Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Константин Косачев и модернизация российского soft-power

28.03.2012

Автор:

Теги:
Указ Президента РФ от 25 мая 2011 г

Константин Косачев имодернизация российского soft-power.

 

Президент Медведев назначил бывшего заместителя главы комитета Госдумы РФ по международнымделам Константина Косачева главой федерального агентства«Россотрудничество». Ведомство при МИД РФ, основанное в 2008 году на ресурсахсоветских Обществ дружбы (сменивших название на «Росзарубежцентр»), за времясвоего существования подвергалось жесткой критике. Теперь Косачеву предстоит найтии задействовать более эффективные механизмы гуманитарного взаимодействия состранами дальнего зарубежья и постсоветской группой государств – наиболее приоритетномпространстве деятельности агентства.

 

По ряду причин, назначение Косачева можно рассматривать какважнейшее кадровое решение весны 2012 во внешней политике России. Осенью 2011года Косачева не было в перечне кандидатов на эту должность. Тогда, по мнениюСМИ, на вакансию претендовали: действующий замглавы"Россотрудничества" Георгий Мурадов, посол РФ в Риме Алексей Мешков,постпред РФ при ЕС Владимир Чижов, постпред при отделении ООН в Женеве ВалерийЛощинин. По большому счету, любая из перечисленных кандидатур не дала бы поводговорить о повышении политического значения этой структуры, за глаза большинствомдипломатов оцениваемой в качестве предпенсионной богадельни.

 

В чем отличие Косачева? Его нужно отнести к редкой посегодняшним российским меркам плеяде новых дипломатов: энергичных и популярныхполитиков, использующих большой арсенал коммуникации с обществом (Косачев пишетрезонансные статьи по проблемам внешней политики, ведет передачу на «ГолосеРоссии»). В этом качестве они схожи с Дмитрием Рогозиным. Правда, в отличие от новоговице-премьера по ВПК, Косачев назначен на свою должность в рамках своейпрофессиональной компетенции. Согласно ряду источников, обсуждалась егокандидатура на пост главы МИД. И хотя Лавров при президенте Путине будетчувствовать себя вне конкуренции, для Косачева назначение на должность главы«Россотрудничества» очередная ступень вверх по карьерной лестнице, а не спусквниз.

 

Какое место занимает агентство в системе внешней политики? Упрощая,можно сказать, Москва оперирует тремя группами инструментов внешнего влияния.Первая группа – это канал прямого президентского управления, включающийадминистрацию президента, правительство, ведущие государственные компании, атакже задействованные поручениями президента во внешней политике структурыкрупнейшего частного бизнеса РФ. Это «тяжелая артиллерия». Вторая группаинструментов – официальный уровень, дипломатические структуры управления в веденииМИД РФ. Они выполняют ежедневную текущую работу, поддерживают «напряжение всети», они же должны обеспечивать коммуникацию с различными слоями общества зарубежом. Третья группа инструментов – их роль как раз вытекает из функцииобщения между социальными и общественными структурами: организацияобразовательной, научной, студенческой, культурной коммуникации в широкомсмысле. Собственно это и есть сфера деятельности «Россотрудничества» какфедерального агентства в составе МИД. Таким образом, ведомство, объединяющеепод своим управлением множество программ российской гуманитарной политики, посути, задумывалось как независимый дублер МИД, как механизм soft power. На этойполяне работают и несколько специальных фондов. Два из наиболее значимыхгосударственных фонда – «Русский мир» и «Фонд поддержки публичной демократии им.Горчакова». Находящийся в стадии организации «Фонд поддержки и защиты правсоотечественников, проживающих за рубежом» (создан Медведевым в мае 2011 года).По сумме выделяемых средств большую роль играет московский «Фонд международногосотрудничества им. Юрия Долгорукова». Структура была создана в 1999 годураспоряжением экс-мэра Юрия Лужкова, и являлась механизмом реализациигуманитарной и социальной политики столицы РФ в странах СНГ. С 2003 годапредседателем правления является Георгий Мурадов, ныне зам главы«Росстотрудничесва», в то время руководитель Департамента внешнеэкономических имеждународных связей города Москвы. В целом их компетенция в большей степенисвязана с информацией и образованием: распределение исследовательских грантовпо широкому кругу - от изучения русского языка и истории русского зарубежья, доприкладных вопросов организации российской диаспоры. Хотя в ряде случаевсредства подобных фондов шли и на социальные программы. Так, например, черезфонд «Москва-Крым» профсоюзами Москвы закупались путевки на лечение всанаториях Крыма (от 5 до 20 тысяч путевок в год). Таким образом,осуществлялась косвенная российская поддержка крымской экономики черезподдержку крымских здравниц в годы кризиса.

 

Потенциал «Россотрудничества» достаточно велик. Насегодняшний день это ведомство с общим бюджетом в 1,9 млрд. руб., являетсязаказчиком и исполнителем двух федеральных целевых программ ориентированныхпреимущественно на СНГ: «Русский язык 2011-2015» и «Программа инновационногосотрудничества в СНГ до 2020 года» (разработчик «Высшая школа экономики»). С2007 года МИД и «Россотрудничество» пытаются пролоббировать созданиеспециальной ФЦП в рамках содействия международному развитию на пространстве СНГ«Помощь и партнерство». В этой программе по идее должны были быть собраны всеновые предложения по усилению социально-экономического влияния РФ насопредельные страны, помогающие формировать привлекательный образ нашей страны.В частности Москва планирует оказывать содействие другим странам в укреплениинациональных систем здравоохранения и социальной защиты; содействие в повышениидоступности и качества образования населения; ликвидировать дефицитэлектроэнергии. Основные механизмы: правительственные гранты, проектытехсодействия, льготные займы, активное привлечение бизнеса. На эти целипланировалось привлекать до $400-500 млн. в год.

Однако, пока все это в проекте.

 

Кроме перечисленного в рабочие функции агентства входитподдержка российского бизнеса за рубежом. Но насколько эта работарезультативна, сказать мало кто берется. Зачастую структуры «Россотрудничества»практически слиты с посольскими, а результаты, если они имеются, можнозаписывать на дипмиссию РФ в целом.

 

Таким образом, у «Россотрудничества» в СНГ фигурирует дваосновных направления деятельности: технологическое взаимодействие на уровневузов и научных институтов, и работа в сфере образования по продвижениюрусского языка.

Проблема в том, что относительно большие финансовые ресурсы агентстване поддерживаются четкой стратегией и не всегда сконцентрированы в необходимых сферах.Существует и определенный дефицит межведомственной координации.

 

Возьмем, к примеру, программу инновационного сотрудничествадо 2020. В отличие от программ по поддержке русского языка о ней говоритсязначительно меньше. Было бы странно если бы «Россоторудничество» подчинило бысебе эту ФЦП. Поэтому оператором программы с октября 2010 года стал фонд«Сколково», что конечно закономерно учитывая возможности прямого финансированияпроектов, предоставления налоговых и таможенных льгот. «Сколково» также беретна себя механизмы коммерциализации результатов исследований на территории РФ иСНГ. Преимущество «Сколково» в возможности создавать собственные венчурныефонды и привлекать средства внешних институтов развития. У Фонда своя системаэкспертизы из 576 ученых. Научной базой инновационного взаимодействия выбранМеждународный центр нанотехнологий СНГ на базе Объединенного института ядерныхисследований в Дубне. Заметим, что кроме «Сколково» о желании заниматьсявопросами науки в этой программе также заявили Центр высоких технологий ЕврАзЭСи Агентство стратегических инициатив.

 

Получается, что «Россотрудничеству» здесь отведена ролькоммуникатора. Но в чем она будет заключаться конкретно в применении кинновационным технологиям - не понятно. Нужно учитывать, что на этой жеплощадке, в сфере научных исследований, активно позиционируетсяМежгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества СНГ (МФГС). Такаяконцентрация ведомств без четко определяемой сферы компетенции, выглядитизбыточно.

 

Многие российские издания полагают, что агентство в 2008году было сделано в качестве аналога американского USAID. Однако это сравнениене вполне корректно. «Россотрудничество» имеет потенциально более многослойный,но не задействованный набор инструментов политики, не похожий на американскиеарсеналы механизмов взаимодействия и влияния. Однако как их «включить» в полноймере, пока остается не ясно.

 

Возьмем фактор чисто физического присутствия. Казалось бы варсенале «Россотрудничества» оставшаяся часть огромного наследства Союзасоветских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (ССОД). Мощьсоветской системы «мягкой силы» включала 63 общества дружбы с отдельнымистранами, в том числе 12 обществ дружбы с социалистическими странами. В работеССОД тем или иным образом были задействованы и участвовали свыше 50 млн.человек (поддерживались контакты с 7,5 тыс. организаций и с общественнымидеятелями, представителями науки и культуры 134 стран).

Нынешнему агентству далеко до этих показателей. Дело в том,что с одной стороны часть этой собственности оказалось давно распродано. Сдругой, сейчас совершенно иные реалии. Престиж России несравним с былыминтересом к Советскому Союзу. Отпала необходимость идеологической пропаганды,что в значительной сфере входило в функции ССОД.

 

Нынешние задачи «присутствия» РФ ограничиваются правильноорганизованной трудовой иммиграцией и поддержанием сужающейся среды распространениярусского языка в сопредельных странах. Комплексных и содержательных программ,координирующих работу разных ведомств, практически не видно. Делаются толькопервые шаги на уровне эксперимента. К примеру, ФМС совместно с Фондом"Русский мир" в Киргизии и Таджикистане на базе бывших профтехучилищначинает реализовывать проекты по обучению будущих строителей русскому языку. Впроекте участвует пока 100 граждан Киргизии и 100 граждан Таджикистана.

Не реализованной остается достаточно эффективная идея обменапреподавателями лингвистами. Заключив специальное соглашение с соседней странойРоссия могла бы направлять на год-два выпускников педагогических вузов,согласившихся поехать преподавать в СНГ, получив при этом определенныеподъемные на проживание и жилье. Подобная программа в отношении сельскихрегионов России была представлена Путину в марте 2011 года (было отобрано 750перспективных выпускников педагогических вузов решивших поехать в отдаленныерайоны на два года, при этом каждый получает безвозмездно 500 тысяч рублей навесь срок).

 

Проблема в том, что создав агентство, Москва не сумелараскрутить его структуру и потенциал в полную силу. Поэтому, назначениеКосачева, широко известного спикера российских интересов в областимеждународной политики, дает повод говорить о реформах. Нужно сразу оговориться– агентство не может сделать невозможное, то есть создать привлекательный образРоссии сконструировав «открытку» идеальной страны, равно приветливой ко всемнациями, привлекательной для бизнеса и дружественной по отношению ко всемсоседям. Агентство работает с реальным обременением, в атмосфере сложных тренийи нерешенных конфликтов.

Реальным социально-экономическим продуктом, требующимпродвижения могут стать результаты путинского плана «100 шагов», улучшающие позицииРоссии до 20-го места в рейтинге Doing Business. Тогда будет к чемуприсоединиться, к чему стремиться соседям. То есть возникнет ситуация, прикоторой Россия станет капитаном реформ и модернизации в постсоветскомсодружестве.

 

До тех пор наиболее актуальной задачей останется поддержаниерусскоязычного пространства. Но серьезная проблема взаимодействия вгуманитарном поле постсоветских стран – дефицит прогностических идей, проектовсовместной гуманитарной модернизации. Косачев, в своей программной статье в«Российской газете», правильно указал - огромная доля активности в этом секторесводится к фуршетно-балалаечной деятельности. Гуманитарная политика не можетбыть ограничена концертами и встречами интеллигенции.

 

Другая проблема – отсутствие общей базы исторических оценоксоветского наследия. Многие проблемы взаимодействия интеллигенции и политиковвытекают из разных трактовок критических эпизодов общего наследия: речь идет огосударственных преступлениях имперского и советского периода. Необходимадлительная совместная работа по выработке целостной и менее противоречивойкартины.

 

Отсюда вытекает следующая проблема – отсутствие у Россиичетких союзников в гуманитарной политике и структурный диспаритет. «Россотрудничество»обладает громадным арсеналом доставшимся в наследство от советского периода.Многие государства СНГ, не говоря о союзниках по ЕврАзЭС, стоят переднеобходимостью развивать сеть своих культурных центров как в городах России таки в третьих странах. Имеет смысл открыть дискуссию по возможности заключенияспециального соглашения по паритетному обеспечению подобных Центров натерритории друг друга. Опять же, подобная идея на линии российско-украинскихотношений прозвучала из уст премьера в ходе одного из заседаний правительства вначале года. Путин согласился обсудить соглашение между Киевом и Москвой,призванное укрепить правовую базу для работы информационно-культурных центровРоссии на Украине и Украины в России. Таким образом, будет определенныйпрактический задел для формирования комплексного соглашения между союзникамиРоссии. Чем хороша эта идея? Учитывая, что Москва по разным линиям внешнейполитики будет продвигать Евразийский союз, будет логично, если общая гуманитарнаяпроблематика окажется в ведении нескольких национальных структур (из числа государствЕврАзЭС, включая наблюдателей). Такой скоординированный подход позволитвыработать общую сумму интересов в конкретных программах и работать сразу снесколькими группами зарубежной диаспоры в третьих странах.

 

Александр Караваев, зам.гендиректора ИАЦ МГУ. 

 

www.politcom.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение