Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Саммит Медведев-Назарбаев: при низком качестве двусторонних отношений, говорить об интеграции рано.

29.05.2008

Автор:

Теги:

Саммит Медведев-Назарбаев: говорить об интеграции, при низком качестве двусторонних отношений, рано.

 

 

Наибольший ажиотаж вокруг первого визита нового президента ДмитрияМедведева в Астану, породило неожиданное предложение НурсултанаНазарбаева к Москве: "подготовить долгосрочное соглашение обэкономическом сотрудничестве и интеграции наших стран", и еще ондобавил -- "это важный документ, поскольку уровень развития экономикнаших стран позволяет мыслить, действовать стратегически по-новому".

Для Нурсултана Абишевича такая риторика дело привычное. Можно сказать,что сама тема «интеграции» (евразийской или региональной) дляНазарбаева своеобразное личное увлечение, привязанность и даженостальгия. Вспомним, что он из тех редких лидеров позднесоветского ипостсоветского периода, которые в свое время не желали распадаСоветского Союза. Давайте разберем, что по существу скрывается за этойтемой, можно ли говорить об интеграции всерьез и как о ней говорить впринципе.

 

Начнем с того, как комментируют предложения Назарбаева в самомКазахстане. Одна из первых, «быстрых» версий, прозвучавшая вполитологических кругах страны в тот же день, сводилась к тому, что Онрешил начать работу над созданием себе некой политической платформы длявозможного в будущем ухода с президентского поста, на которой он мог быопределенное время контролировать политический процесс в Казахстане припреемнике. И такой платформой, якобы, может стать пост главыинтеграционного объединения, то есть его формального административногооргана.

Не будем наивны. Назарбаев видит тупиковость трансляции своей власти внадгосударственный орган на примере того, как буксует уже десяток летподобный орган в союзном государстве Россия-Беларусь. В свое время вокружении Лукашенко, а потом и в окружении Путина, предлагалииспользовать пост главы союзного государства для пролонгации власти.Идея так и осталась нереализованной, и не только в связи снесовместимостью интересов элит двух государств и разницей вэкономической стратегии. Главным обстоятельством явилась самабелорусская независимость - это единственный реальный капитал, которыйвласть Лукашенко может передать в наследство будущим белорусскимпоколениям. Именно поэтому ни о какой настоящей политической интеграциис Россией Назарбаев говорить не станет. Другое дело экономика и игры сбюрократическими надстройками, работающими в этой зоне.

 

Проблематика единого экономического пространства рождается какрезультат сближения на двустороннем и многостороннем межгосударственномуровне, и это первый шаг к будущей интеграции. Обсуждать планы -пожалуйста. Но что толку детально говорить об интеграции до моментавыхода экономик двух стран на максимальный уровень взаимозависимости.Нельзя одно (интеграцию) ставить впереди другого (двустороннихотношений). Иначе мы сразу оказываемся в тупике, то есть ставим себенекорректные задачи и необоснованно завышаем шкалу оценки уровнясотрудничества.

 

Есть множество шагов, которые необходимо пройти для начала подлиннойполитической интеграции, и множество экономических условий над которымитребуется кропотливая работа. Для простоты дела перечислим основныепункты.

 

Первое. Необходимо само ядро процесса, созданное страной илигруппой стран-лидеров интеграции. Ядро - это привлекательный проект илимиссия, задающая перспективу для стран-участников и их граждан.Интеграция может быть и экспансионистская, имперского типа, но такую мыне станем здесь рассматривать.

 

Второе - необходим компромисс элит. Бюрократия, аппаратгосударственной власти стран-участников процесса должны быть готовы науступки друг другу. При нынешнем уровне борьбы за административныересурсы, постоянный передел сфер влияния, не ясного контроля надсобственностью и производственными ресурсами внутри РФ и Казахстана, даеще при нынешнем уровне коррупции, компромисс элит - это результатвойны элит, а не интеграции. Война за ресурсы между элитами не оконченакак в Москве, так в Астане. Сами группы внутри властной элиты двухстран находятся в процессе формирования, очень неустойчивы и подвижны.О какой интеграции может идти речь?

 

Третье. Ресурсы. Забудем первые два пункта, предположим этихпроблем нет. Есть ли у наших экономик необходимые ресурсы для этогопроцесса? Только недавно (Россия в прошлом году) наши страны вышли науровень промышленного роста экономики сравнимый с рубежом 1990 года (ито, благодаря значительному влиянию высоких цен на сырье). Очевидно,что интеграция, современными политическими элитами поколения возрастаНазарбаева, мыслиться как урезанный вариант советской, именно в аспектеэкономической взаимозависимости. Но сейчас отсутствует единыйдотационный центр такого масштаба и возможностей, что был у советскогоСовмина и его совокупного бюджета, перераспределявшего колоссальныесредства в помощь депрессивным зонам на периферии республик СоветскогоСоюза.

 

Четвертое. Наличие общего внешнеполитического купола. Речь идет,прежде всего, об обеспечении геополитической безопасности такогообразования. Есть ли у нас необходимый задел в создании единогопространства безопасности? Необходима синхронная реформа всего ВПК иармейского хозяйства: от штабного планирования до обеспечения частейсовременной техникой, создания единой системы подготовки кадров. Естьлишь некоторые островки в рамках ОДКБ. Тут же следует упомянутьотсутствие единого пространства силовых структур.

 

Сама по себе структура нашей власти не готова к интеграции --вертикальные президентские конструкции, выстроенные по правилам«имитационной демократии» или демократии ограниченного доступа, имеютслишком слабые горизонтальные связи внутри себя (все завязано наверхние этажи). Но именно горизонтальные связи внутри власти позволяютей создавать гибкие формы для последующей интеграции с другимидружескими себе властными конструкциями.

 

Наконец последнее ограничение. Индивидуальное развитие наших наций недостигло той степени самостоятельности, исторической зрелости, котораядаст импульс для гармоничного старта интеграции, не только «сверху», апо всему телу наших государств. Россия и Казахстан пока нереализовались как зрелые национальные государства, способные кнаднациональным компромиссам и интеграционной мудрости.

 

Что же делать? Не говорить о сверхзадаче отношений вовсе?

 

Для начала необходимо признать, что интеграционная риторика сама посебе вредна для аппарата власти и имиджа высших эшелонов, тем более нафоне нынешнего неблестящего состояния двусторонних связей. Говоряритуальные фразы об интеграции, президенты выглядят нелепо. Этостановиться похоже на примитивный театр для плебса, рождая серьезныйповод для критики со стороны публицистов, экспертов и думающей частинаших стран. Давайте уйдем от этой риторики вообще и выдвинем на первыйплан то, что у нас есть, то, что должно качественно работать, а тампосмотрим - нужна нам интеграция или нет.

 

Отказываясь от риторики, надо ли отказывать от сверхзадачи? Нисколько.

Не знаю как ответят в Казахстане, но с точки зрения интересов России -мощность России это мощность соседних территорий, дружеских государств.Так считают не только политологи, так утвердилось в общественном мнении-- задача укрепления связей с друзьями-соседями представляетсянеобходимой.

 

Отсюда и тема для экспертных обсуждений и вся проблематика - обсуждаемне процесс интеграции, а элементы существующего поля для возможнойинтеграции в будущем. Видимо так, вероятно, следует пониматьНазарбаева. Поэтому в российско-казахстанских отношениях необходимоакцентировать задачу кропотливого, детального развития двустороннихсвязей: углубление и расширение поля сотрудничества. Реализация хотя быуже подписанной договорной базы: поддержание и развитие общейинфраструктуры, содействие среднему и малому бизнесу, снижение барьеровв межгосударственном сотрудничестве. Назвать это интеграций было бынеправильно, это просто развитие нормальных межгосударственных связей.

 

По выступлениям Дмитрия Медведева в ходе визита в Астану, сложилосьвпечатление, что он настроен именно на такой постепенный подход, безгромких фраз. Правда, программа сотрудничества, которую озвучилМедведев для Казахстана, это программа 2007 года. В ней нет новыхэлементов. Новые темы для СНГ, медведевские «вехи» были озвучены им навесеннем неформальном саммите в Москве, в конце февраля, где он былофициально представлен Путиным в качестве нового главы РФ. Тогдапрозвучали фразы о сотрудничестве в области нанотехнологий иинновационных производств, создании фонда помощи при ЧС, развитиигуманитарных связей, помощи среднему бизнесу (тема транслировалась изроссийской повестки). Собственно пока этими темами медведевский вклад иограничен. Однако к осенне-зимним раундам саммитов и встреч на уровнеглав СНГ и ЕврАзЭС Медведев должен будет развить свои новые инициативыв нечто большее, утвердить их в качестве программ сотрудничества вдополнение к тем задачам и главной проблематикероссийско-казахстанского сотрудничества, которой будет заниматься Путинв качестве премьера (координация и расширение нефтегазового экспорта,инвестиции металлургических корпораций в Казахстан).

К зиме 2009 станет ясно, если перспективы в работе совместных венчурныхфондов, есть ли ресурсы по линии Космоса (использовании ГЛОНАСС),каковы российские перспективы строительства в Казахстане АЭС. Станетясно, как Медведев отреагирует на главное «инновационное» предложениеНазарбаева - строительство канала «Евразия» из Каспия в Черное море.

 

С новым президентом обычно появляется шанс для позитивных изменений вдвусторонних отношениях. При Путине-президенте достигнуто многое. Нодостаточно ли нам качества двусторонних отношений? Как расширить егополе и разнообразить повестку? На этот вопрос должен ответить плансовместных действий России и Казахстана на 2009-2010 годы (соглашение оначале его разработки было подписано в Астане).

 

Такие документы, обычно страдают формализмом и обобщеннымиформулировками. Но хотелось бы обратить внимание на другое. Наши странывступают в некий новый период, который требует «осовременить» не толькоповестку но саму работу бюрократии. Требуется аппаратная диверсификацияи децентрализация отношений между странами.

Российская внешняя политика при Медведеве имеет как минимум два трафика(Путин и сам Медведев) и, в отличие от путинского периодаперсонификации и централизации на первое лицо, это возможно началонового тренда в российской политике - не сводимости «всего что есть» кодному лицу. Децентрализация работы, то есть разработка плановдвустороннего сотрудничества по отдельным ведомствам и уровнямответственности (при сохранении стратегии) может и должна принестипользу. Создание широкого формата связей от высших эшелоновгосударственной власти до общественных организаций (НПОНГО) приведет кнеожиданным результатам. При чем это важно не только на линииКазахстана, но и по всему плану внешней политики РФ в СНГ. Если такаяработа будет осуществляться, если появится результаты, тогда посмотрим,куда нам двигаться дальше.

 

Версия статьи опубликована в казахстанской газете «Республика».

30.05.08.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение