это наше”. 
Это постановка, которая осуществляется в независимой Армении впервые. Почему все это перешло в противостояние между молодежью и полицией? Потому что “бригадиры” прямо поставили вопрос перед полицейскими, требуя уйти из парка. Полицейские уйти отказались, заявив, что они не вправе судить о законности отдаваемых им приказов. Тогда мы им сообщили, что в таком случае они будут сидеть со всем своим батальоном до бесконечности и не только в парке Маштоца, а во всей Армении, у каждого незаконного бутика. Мы им дали понять, что им, либо придется смириться с неизбежным ходом событий, либо им придется просить дополнительных полицейских у Саакашвили.
Количество членов бригад со временем лишь увеличивается. Все прекрасно осознают, что эти полицейские стали заложниками ситуации, они попали в ситуацию, которая ими изначально проиграна. Общество не признает ни собственность, которую они охраняют, ни законность их действий. Мэр прячется за полицейскими, премьер прячется за мэром, а президент вообще исчез, как будто все это его вообще не касается. Хотя газеты писали, что эти злосчастные бутики строятся на средства бюджета для того, чтобы компенсировать брату экс-мэра республиканца Гагика Бегларяна другую собственность, ранее подвергнувшуюся отъему.

- Учитывая, что Бегларян – это часть договорной системы, можно ли предположить, что после нарушения незаконных привилегий его брата, начнет разрушаться вся система?

- Безусловно. Этот кризис не имеет иного разрешения. Поскольку в ответ на требования общества не нарушать Конституцию системе сказать нечего. Механизмы, на которых держится полиция, девальвировались, в результате чего полицейские превратились в матросовых, защищающих своим телом интересы олигархов. Это стало возможным лишь потому, что не работает ключевой механизм гаранта законности, президентская власть. Этот механизм парализован олигархическими договоренностями. В Армении имеет место правовой казус, основанный на кризисе законности. Решить этот кризис можно лишь на основе права, то есть, пересмотрев эту незаконную собственность, дойдя до самого гаранта Конституции. Власти были бы рады решить всю эту ситуацию одним махом, как это было сделано ими 1 марта 2008 года. Но они не могут, потому что если бы могли, то сделали бы это давно. Власти дошли до того, что выводят против народа жесткие карательные части - “красноберетников”, отнимая у них последнее оружие и делая беззащитными. 

- В чем, на ваш взгляд, заключается выход из ситуации?

- Люди должны понять, что проблема должна решаться исключительно в рамках закона. Сегодня вышло 20 членов бригады, завтра 100, послезавтра 200, потом тысячи и т.д. Ситуация невероятно серьезна, именно поэтому мы - старшее поколение - присоединились к молодежи, поняв что оставлять ее одну в такой ситуации крайне опасно. Проблема фундаментальна, поскольку защищать незаконно приобретенную собственность телами полицейских просто глупо и бесперспективно. Если общество не признает законность права на собственность в любой стране мира ни одна сила не в состоянии защитить эту собственность. Да, право на частную собственность незыблемо, но она должна быть законной, а не основываться на куске бумаги. Сейчас имеет место полный пересмотр методов борьбы за конституционную государственность.
Наша задача в том, чтобы все общество начало вести себя как хозяин своей земли. Трагедия Армении в том, что большая часть общества подчиняется незаконным решениям, незаконным выборам. Но у власти просто нет методов воздействия на человека, отказывающегося подчиняться незаконным требованиям. Вы можете его арестовать и посадить, избить, но воздействовать на него невозможно. Сегодня есть мирное неподчинение полиции, а завтра может быть мирное неподчинение судам. Это начало нового движения, когда люди перестают просить и начинают требовать. 

- Поговорим о выборах?

- А о чем тут говорить? Изменились методы, но не цель. Люди просто поняли, что закидывать бюллетени в урны пачками бессмысленно и можно обойтись без этого, действуя более изощренно. Власти утверждают, что майские выборы пройдут прозрачно, но прозрачным будет лишь то, что не имеет большого значения, то есть второстепенные факторы. Прозрачен ли индивидуальный административный террор в преддверие выборов? Нет. Его не видно, но свое дело он делает. Учителя, врачи, госслужащие подвергающиеся самой грубой форме криминального нажима. О какой прозрачности тут можно говорить? Просто они поняли, что все второстепенное и не имеющее значения можно сделать прозрачным и размахивать им как флагом. Но тот второй мир раскрывать нельзя, потому что в этом случае они все пойдут прямиком в тюрьму.

- За кого можно вообще голосовать 6 мая, если все девять политических сил - на одно лицо?

- Люди просто должны пойти проголосовать и сделать для себя вывод. Партии, принимающие участие выборах, должны ответить на один элементарный вопрос. Считают ли они, что в Армении существует механизм свободных выборов? Если нет, то они должны объяснить народу, каким тогда образом они хотят добыть в обход реальных голосов электората свои мандаты. Они этого никогда не говорят, потому что сказать не могут. Если конституционный способ получения депутатского мандата парализован, это значит, что мандат получается неконституционным путем. Это преступление, и неважно в сговоре или в отдельности. Не может же Серж Саргсян нарисовать себе 100% голосов, ему это просто не нужно. А если не нужно, то 30-35% остаются бесхозными и их надеются заполучить остальные партии. То есть идти и договариваться вовсе не обязательно, но это тоже сделка.
Итоги выборов будут зависеть от криминально-административной машины, которая диктует правила игры и распределяет голоса в соответствии с этими правилами. Людей не просто будут заставлять голосовать, их даже заставляют входить в списки партий, угрожая лишением работы, бизнеса. Это раньше людям что-то обещали, сейчас же просто угрожают. Чтобы что-то сделать, предпринять, вам нужно обязательно примкнуть к кому-то, без этого в Армении нельзя. Поэтому люди уезжают, уезжают туда, где видят возможности для самореализации. Уезжают в Сибирь, за Полярный круг, куда угодно лишь бы получить эту элементарную возможность. Изменить ситуацию может и способно лишь само общество, посредством собственных усилий, без политических партий. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение