Россия, Москва

info@ia-centr.ru

СЮРПРИЗЫ МАЖОРИТАРНОЙ СИСТЕМЫ

12.03.2012

Автор:

Теги:

СЮРПРИЗЫ МАЖОРИТАРНОЙСИСТЕМЫ

10 марта в Абхазиипрошел первый тур парламентских выборов

 

         Кпарламентским выборам 2012 года в Абхазии готовились давно. Собственно, к нимшла подготовка с самого декабря 2009 года, когда президент Сергей Багапш сбольшим отрывом выиграл президентскую кампанию. С того дня именно парламентскиевыборы рассматривались абхазской оппозицией как последняя возможность реванша.Внезапная болезнь и смерть президента в мае 2011 года принесли оппозиционерамнеожиданный шанс, однако они не смогли его использовать. Александр Анкваб сталпрезидентом в августе 2011 года, победив в честной борьбе, новое абхазскоеправительство было сформировано из багапшистов, и оппозиционеры вновь возложилинадежду на выборы в парламент.

         Для Абхазиивыборы 2012 года имели значение как в международной сфере, так и вовнутриполитической плоскости. С одной стороны, абхазам предстояло в очереднойраз показать всему миру, что их республика соответствует всем демократическимстандартам; что, несмотря на нежелание европейских стран следовать примеру Россиив вопросе признания, международные наблюдатели могут убедиться в честности ипрозрачности избирательных процедур. С другой стороны, выборы должны были датьответ на вопрос: станет ли новый парламент оппозиционным – или будет в той илииной степени лояльным президенту?

Надо заметить, что мартовские выборы2012 года – первые парламентские после признания независимости Абхазии. Ивнимание к избирательным кампаниям в республике не ослабевает. Хотя наблюдателейприсутствовало меньше, чем на президентских (46 человек из девяти стран),уровень мониторинга был по-прежнему высок. Наблюдение осуществлялипредставители Государственной Думы РФ, Европарламента, дружественных Абхазиистран от Венесуэлы до Тувалу; в республике работала Миссия Международнойорганизации по наблюдению за выборами CIS-EMO, в ее состав входили наблюдателииз Франции, Италии и России.

В Абхазии на этот раз несомневались, что ввиду напряженности политической борьбы второй тур состоитсякак минимум в 50% округов. В итоге оказалось, что избрано лишь 13 из 35депутатов. В столице, по традиции, на мандаты претендовало больше всего кандидатов,и здесь пока ни один претендент не добился полной победы. По районам – отроссийской до грузинской границы – итоги выборов были самыми различными посоотношению голосов: кое-где победители выигрывали с большим отрывом отконкурентов, а в ряде округов разница претенденты опережали один другого надесятые доли процента. 

В то же время явка избирателейоказалась низкой – 44,5%, в отличие от 71,9%, зафиксированных на выборахпрезидента Абхазии в августе 2011 года. Однако этот факт интересен даже не сампо себе, но при сравнении с выборами президента России, которые прошли вАбхазии 4 марта 2012 года, за неделю до выборов в абхазский парламент.Подавляющее большинство жителей республики – граждане Российской Федерации; ноони получили российские паспорта уже 9-10 лет назад, в то время как подобного массовогоучастия в выборах российского президента не наблюдалось в предыдущие годы. Наэтот раз, 4 марта, по всей Абхазии избирательные участки были переполнены сраннего утра и вплоть до восьми часов вечера, к ним выстраивались длинныеочереди, несмотря на необычные для этого времени года в Абхазии холод и ледянойветер. 90,94% пришедших на участки отдали голоса за Владимира Путина; в Абхазиипо-прежнему преобладает уверенность, что именно тандем Путина и Медведева являетсялучшим гарантом независимости и безопасности республики. Многие отмечали, чтоголосование 4 марта проходило в какой-то веселой, доброжелательной атмосфере; людизадерживались после голосования, чтобы пообщаться с друзьями и знакомыми. И, вероятно,причиной было желание расслабиться перед выборами в абхазский парламент.Голосование 10 марта проходило уже в более напряженной атмосфере. Все понимали,что хотя в республике за последние полгода утвердилось спокойствие, непоколебленное даже покушением на президента, однако исход выборов можетповлиять на стабильность.

         Возможно, инизкая активность избирателей на парламентских выборах, и неожиданныерезультаты голосования 10 марта в ряде округов объясняются именно этимобстоятельством: люди не так охотно принимали участие в выборах депутатов,зная, что их голосование за одного кандидата против другого может обернуться каким-либополитическим потрясением, а от них в Абхазии уже порядком устали: четвертыевыборы за два года с небольшим (муниципальные, парламентские и двоепрезидентских) – это слишком даже для такой политизированной республики, какАбхазия.

         Некоторые международныенаблюдатели отмечали, что избиратели (уже не в первый раз) выражалинедовольство формой бюллетеней. Дело в том, что в Абхазии полагаетсявычеркивать имена всех кандидатов и оставлять одного – за которого избирательхочет отдать свой голос. Российская система, при которой напротив соответствующегоимени просто ставится птичка, кажется абхазским избирателям более удобной. Абхазскийпарламент избирается по мажоритарной системе, а при небольшой численностинаселения многие кандидаты хорошо известны избирателям или даже знакомы им лично.И нередко вычеркнуть имя одного симпатичного тебе кандидата и оставить другого– не такая уж легкая задача. Во время прежних избирательных кампаний известныслучаи, когда абхазские старики, не желая отдать предпочтение одному из двухкандидатов, оставляли имена обоих незачеркнутыми. Бюллетень, конечно,признавался недействительным, зато люди уходили домой со спокойной душой.

         Такаяпатриархальность отвечала самой практике мажоритарных выборов, когда голосуютпрежде всего не за партию, не за программу, а за личность. Абхазские избиратели,повидавшие немало предвыборных баталий, хорошо знают, что предвыборную программусочинить довольно легко, а вот репутацию подправить трудно. Поэтому главное –это в конечном итоге не обещания кандидата, а его манера общения, поведение членовего команды.

         Но мало-помалуборьба партий сделалась более напряженной, и существующая политическая системаусложнилась. К чему привело это усложнение? Прежде всего – к дальнейшейдемократизации общества, что подтвердили и международные наблюдатели. Многие былиудивлены степенью вовлеченности в процесс наблюдения представителей различныхобщественных организаций. Отмечали профессиональный уровень освещения процессаголосования журналистами. Подтверждали отсутствие нарушений, о чем заявил иглава ЦИК Абхазии на пресс-конференции 11 марта.

Пусть результатами выборов довольныдалеко не все, однако никто не будет отрицать, что в последние годы каждаяочередная предвыборная кампания в Абхазии проходит в полном соответствии смировыми стандартами. Это касается и доступа кандидатов к средствам массовойинформации, и возможностью участвовать в предвыборных дебатах. В 2012 году онивпервые разворачивались параллельно – на государственном телевидении и наальтернативном (умеренно-оппозиционном) канале «Абаза-ТВ».

В то же время председательабхазского Центризбиркома Батал Табагуа имел все основания благодаритьжурналистов за полное отсутствие «черного пиара» и компромат-скандалов. ГлаваЦИК подчеркнул, что вбросы компромата в Интернет, которые имели место, анонимны,и их следует отличать от тех материалов, которые пишутся за полной подписью,так что никаких претензий к СМИ у государства нет. В свою очередь, и журналистыне могли упрекнуть правительство за нежелание предоставить эфирное времяоппозиции: высказаться и принять участие в дебатах смогли все, кто этого хотел,так что основные упреки сухумские интеллектуалы адресовали кандидатам: былозамечено, что далеко не все с большой охотой принимали участие в дискуссиях, анекоторые вообще от них уклонились.

Что касается упомянутого вышекомпромата, то глава ЦИК явно имел в виду небольшой список имен десятка кандидатов,имевших в прошлом проблемы с законом. Накануне выборов список был анонимноразослан в редакции самых популярных абхазских газет, в печать так и не попал,но резонанс получил изрядный. Эти факты нашли отражение и в выступленияхнекоторых наблюдателей. В частности, Араик Саргсян, вице-президент Академиигеополитических проблем России, направленный на выборы Общественной палатойАрмении, в целом высоко оценив порядок и законность на выборах, напресс-конференции мягко упрекнул абхазских друзей за такое упущение. «Абхазскиезаконы разрешают баллотироваться в депутаты людям с криминальным прошлым, взаконодательстве Армении такой свободы нет», заметил Саргсян. Разумеется,кандидаты от партий отбирались весьма кропотливо, и в «партийные списки» (а вАбхазии каждая партия может выдвинуть по 11 кандидатов, что освобождаетполитиков от необходимости собирать голоса) такие кандидаты не попали. Однакоименно неожиданный успех ряда независимых кандидатов дает повод говорить о сюрпризахпервого тура.  

         Прежде всего,неожиданностью стала неудача проправительственной партии «Единая Абхазия», чейлидер Даур Тарба не вышел даже во второй тур. Из 11 кандидатов от «ЕдинойАбхазии» больше половины уже выбыли из игры, лишь один (Гурам Барганджия) сталдепутатом. (Следует, однако, напомнить, что «Единая Абхазия» – не партияАнкваба, при ее учреждении в 2004 году во главе партии стояли Сергей Багапш иСергей Шамба.) В то же время из 11 кандидатов оппозиционного Форума народногоединства мандат с первой попытки завоевал лишь один – сам лидер абхазскойоппозиции, Рауль Хаджимба. Победил он в своем родном городе Ткуарчал, набравтам 73% голосов. Кстати, позиции хаджимбистов в двух ткуарчальских округахнастолько сильны, что их победу там заранее считали предрешенной.

         Однако вдругих районах Абхазии потерпели поражение многие лидеры оппозиции «старого поколения»,традиционные политики, начинавшие карьеру еще при первом президенте, ВладиславеАрдзинба. Выбыли из борьбы экс-премьер Анри Джергения; бывший глава МИДАлмасбей Кчач; давний оппозиционер Вадим Смыр; молодой активист оппозиции ДаурАчугба; баллотировавшийся семь лет назад в паре с Раулем Хаджимба (в качествекандидата в вице-президенты) Виталий Смыр и др. Другие оппозиционные лидерывышли во второй тур, а кое-где и на первое место, однако борьба предстоит серьезная,и в каждом случае неизвестно, к кому отойдут голоса уже вышедших из игры кандидатов.

          Несмотря на относительный успех оппозиции,заметно, что пока вовсе не старые лидеры хаджимбистов и шамбистов могутрадоваться итогам выборов. В парламенте появились новые лица, успех многих изних был неожиданным и для оппозиции, и для властей. Это делает будущиеполитические игры еще более сложными. Показательно, например, что главныйсоперник лидера «Единой Абхазии», глава Народной партии Якуб Лакоба, тоже выбылиз первого же тура. В соседнем округе два сухумских интеллектуала – представительНПО Батал Кобахия и оппозиционерка Лейла Тания, рассматривавшиеся как главныесоперники, – набрали неожиданно низкое количество голосов, уступив гораздоменее известным кандидатам. Проиграли также все кандидаты центристских партий: выдвиженцыот Коммунистической партии проиграли все, а от партии Экономического развития –почти все, кроме одного (принадлежащего, впрочем, к другой, Народной партии).

         Надо заметить,что во многих районах не набрали нужного количества голосов бывшие депутаты,уже баллотировавшиеся прежде от данного округа. Это показывает, что местное населениев ряде случаев предпочло нового, неизвестного кандидата прежнему, по каким-топричинам не оправдавшему доверия. Партийная принадлежность, лояльностьправительству и вообще политические взгляды кандидата играли здесь далеко непервую роль.

         Ряд абхазскихполитиков и журналистов уже в не раз высказывались за реформу избирательнойсистемы, и на этот раз итоги голосования снова породили высказывания ожелательности перехода к выборам по партийным спискам. Тем более, что впервыедала сбой безотказно действовавшая уже два десятилетия система национальныхквот. В Абхазии давно привыкли к тому, что в местах компактного проживаниярусских и армян выдвигаются только кандидаты русской и армянскойнациональностей соответственно, и в итоге при любом раскладе политических сил впарламенте гарантированно получают места три русских и три армянина. ОтГальского района в парламент проходили два или три грузина. И власти, иоппозиция стремились соблюдать эту традицию. На этот раз ею пренебрегли –видимо, воспользовавшись ужесточившейся политической борьбой. В «русских» округахпоявились желающие попытать счастья абхазские кандидаты (среди них, опять-таки,не было ни одного известного политика, за исключением бывшего вице-спикераРуслана Харабуа). В результате ни один из трех русских кандидатов, считавшихсяставленниками правительства (Наталья Каюн в Сухуме, Виктор Васильев вГульрипше, Андрей Куликов в Гагре) не прошли в парламент; проиграл в первомтуре и Александр Студеникин, единственный оппозиционный кандидат среди русских.Судя по всему, грузинский депутат в парламент попадет лишь один, а представительгреческой общины Дмитрий Севастиди из борьбы также выбывает.

         Что показалиитоги первого тура? С одной стороны, дальнейшую эволюцию политической системы вАбхазии, поскольку очевидно, что в последующие годы неизбежна дальнейшаяперегруппировка политических сил, и результаты выборов, без сомнения, окажут нанее влияние. С другой – о подлинно высоком уровне демократии в республике,поскольку именно неожиданные итоги выборов свидетельствуют, что власть невмешивается в избирательный процесс, не дирижирует выборами и не указываетгражданам, за кого голосовать. Это и можно считать главным достижениемпоследних нескольких лет, первым важным успехом Абхазии после признания независимости.

 

Спартак Жидков


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение