Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Итоги столичной недели: Челобитная россиян на акимов и грибы-нелегалы

20.03.2012

Автор:

Теги:



Объявленныев среду представителями правления национальной экономической палаты «Союз «Атамекен» результаты опросов россиян-предпринимателей, работающихв Казахстане, об инвестиционном климате в республике, вполне могли бы стать основой как минимум для служебных проверок «деятельности» акимов, акак макисмум – для возбуждения уголовных дел. В том случае, конечно, если хотя бы десятая часть того, что россияне написали «Атамекену», подтвердится, потому что в ситуации, когда акимы требуют себе в благодарность за открытие легального производства «Лексус», проще и выгоднее нелегально выращивать грибы в подвалах столичных домов. Чем, собственно, и занимались задержанные на прошлой неделе «инвесторы» из Узбекистана в Астане.
Довольно скандальные результаты исследований на заседании обновленного президиума НЭПК, председателем которого вновь был избран Тимур Кулибаев,огласил заместитель председателя правления экономической палаты Рахим Ошакбаев. Опрос проводился среди представителей более ста российских компаний, имеющих бизнес в Казахстане, так что срез общественного мнениябыл более чем внушительный. Выяснилось, что российские бизнесмены достаточно высоко оценивают интеллектуальный уровень, деловые качества, гибкость и доступность высшего слоя казахстанской бюрократии, сидящей в центральных органах власти – во всяком случае, выше, чем кремлевской. Однако то, что вытворяют подчиненные наших министров, замминистров, начальников управлений и комитетов, а в особенности – акимы в регионах, благодарный российский бизнес иначе как «феодализм» оценить не может.
Так, по его словам, исследование продемонстрировало, что, несмотря на высокий профессиональный уровень верхнего эшелона, нижний и средний административный аппарат воспринимается иностранными инвесторами крайне негативно. «Респонденты отмечают существенно более низкий уровень квалификации, худшее образования и частое наличие коррупционной практикипри контактах с бизнесом. Цитата одного из респондентов: «Очень мощный политический слой находится на уровне акиматов – вот здесь ситуация крайне неоднозначна, неоднородна, потому что акимы обладают высокой экономической властью, это всегда создавало, создает и будет создавать большие проблемы для вхождения бизнеса на территорию Казахстана. Хотя науровне столицы все вопросы решили, но мы уже год не можем с местными договориться по поставкам сырья, это какой-то ужас, там эпоха феодализма», - процитировал зампред правления «Атамекена» одного из респондентов. Феодализм, по свидетельству россиян, выражается в регионахв лоббировании акимами собственных интересов, игнорировании решений, принятых на центральном уровне, и национального законодательства, его вольном трактовании, а также рейдерских атаках на бизнес.
Особенно в этом отношении, по мнению российских инвесторов, «отличается» запад республики – там, по их ощущениям, вообще «другая юрисдикция», то есть свои, отличающиеся от всей республики, законы сосуществования бизнеса и власти. Но самый интересный пример отношений акима и инвестора остался без географической привязки: поскольку дело насквозь пахло коррупционщиной, а такие обвинения требуют крепкой доказательной базы, Ошакбаев оставил повествование российского бизнесмена анонимным. «Запустив наш завод без какой-либо поддержки местных властей, мы за полгода вошли в четверку крупнейших налогоплательщиков города, создали 250 рабочих мест, областной акимат включил наш проект себе в актив, но мы не возражали, - процитировал зампред правления неизвестного инвестора. - Но в какой-то из дней я приезжаю в город по делам, захожу к акиму поприветствовать, а он говорит– «Вот вы развиваетесь, а я даже этого не чувствую», я говорю – «А вы тут при чем? Мы сами пришли, сами развились», а он говорит – «Но я же мог вас не пустить, надо мной коллеги смеются», я говорю – «Чего вы хотите?», а он – «Купите мне «Лексус», мы отказались».
В результате, по словам автора этой «челобитной» на акима, по инициативе последнего была начата прокурорская проверка, причин которой инвестору никто объяснить не удосужился. «И, согласно постановлению прокурора, наш завод было предписано закрыть и всю полученную выручку запериод работы предприятия в 12 миллионов долларов обратить в пользу государства, - продолжил Ошакбаев цитировать россиянина. - Между тем, проверяющие из трудовых инспекций и санэпидемстанции говорили, что ни разу в своем городе не видели, чтобы все было так идеально. И если бы у меня не было  знакомого в администрации президента, я уверен, что не получилось бы наладить бизнес в Казахстане», - завершил он повествование, надо понимать, хэппи-эндом. По утверждению Ошакбаева, «таких интересных интервью много, их свыше сотни», то есть практически все опрошенные респонденты сообщали в той или иной форме о своих проблемах с региональными властями. Что лишний раз показывает – говоритьв Казахстане о делегировании дополнительных полномочий на места преждевременно, а деятельность акимов должна находиться под жестким контролем центра…
Впрочем, жаловались россияне не только на акимов: при меньшей налоговойнагрузке в Казахстане, нежели в России, предприниматели из соседней страны утверждают, что налоговое администрирование  в их государстве несоизмеримо лучше. Хотя бы потому, что у предпринимателя, обвиняемого ввыплате не всей суммы налогов, гораздо больше шансов доказать свою невиновность в суде, чем в Казахстане. «Обеспокоенность вызывает высокаяактивность налоговых органов республики всех уровней: часто возникают абсурдные налоговые требования, которые многократно превышают нарушения,и при определенных обстоятельствах могут иметь плохую судебную перспективу, - процитировал Ошакбаев очередного респондента из крупной горнодобывающей компании. - Да, и в России бывает, что налоговый инспектор формулирует неадекватные требования, но вы идете в суд – и он сбольшой долей вероятности их отменяет. А в Казахстане не так: там существует негативная судебная практика, когда несколько раз налоговые требования в суде признавались неверными, но после этого снимались судьи, на них едва не начиналось уголовное преследование. Соответственно, в Казахстане гораздо большая беззащитность перед налоговыми органами и иными структурами, которые к ней привыкают, это довольно печальная составляющая инвестиционного климата в Казахстане», -добавил он.
При такой «активности» акимов и налоговиков по отношению к вполне себе легальному бизнесу инвесторов неудивительно и вполне закономерно, что в наших городах и весях всплывают довольно изощренные формы нелегального иностранного «инвестирования». В пятницу пресс-служба ДВД Астаны сообщила, что в столице в подвальном помещении одной из многоэтажек выявлен подпольный цех по выращиванию грибов, устроенный там гражданами Узбекистана. Вешенки выращивались в антисанитарных условиях с размахом: в400 контейнерах, с использованием выработанных отходов хлопка для их стимуляции. По данным полицейских, грибы расфасовывались тут же, в подвале, а потом развозились по магазинам Астаны – «клиентов» предприимчивого организатора грибного производства, однажды уже судимогоза незаконное предпринимательство, следствию еще только предстоит установить. Надо полагать, что с этого «грибника» «Лексусов» за разворачивание производства никто не требовал. А потому вывод для нашеговысокоинтеллектуального (по мнению российских респондентов) правительства можно сделать весьма неутешительный: как бы оно своим Dooing Bissnes не размахивало, вешенки в подвалах в Казахстане по-прежнему выращивать проще, чем в регионах легально создавать рабочие места и наполнять местные бюджеты налогами…
Еще одну национальную особенность нашего высокоинтеллектуального в глазах россиян правительства – что-то открыть (желательно – в присутствии президента), а потом доводить это что-то до ума годами – проиллюстрировал в пятницу на заседании совета экспортеров Казахстана исполнительный директор ассоциации горнометаллургических предприятий Николай Радостовец. Речь идет о вроде бы построенной в прошлом году, но так до сих пор и не сертифицированной под перевозку опасных грузов железнодорожной ветке Шар – Усть-Каменогорск. По словам Радостовца, из-за этого национальной компании «Казатомпром» и ее «дочкам» приходитсяс Ульбинского металлургического завода везти урановую продукцию по территории России. «Очень бы просили обратить внимание на то, что в обязательном порядке необходимо согласовать транзит с российской стороной, в то же время, в прошлом году завершено строительство железнодорожного участка станция Усть-Каменогорск - станция Шар, использование которого позволило бы сократить время перевозки от станции«Защита» до станции «Достык» на двое суток», - сказал Радостовец. Ответзаместителя директора филиала АО «Казахстан Темир Жолы» - «Дирекция перевозочного процесса» Мухтара Махамбета был примечателен: на сегодня КТЖ не имеет акта государственной комиссии о приемке этого участка и рассчитывает его получить к концу года. Помнится, когда эту ветку строили, то объявляли чуть ли не одной из строек века – и как выясняется, все ровно для того, чтобы по окончании ее строительства потенциальные пользователи больше года ждали подписания бумажек.
В итоге председательствовавший на совете экспортеров министр индустрии иновых технологий Асет Исекешев пообещал, что его ведомство обратится поэтому вопросу к министерству транспорта и коммуникаций и к следующему совету даст «точную оценку,  когда мы сможем ее сертифицировать». Следующее заседание совета экспортеров состоится ориентировочно 15 апреля этого года, однако ж полной уверенности в том, что к тому времениминтранском изменит свои намерения насчет сроков сертификации, ни у кого нет. Также как нет уверенности и в том, что после призыва главы президиума «Атамекена» Тимура Кулибаева видоизменить нефтяные контракты,заключенные в Казахстане, в пользу казахстанского содержания, правительством что-то будет сделано в этом отношении реально. «Мы можем сделать предложение, чтобы в контрактах на недропользование было предусмотрено казахстанское содержание, нам необходимо в этих контрактахпрописать два важных обязательства: развитие казахстанского содержания,то есть, чтобы подрядчики от недропользователей создавали производство здесь, в Казахстане, и национализацию кадров, - заявил он на заседании президиума палаты в среду. – В тендерах на получение лицензии на недропользование побеждают те, кто дает якобы лучшее ценовое предложение, но там разница в три-четыре миллиона долларов, а за десяткилет их работы они привлекают оборудование и подрядчиков из своих стран.И в результате уходят десятки и сотни миллионов долларов», - добавил он.
Своей позицией по этому вопросу он пообещал поделиться с правительством, однако его пыл несколько поумерили имеющие опыт советов кабмину мажилисвумен дарига Назарбаева и Гульжана Карагусова, напомнившие, что нормы по обязательствам в части казахстанского содержания в нефтегазовых проектах уже прописаны в действующем законодательстве, однако ж их, выражаясь языком казахстанского министра финансов Болата Жамишева, никто толком не «администрирует». То есть, переводя с минфиновского языка на общедоступный, никто с нарушителей соответствующих норм стружку не снимает. При этом управляющий директор нацкомпании «КазМунайГаз» Серикбек Елшибеков заявил, что есть хороший опыт других стран в решении подобных проблем косвенными методами – в частности, в норвежском законодательстве есть статья, в которой прописано, что на их нефтегазовых месторождениях должен применяться норвежский язык. «И король Норвегии может в любое время отозвать лицензию у инвестора, если им не выполняется данная статья закона - таким вот способом в Норвегии вопрос по развитию местных кадров в нефтегазовых проектах был закрыт навсегда. В Казахстане же (на месторождениях – прим. авт.) может использоваться как казахский, так и русский языки», – заметил Елшибеков. Прозрачно намекая на то, что инвесторам из дальнего зарубежья дешевле и быстрее будет обучить местныхрабочих и управленцев премудростям нефтяного дела, чем обучать граждан своих стран казакша и орысша.
Между тем, прекрасно понимая, что казакша и в самом Казахстане далеко не все понимают, партия «Ак жол» заявила о своей готовности открывать курсы по изучению казахского языка в регионах за свой счет. Об этом в пятницу, на заседании центрального совета партии заявил ее лидер – депутат мажилиса Азат Перуашев. «Репетитор очень дорого стоит, оказывается, 50 тысяч тенге стоит обучение на курсах, а кто за один курссможет выучить язык? – прокомментировал он свое предложение. - Поэтому мы сделали такую инициативу: объявили конкурс на лучшую методику изучения государственного языка с тем, чтобы открыть школы бесплатно, засчет партии во всех областных филиалах партии, чтобы люди могли его учить бесплатно или совершенствовать знания языка», - пояснил он. Заметим, что от этого предложения партии бизнеса толку с точки зрения развития государственного языка будет гораздо больше, чем от многолетнихзапросов иных радетелей Ана Тили. Которые в пору своего депутатства забрасывали правительство и президента многочисленными депутатскими запросами на эту тему, закатывали глаза, заламывали руки и уходили в оппозицию на основе языковой проблемы. А вот просто научить хотя бы одного русскоязычного казахстанца хотя бы двум – трем казахским словам для увеличения числа говорящих на казахском вместо того, чтобы, согласноодной русской поговорке, «… - не мешки ворочать», им как-то даже в голову не приходило…
Возвращаясь к вопросу отношений бизнеса и государства, стоит отметить, что наш социально ответственный бизнес, устав ждать появления электронного декларирования на таможне, на прошлой неделе устами все того же Радостовца озвучил заманчивое для комитета таможенного контроля предложение. Отечественные экспортеры готовы на безвозмездной основе выделить свои деньги для казахстанской таможни с тем, чтобы перевести процесс таможенного оформления в электронный формат и сократить простой на таможенных постах республики. По словам исполнительного директора АГМП, 22 штампа в бумажных документах, которые экспортерам приходится проставлять ныне – это форменное издевательство над нашим бизнесом, у которого каждый день на счету из-за удаленности от рынокв сбыта. «Я считаю, что если нужно, мы сбросимся и дадим деньги таможенному комитетуна безвозмездной основе, но чтобы эта электронная система была запущенане в следующем году, потому что если в этом году запустят пилот, то этобудет через год – два, а нам это нужно сейчас», - заявил Радостовец на заседании совета экспортеров.
В ответ заместитель председателя комитета таможенного контроля Игорь Тен философски заметил, что «можно долго говорить и спорить о 22 штампах, но у нас свое законодательство, которое связано и с налоговым законодательством, и не только с налоговым: также КТЖ требует тоже проставления штампов». «Если собрать вместе девять беременных женщин, они за один месяц все равно не родят: здесь какие-то процедуры все равнодолжны пройти: те же процедуры закупа, написания программного продукта,изменения законодательства – это завтра же не может быть сделано. Деньги у нас выделены, есть по программе модернизации Всемирного банка, мы над этим работаем, давайте в этой работе будете принимать вместе с нами и вы – посмотрите, что мы делаем», - обратился он к Радостовцу. И одновременно предложил правительству и экспортерам совместно рассмотретьнеобходимость проставления всех 22 штампов при оформлении экспорта. «Мысейчас проставляем отметки в таможенную декларацию, в транспортные документы, по требованию налоговых органов – они делают возврат НДС при экспорте, при фактическом перемещении через границу, и КТЖ – там тоже они отправку вагонов делают после наших отметок. Вот надо будет все отметки просчитать, которые мы делаем, потому что законодательство нам не говорит - мало отметок делать или много делать, мы вполне можем определиться, без каких отметок можно обойтись», - сказал он.
Министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев с этим предложением согласился, заметив, что из 22 отметок можно «оставить две-три ключевые,и сделать это быстро». Осталось теперь, чтобы помимо Исекешева это мнение разделили как минимум представители финансового блока правительства. Прошлая неделя ознаменовалась также освобождением ряда осужденных и неосужденных лиц, чей арест вызвал большой резонанс в обществе – в частности, экс-министра здравоохранения и экс-депутата мажилиса Жаксылыка Доскалиева, который в прошлом году был приговорен к 7годам лишения свободы по обвинению в коррупционных преступлениях. Однако, как напомнила журналистам в пятницу пресс-секретарь городского суда Астаны Айлана Ауаририна, указом президента от 31 января осужденный Доскалиев был помилован, и срок его наказания сокращен до двух лет лишения свободы. И, поскольку Доскалиев уже отбыл две трети этого срока (на 29 февраля - 1 год 4 месяца и 25 дней), то в отношении него применено условно-досрочное освобождение, с ходатайством о котором он ранее обратился в суд. При этом в отношении экс-министра, как пояснил позже на брифинге председатель специализированного межрайонного суда по уголовным делам Астаны Мейрам Жангуттинов, еще более семи месяцев будет действовать ряд ограничений, налагаемых на условно-досрочно освобожденных.
В частности, Доскалиеву предписывается пройти регистрацию в органах внутренних дел по месту жительства, которое он не должен покидать в определенное органами внутренних дел время. Экс-министр и экс-депутат также не может менять постоянно места жительства и работы без письменного уведомления органов внутренних дел, а также не должен посещать определенные органами внутренних дел места в свободное от работы время и не может выезжать в другие местности без письменного разрешения органов внутренних дел. «По требованию органов внутренних делпредоставлять объяснения и иные документы, необходимые для осуществления контроля за поведением условно-досрочно освобожденного, - продолжил список ограничений Жангуттинов. - Являться по вызову в органы внутренних дел, при неявке без уважительных причин условно-досрочно освобожденный может быть подвергнут приводу. И, наконец, в установленномзаконодательством порядке ежегодно предоставлять в налоговые органы по месту жительства декларацию о доходах и иные сведения об имуществе, являющимся объектом налогооблажения, в том числе, находящемся за пределами Республики Казахстан», - заключил он.
Другой «громкий» фигурант – бывший юрист «Каражанбасмунай» Наталья Соколова, осужденная Актауским городским судом за разжигание социальной розни и проведение незаконных собраний на  шесть лет лишения свободы, оказалась на свободе еще 8 марта – известно это стало только на прошлой неделе. Выяснилось это после того, как генеральная прокуратура в среду на своем сайте разместила сообщение о том, что экс-юрист нефтяной компании, «полностью признает свою вину и чистосердечно раскаивается в совершенных преступлениях». «Первого февраля текущего года бывший юрист нефтяной компании «Каражанбасмунай» Наталья Соколова обратилась в Генеральную прокуратуру с ходатайством о снижении назначенного ей срока наказания и его дальнейшего отбытия условно. При этом заявительница указала, что полностью признает свою вину и чистосердечно раскаивается всовершенных преступлениях», - говорится в сообщении ведомства. - Генеральная прокуратура, рассмотрев  ходатайство, а также учитывая смягчающие  вину обстоятельства (наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, ранее не судима, положительные характеристики по месту жительства), 22 февраля  внесла в Верховный Суд протест о смягчении наказания Соколовой. Шестого марта текущего года Верховным Судом протест Генеральной прокуратуры удовлетворен, срок наказания   Соколовой  снижен до трех лет лишения свободы, условно, с испытательным сроком на два года, в связи с чем, она  была немедленно освобождена из мест лишения свободы», - сообщает официальный сайт ГП.
Напомним, что Соколова была обвинена в разжигании социальной розни после того, как работники «Каражанбасмунай» устроили массовую забастовку. Акция протеста нефтяников была признана судом незаконной. Бастующие не только отказывались работать, но и устраивали массовое шествие в Актау, пикетировали здание акимата области, а два человека в знак протеста нанесли себе легкие резаные раны. Соколову  сначала несколько раз привлекали к административной ответственности, а затем и куголовной – в итоге же забастовка вылилась в открытое противостояние с полицией 16 декабря прошлого года нефтяников Жанаозеня. Доскалиева и Соколову объединяет не только условно-досрочное освобождение и ограничения, с ним связанные, но и возможность получить с середины справку о погашении судимости окончательно через интернет, о чем извещает сайт генпрокуратуры: с 12 марта текущего года территориальными управлениями комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры справки о наличии либо отсутствии судимости выдаются через веб-портал «электронного правительства», а также через Центры облуживания населения.  В результате срок выдачи справок о наличии либо отсутствии судимости сокращен с 7 до 3 рабочих дней.
Потенциальными клиентами этой системы могут стать фигуранты нашумевшего«дела Хоргоса», добавившие к своей неправедной деятельности на таможенном посту еще и попытку взятки в пять миллионов долларов следователям за развал обвинения. По словам официального представителя финансовой полиции Марата Жуманбая, 24 января 2012  года было возбужденоуголовное дело по факту мошенничества в отношении Юсупова, Зиманова и Аубакирова, которые обвиняются в том, что «путем обмана и злоупотреблении доверием получили от арестованных в рамках вышесказанного уголовного дела лиц пять миллионов  долларов через Кусманова, якобы за оказание содействия в прекращении уголовного преследования и изменений примененного в отношении них меры пресечения».Юсупов, Зиманов, Аубакиров и Куманов задержаны, 27 января они санкции Медеуского районного алматинского суда арестованы. Так что «Лексус», который требовал с россиян аким неназванного региона – это еще далеко несамый верх должностной наглости в нашей стране…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

По теме:

М.Нарикбаев ушел с поста председателя казахстанской партии "Аділет"
 

Нарикбаев ушел с поста председателя партии "Әділет". Об этом сообщил телеканал "Хабар", передает корреспондент Tengrinews.kz.

"Членом партии остаюсь, но будущее покажет, как это будет. Но от активной такой большой политики, конечно, яухожу. В народе партия "Әділет" воспринимается, как партия Нарикбаева. Самое, главное, почему я пришел к этому решению, нужно нам начинать где-то идти к политической культуре. Чтобы люди не ориентировались на лидера партии, а ориентировались на программу", - сказал Нарикбаев в интервью телеканалу.

Отметим, что с поста председателя Максут Нарикбаев ушел добровольно. Его решение было поддержано членами ЦК "Әділета". Совместно с филиалами политического движения они утвердилии новую кандидатуру. Исполняющим обязанности председателя партии назначен нынешний первый заместитель Толеген Сыдыхов. Кто станет лидеромпартии окончательно решится на очередном съезде в октябре 2012 года.

Максут Нарикбаев объяснил свой уход необходимостью омоложения рулевых партии. Как сказал уже экс-лидер, он остается членом партии и будет наблюдать за соратниками со стороны, а в ближайшее время намерен сесть за написание автобиографических книг.

Один из сопредседателей демократической партии "Әділет" Уалихан Кайсаров в студии программы Блогпост на телеканале СТВ расскажет на детекторе лжи, что же на самом деле происходит в стане одной из старейших партий независимого Казахстана.

"Максут Султанович заявил о том, что он уходит в отставку. Насколько перспектива теперь без Нарикбаева - я незнаю. Если бы был Нарикбаев, конечно эта партия имела бы возможности, но сегодня его уже, практически в этой игре нет. Нарикбаев ушел и теперь"Әділету" будет трудно возродиться",- обрисовал туманные, на его взглядперспективы партии Уалихан Кайсаров в беседе с ведущим программы Александром Журавлевым.

Кстати, Кайсаров, оказался первым гостем программы, который отказался заранее знакомиться с вопросами, обещав ответить на полиграфе на любые. Полную версию интервью и ответы Кайсарова на детекторе лжи можно будет посмотреть 18 марта в 20 часов в эфире СТВ и на сайте Tengrinews.kz.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение