Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Партийное "безрыбье"

23.04.2012

Автор:

Теги:

Партийное "безрыбье"
Размышления, навеянные одним слухом…

Поводом к этой публикации стали появившиеся некоторое время назад и усиленно муссирующиеся слухи о грядущем расколе в одной из главных оппозиционных "бригад" – ОСДП "Азат". И хотя де-юре такая партия не состоялась, многие наблюдатели в принципе воспринимали ее как де-факто. Понятное дело, начались вопросы, расспросы, но "азатовские" вожди, как это обычно бывает в таких ситуациях, стали все опровергать. Правда, получалось это у них не то чтобы вяловато, а слегка наигранно, что ли…

А воз и ныне там

Специфика нашей политической действительности состоит в том, что любой слух, особенно яро опровергаемый, почти всегда обречен на практическое воплощение. Видимо, так случится и на этот раз. Во всяком случае, аналитики из Института политических решений (ИПР) говорят об этом уже открытым текстом. Цитата: "Проведение общенационального курултая умеренным крылом ОСДП "Азат" фак тически подведет чер ту под расколом пар тии. Можно предположить, что решения курултая будут положены в основу ребрендинга ОСДП "Азат". В случае принятия умеренной резолюции, нацеленной на диалог с властью, не исключен выход из ОСДП "Азат" представителей радикального крыла – Булата Абилова, Амиржана Косанова и их сторонников". Звучит не то чтобы как окончательный приговор, но очень смахивает на диагноз.

Однако если попытаться оценить эту ситуацию ретроспективно, то ничего особенного, если раскол все же состоится, в происходящем нет. С точки зрения формальной логики все идет своим чередом. Рано или позд но такое размежевание должно было случиться. Да и к тому же уже всем, кроме самих оппозиционеров, давно было ясно, что пора бы уже "замесить" что-то новое, чтобы не закиснуть окончательно.

На втором "круглом столе", который ОСДП проводила в рамках подготовки к курултаю-конгрессу "За будущее Казахстана", один из ораторов сетовал на беззубость отечественного парламента. Из чего был сделан вывод: слабость парламента является прямым следствием слабости пар тийной системы. Ко не ч но, Америки оратор не открыл, разговоры об этом ведутся давно. Но самое любопытное за ключается в том, что, несмотря на все рассуждения по этому поводу, в принципе ничто и никто не меняется. Поэтому вполне закономерно возникает вопрос: а почему? И вот тут-то открывается очень большое пространство для размышлений.

Ну, с властью все понятно. Ей все эти партии только лишняя головная боль. Иногда складывается ощущение, что будь ее воля, так она вообще эту тему закрыла бы раз и навсегда, что, в общем-то, она и старается делать всеми, насколько это возможно, цивилизованными методами.

А мы хотели бы задать другой вопрос: какая политическая сила в нашем партийно-политическом пространстве представляется наиболее проблемной для существующего политического режима? Думаем, что все указывает на партию "Алга". Так и подмывает сказать "многострадальную"… Многие уже, наверное, и не помнят, сколько длится эпопея с ее регистрацией – точнее, нерегистрацией. И вот тут-то напрашивается ехидный вопрос: "А оно ей вообще надо?". Ведь, по большому счету, "Алге" регистрация-то и не нужна вовсе. Она и без того является, по сути, боевой организацией "аблязовцев", и статус гонимой для нее выгоден во всех отношениях. И в юридическом, и в бюрократическом, и особенно в политическом. Кто хочет оспорить сей тезис, пусть вспомнит политическую историю Казахстана последнего десятилетия и самые успешные политические бренды, начиная с ДВК. Список получится небольшой, но весьма характерный.

Теория и бытие

К чему мы это? Каноны классической политологии утверждают, что любая партия, в программных, идеологических и прочих документах которой отсутствует вектор, направленный на завоевание власти, не может считаться политической. Потому что для политики вообще и жизнедеятельности политической партии в частности это нонсенс. Даже беглый взгляд на программы отечественных партий показывает, что это как раз тот самый случай. Как сказали бы узкие специалисты, полнейшая клиника. А посему все наши партии есть не что иное, как банальный политический суррогат. И пусть никто не обижается.

В этом плане несколько особняком стоит самая величественная партия нашей отечественной современности "Нур Отан". Над ней можно иронизировать, ее можно обличать, в конце концов, ее можно просто не любить, но она выполняет то, что ей предначертано. Ее очень часто сравнивают с КПСС. Если попытаться вспомнить навскидку число партий, которые в свое время имели самостоятельную политическую историю, а потом как-то так плавно оказались составной частью "Нур Отана", то получится весьма солидный проспект: Партия народного единства Казахстана, Демократическая партия Казахстана, Либеральное движение Казахстана, Партия справедливости, Народно-кооперативная партия Казахстана, Республикан ская политическая партия труда, "Асар", Граждан ская партия Казахстана, Аграрная партия.

Многопартийность в Казахстане так и не смогла состояться. И многих деятелей в оппозиционной тусовке сие обстоятельство жутко раздражает. Последнее зачастую трансформируется в гневные филиппики, которые направлены исключительно в сторону Ак Орды. Хотя еще в лихие 1990-е одному здравствующему классику при писывали следующую сентенцию: "Запад собрался нас удивить мно го партийностью, да мы, казахи, всегда жили многопартийностью". Мо жет, не дословно, но что-то в этом духе.

Опять же по утверждениям экспертов казахи, как и русские, живут в ожидании царя или хана. Так вроде легче жить, отдавая все полномочия кому-то. Но поскольку мы заявили о своих демократических устремлениях, то классическая демократия такого не допускает. И, как нам представляется, именно отсюда происходят все эти перекосы в отечественном партстроительстве. Может быть привлекательной программа, может присутствовать ощутимое финансирование, но в конечном итоге все зависит от того, кто возглавляет партию. Для примера опять же вспомним недавнюю нуротановскую историю. Кто сейчас вспоминает Дархана Калетаева? Ну разве он плохо смотрелся в кресле рядом с кормчим пар тии? И разве так уж сквер но у него все получалось? Достаточно вспом­нить его интервью газете "Свобода слова" еще того, ергалиевского, разлива. А его выход на площадку "АйтPARKa" иначе чем блестящим назвать нельзя. Уж каких только вопросов ему там не ставилось, но он легко, мы бы даже сказали, играючи парировал все. Ан нет. Возобладало мнение консервативного (а может, все-таки косного?) крыла, которое посчитало, что Калетаев своей молодостью и задором принижает авторитет глав ной партии Отечества. Хотя все мы прекрасно знаем, откуда растет этот самый авторитет. Да и разве может быть иначе, когда "крышей" партии является сам глава государства?.

А что же касается других партий, то еще раз процитируем аналитиков из ИПРа: "Итоги парламентской кампании продемонстрировали кураторам партий второго уровня нецелесообразность поддержки неэффективных лидеров". Пла менный привет пар тайгеноссе Нарикбаеву…

Безликая

обыденность

Прежде чем сетовать на "сырость" или суррогатность наших партий, а также пенять парламенту на его недееспособность (а последнее обстоятельство является очень важным для нашей исторической перспективы, поскольку многие сейчас уповают на парламент скую, как вариация – парламентско-президент скую систему), может, сто ит просто задуматься: почему партии-то все-таки не получаются? А получатся ли они вообще при таком менталитете, который в массе своей ну никак не воспринимает базовые демократические ценности? (Представляем, сколько желчи будет излито на нас из оппозиционных СМИ. Ну да ладно…).

Последние россий ские события свидетельствуют, что и у наших соседей с этим есть некоторые проблемы. Но там из этого не делают трагедии, а пытаются спокойно и всесторонне анализировать природу народной "недемократичности". И делается это на очень добротном экспертном уровне. А у нас и в этом смысле опять же полный застой. Но если все же попытаться обозначить какие-то веховые моменты, то они даже в чем-то схожи. Прежде всего, самым слабым местом является почти национальная приверженность к коррупции. А основным вектором самых сильных личностных устремлений является желание сделать себе доход, не прилагая никаких усилий, используя лишь административный ресурс. В том смысле, что заставить его служить себе. И теперь самое главное. Именно такая категория наших элит и составляет административное большинство отечественных политических пар тий. Таким образом, круг замыкается очень быстро. Стоит ли после этого удивляться нашему партийному "без рыбью"?..

Нам представляется, что причины такого положения вещей кроются намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Они – в сложнейшем переплетении ментальной специфики и плохой приживаемости в нашей обыденности базовых политических категорий. В нашем обществе напрочь отсутствует такая вещь, как качество политической культуры. И если попытаться ответить на банальный вопрос "а почему?", то ответ будет очень грустным. О какой политической культуре можно вести речь, если у нас с завидной регулярностью распускаются (а если называть вещи своими именами, разгоняются) парламенты? Можно даже сказать, что это становится уже какой-то нормой внутриполитической жизни. Как может развиваться политическая культура, если единственная легитимная площадка для общенациональной политической дискуссии – а именно в этом, в общем-то, и заключается истинная роль парламента – таковой так и не стала?

Отсюда общая унылость нашего политического пейзажа. Партии не имеют политического лица. И наконец, политическая жизнь не имеет политического лица. Такая картина не столь безобидна, как может показаться. Самый простой пример – трагические события в Жанаозене. Работники и работодатели в течение нескольких месяцев не могли прийти к консенсусу. И ни один представитель политических пар тий или других претендующих на это звание групп не смог реально проявить себя в этой ситуации. Хотя с классической точки зрения именно политические партии совместно с профсоюзами должны были принимать непосре д ствен ное участие в разрешении этого трудового конфликта. При одном непременном условии: если такая партия существовала бы в реальности.

Однако у нас нет партии, которая бы защищала интересы людей труда, а еще точнее – наемного труда. Это ниша, которую в современных условиях должна занимать партия социал-демократического типа. Ну а каков уровень отечественной социал-демократии, нужды комментировать нет. То есть потребность в политических партиях как выразителях имеющихся или зреющих в недрах общества настроений в принципе как будто бы есть, а вот соответствующих им реальных партий нет. Почему? Скорее всего, потому, что политическая партия, которая не дает рядовым гражданам основы для практической реализации образа будущего, является не более чем симулякром.

С этим унылым однообразием отечественной политической жизни пора бы что-то делать. Но только кто будет этим заниматься?..

Комментарий в тему

Пора менять партийный облик страны

Гани Касымов, депутат сената парламента РК, лидер Партии патриотов Казах стана:

- Почему наши политические партии не являются дееспособными в политическом смысле?

- Начнем с того, что партийных традиций в нашем обществе никогда не было, кроме периода, когда была КПСС и существовала однопартийная система.

Второй момент заключается в том, что не учитываются ментальные особенности того или иного общества. Поскольку мы азиаты, то она и исторически, и национально имеет восточный окрас. Она не всегда совпадает с прямыми целями идеологии партий. Человек вынужден бывает раздваиваться, а нередко и ломать себя более чем дважды. Партии во многом более прямолинейны. Они в своих программах и тактике намного, я бы сказал, заземленнее, чем внутренняя культура отдельно взятого гражданина. Не каждый может впихнуть себя в русло политики какой-то партии и верить в ее установки, отказавшись от того, что в нем уже сидит исторически, на генном уровне.

Следующий аспект. Даже когда мы создаем политическое пространство, как свидетельствует мировая практика, оно охватывает не более пяти процентов населения. То есть тех людей, кто принимает активное участие в партийном строительстве. Таким образом, количество граждан, которые все наши партии в совокупности втягивают в орбиту своих интересов и практической деятельности, не превышает названной отметки. Это даже не основная часть нашего населения.

У нас в стране партийное строительство все эти двадцать лет идет в нормальном рабочем русле. У нас с десяток легитимных партий, и их место в политической структуре нашего общества закреплено на законодательном уровне. Другое дело, что у нас есть огромная проблема качественного состава партий и их влияния на общественную жизнь. Качественный состав почти всех наших партий очень рыхлый, за исключением, может быть, ведущей партии страны. Рыхлый в том отношении, что приоритет всегда отдается уже состоявшимся партиям. Партийное строительство идет неравномерно.

Я считаю, что здесь должна быть большая поддержка со стороны государства, чтобы развивать процессы партийного строительства. Кто-то ратует за двухпартийную систему. Кто-то считает, что нужна большая многопартийность. Но не нужно забывать, что мы находимся на начальном этапе партийного строительства и только начинаем прививать соответствующую культуру. Поэтому на этом отрезке нашей политической истории государство должно создавать для всех равные условия, чтобы все легитимные партии могли войти в парламент. Пусть это будет два созыва, два раза по пять лет. Но за это время партии бы укрепились. Однако этого не происходит.

С другой стороны, есть такие структуры, как Ассамблея народа Казахстана, которая имеет своих депутатов, тогда как политические партии – нет. Я не буду говорить о тех двух партиях, которые сейчас еле-еле вошли в парламент. Но мы все видим, что от их присутствия там кардинальных изменений в общественных настроениях не произошло. А вот если бы туда вошли десять партий, то это было бы похоже на мажилис второго созыва. Поэтому я думаю, что еще не поздно принять такие решения, которые изменят партийный облик страны.

- На заре суверенности в Казахстане был осязаемый политический плюрализм. Когда и куда он пропал?

- Плюрализм в нашем понимании – это нечто вроде разноцветного ковра. Это разные мнения, и чем больше оттенков и цветов, тем ярче общая палитра. Плюрализм – это достоинство любого цивилизованного демократического государства. Это возможность спустить пар от накапливающихся в обществе проблем. И наконец, это лицо страны, если она ставит цель войти в когорту развитых государств мира. Поэтому для нас плюрализм должен, по идее, стать неотъемлемой составной частью жизни.

Был ли у нас плюрализм раньше и есть ли он сейчас? Я не знаю, кто и в каких дозах может это измерить. Но хотел бы заметить, что у нас есть место для альтернативного мнения. Оппозиционные газеты издаются, проблемные моменты нашей жизни освещаются. Казахстанская действительность обсуждается с участием оппозиционных политиков на различных комиссиях по политическим правам и свободам, к примеру, в той же Варшаве. То есть все, кто чем-то недоволен, имеют возможность высказать мнение. Внутри страны проводятся "круглые столы" по проблемным аспектам нашего развития, оппозиционные силы регулярно дают пресс-конференции. Поэтому я не могу сказать, что не отражается чье-то мнение или позиция. Все проистекает в достаточно нормальном рабочем русле.

Мне понятна подоплека вашего вопроса. Те, кто говорит о зажиме демократии, на самом-то деле проговаривают все свои критические мнения. Кого они представляют сами? В их кругах также все далеко не однозначно. Идут разговоры о расколе, что косвенно свидетельствует о том, что происходят не совсем позитивные процессы. Мы все это видим, слышим. И если отдельные яркие представители что-то там громко заявляют, это же вовсе не означает, что все общество живет, горит и работает их устремлениями, в том числе и их недовольством чем-то или кем-то. Ведь в действительности это далеко не так. У нас достаточно многополярное общество, и я этому рад. Идти всем миром на поводу той или иной общественной силы было не совсем правильным. У нас сейчас есть право выбора, и люди учатся им пользоваться.

- Что нужно сделать, чтобы наша политическая жизнь стала интересной?

- Первое. Чтобы все партии, зарегистрированные Минюстом, присутствовали в парламенте.

Второе. Снизить порог регистрации партий до 500-1000 человек – с десятков тысяч, как сейчас.

Третий момент. Разрешить политическим партиям создавать предвыборные блоки.

Четвертое. Давно очевидно, что ахиллесовой пятой нашей политической системы, вызывающей многочисленные нарекания, в том числе и со стороны международных институтов, является избирательный процесс. Необходимо, чтобы представители всех партий были включены в составы всех избиркомов, начиная с ЦИКа. Чтобы раз и навсегда закрыть все возникающие вопросы о манипуляциях и подтасовках.

Все проблемные вопросы нашего развития нужно решать через парламент. Потому что именно он является лицом страны. На каждом этапе нам надо научиться уметь слушать и слышать друг друга и достигнутые соглашения доводить до парламентского решения.
Кенже Татиля

Источник - camonitor.com


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение