Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Манкурт ШАЛАКАЗАХОВ. Поля кормления "этнокультурных интеллигентов"

20.02.2012

Автор:

Теги:


У части казахской интеллигенции есть две судьбоносные функции: неустанная критика "зажимающих" казахский язык и развитие этого самого языка. Всевозможные проекты, призванные поднять статус госязыка, чрезвычайно прибыльны, настолько прибыльны, что до сих пор никто не может конкретно подсчитать, сколько средств было выделено на их реализацию за 20 лет. Кроме, конечно, тех, кто эти средства освоил. Освоение не пошло на пользу упомянутому языку, зато критика в адрес не желающих чтить казахский лишь усилилась. Взаимосвязь вполне объяснима: шумиха в СМИ, упреки и наезды – новый грант от властей. После чего очередной "лимончик на филологию" пропадает в неизвестном направлении, а интеллигенция вновь проклинает "врагов языка".

Безусловно, несправедливо обвинять интеллигенцию огульно, тем более что пресловутые радетели, зарабатывающие на госязыке, заметно выделяются. Те, кто в действительности любит родной язык и желает ему добра, обычно работают над его развитием молча, часто на собственные средства, или хотя бы не устраивают скандалов. Зато инициаторы всевозможных "петиций 138", радеющие о языке буквально на каждом углу, известны и знамениты. Имена Мамая, Шаханова, Тайжана и иже с ними не сходят с газетных полос, но вот их вклад в изучение казахского по-прежнему приходится искать под лупой. Упомянутые господа так и не смогли предъявить ни одного человека, обученного с их помощью читать-писать-говорить, хотя и объявляют "радение" главным делом жизни. Несправедливо также обвинять только граждан навязчиво причисляющих себя к интеллигенции – чиновники тоже постарались. И если рядовых казахстанцев интересует ответ на вопрос, почему за 20 лет независимости изучение госязыка не слишком продвинулось, хотя в него вложены миллиарды, то возмущение можно смело адресовать коммерсантам от филологии и их подельникам из государственных органов.

Средства, выделенные на "казахский прорыв", разворовываются столь регулярно, что эту задачу уже можно сравнить с бездонной бочкой. Буквально на днях гневный протест против нечестного бизнеса на языке прозвучал с депутатской трибуны. Депутат Мажилиса Мурат Абенов обвинил правительственных чиновников в хищении крупных сумм из государственного бюджета, выделенных на развитие сайтов на казахском языке. Только в 2010 году, по сведениям депутата, на развитие отечественного контента государство потратило около полумиллиарда тенге, а вот сайтов-то больше не стало. Напротив, казахскоязычные ресурсы до сих пор даже не попадают в первые 30-40 сайтов по шкале популярности, большая часть Казнета остается русскоязычной. По информации народного избранника, количество сайтов на казахском не превышает и 10%. "Если сегодня выяснится, что тендеры проведены, победители выиграли, деньги потрачены бюджетные, а на казахском языке информации нет, значит, получается, что государственные деньги разворованы, что они потрачены не по назначению. Мы обратились сегодня в правоохранительные органы, в финансовую полицию – проверить все тендеры за последний год, как деньги были использованы", - так передали слова депутата информагентства. К сожалению, основной гнев г-н Абенов обрушил на чиновников, как главных виновников расхищения средств, а вот о всегда причастной к этому "ориентированной" интеллигенции пока не упомянул. Однако опыт показывает, что в провальных проектах рядом с коррумпированными госслужащими обязательно фигурируют представители определенных писательских и журналистских кругов. Их имена крайне редко мелькают в скандалах, поскольку над многими из них реет ореол неприкосновенности "агашек" или "сыновей агашек". Поминать "святое" по таким низменным поводам – нарушение ими же созданных негласных норм этикета. И, тем не менее, многие неудачные проекты на госязыке выполняются за счет средств налогоплательщиков, не исключая и казахскоязычные СМИ, которым давно модно помогать.

Если б депутат Абенов поднял материалы, скажем, 2009 года, то выяснил бы, отчего в родном интернете до сих пор нет ни одного внятного русско-казахского (тем более, наоборот) онлайн-словаря. Простейший поиск выдает примерно 6-8 ссылок на подобные проекты, однако не спешите радоваться – половина из них не работает, а оставшиеся не могут перевести "терезе-китап". Но удивляться такому казусу не стоит: бывший председатель Комитета по языкам Министерства культуры и информации Ерден Кажибек позаботился, чтобы словарей у нас не было. В 2009 году его обвинили в злоупотреблении должностными полномочиями и расхищении бюджетных средств, выделенных на выпуск онлайнового казахско-англо-русского словаря-переводчика. Переводчик, разумеется, накрылся наглухо, г-н Кажибек, по слухам, находится в Турции. К слову, по непонятным причинам за расхитителя рьяно вступался "ориентированный" Шаханов. Также стоит заметить, что про этого великого ученого-тюрколога (так его представляла "Казахстанская правда") теперь не пишет ни русскоязычная, ни казахскоязычная пресса, ни даже оппозиционная пресса (последней проще передавать рассуждения Мухтара Аблязова о Жанаозене...). А ведь отношение к казахскому языку (ГОСУДАРСТВЕННОМУ ЯЗЫКУ!) и те грязные движения вокруг него - это же лакмусовая бумажка вообще отношения ко всему, и прежде всего, к исполнению законов. Получается все те, бесстыдно рекламируемые властью усилия по повышению роли казахского языка - это просто туфта. И неужели в этом виновато русскоязычное население? Шала-казахи?

...Чуть раньше в Жамбылской области под подозрение в коррупции попали чиновники областного управления по развитию госязыка, которое курировали деятельность Центра по обучению государственному языку. Местная прокуратура установила, что в 2008 году из бюджета области для проведения мероприятий по обучению и развитию казахского языка облуправлению было выделено 18,719 млн тенге ($120 тыс.). "Однако директор центра Маскеу Нохрабеков вместо специализированной литературы и учебников по казахскому языку закупил детективные рассказы. Среди изъятой у него в центре художественной литературы были книги "Вор в законе", "Ночная бабочка", "Мои друзья - головорезы". Всего таких "популярных" книжек было закуплено им на сумму 30 тысяч тенге", - говорилось в сообщении прокуратуры. В органах также подчеркнули, что в деятельности центра были обнаружены и другие нарушения по нецелевому использованию бюджетных средств: разворовывание денег, предназначенных на командировки чиновников, а также неправомерное увеличение заработной платы местным чиновникам. Быть может, эти "радетели" оправдывались тем, что Юг и так почти весь титульный и изучать ничего не нужно?

Еще одна ахиллесова пята – учебники казахского языка, а также пособия, написанные на казахском. Уже лет 10 фактически каждый "умелец" может выпустить свой учебник, методы контроля в этой области крайне неудовлетворительные – а как же, ведь это исконная вотчина "ориентированных агашек". Так в 2008 году из 2936 учебников и учебно-методических комплексов (УМК) рекомендованы к использованию в учебном процессе лишь 1202, а 1107 отклонены, 338 направлены на доработку и 289 из-за низкого качества по всем требованиям не допущены к экспертизе, таковы данные пресс-службы Министерства образования РК. Кроме того, в конце 2008 года проведена дополнительная экспертиза 1701 учебника и УМК. По ее результатам рекомендованы к использованию в образовательном процессе 987, а 31 учебник не допущен к экспертизе. Сегодня же каждый родитель, педагог и ученик может самостоятельно вспомнить пример некачественных учебников или некорректных тестов ЕНТ.

Сегодняшние школьные учебники порождают массовую неуспеваемость школьников, сетовала в 2009-м, урожайном на филологические скандалы, году депутат Мажилиса парламента РК Раиса Полищук. "Наши учебники грешат ошибками грамматического, методического и смыслового характера, поскольку построены с нарушением всех принципов и критериев их конструирования, с отсутствием мотивационного компонента образовательного процесса... Но самое главное, все учебники перегружены информацией, и ступень абстракции ее изложения не согласована ни со способностями учащихся по ее усвоению, ни с их подготовленностью по ее восприятию", - негодовала депутат. Судя по всему, ее требования так и не были услышаны, и сегодняшние пособия все также, мягко говоря, оставляют желать. Годом раньше стон о плохих книгах дошел и до главы государства. "У нас есть факты, когда издаются некачественные учебники на казахском языке. Сама грамматика казахского языка требует осмысления и совершенствования. Правительству необходимо создать специальную комиссию и тщательно проанализировать ситуацию с развитием государственного языка. Соответствующим государственным органам следует подумать и о том, чтобы на телевизионных каналах новости, фильмы и в целом основные программы, которые идут на казахском языке, сопровождались субтитрами на русском языке. И наоборот. Это касается и тех передач на телеканалах, суть которых мы хотим довести до всех граждан страны", - подчеркнул президент Назарбаев. Нечего и говорить, что "интеллигенты", крайне любящие поговорить о печальной судьбе языка и заклеймить позором любого встречного, отнюдь не кинулись исправлять ошибки, на которые указал президент.

Вообще возникает странная ситуация, когда никто, кроме "ориентированных интеллигентов" не против предложенного главой РК знания трех языков, но исполнение госпрограмм продолжает топтаться на месте. По отзывам экспертов, в нашей стране практически отсутствует структурированный анализ результатов предыдущих языковых программ. Как грибы после дождя плодятся различные курсы, тренинги, набившие оскомину "программы", так, по данным источников МОН РК за 2010 год, в Казахстане существует 101 центр обучения казахскому языку, но кто слышал об их достижениях?
Цели государственных программ развития языков от 2001 и 2010 гг. дублируют друг друга, наблюдается низкая результативность предыдущей госпрограммы, языковая среда и информационное пространство остаются в большей степени русскоязычными, отсутствует мотивационная база изучения и употребления казахского языка, сетуют независимые специалисты. Проще говоря, "радетелям" выгодно рожать нежизнеспособные "метОды", чиновникам выгодно эти "программы" подпитывать, а народ как-нибудь перебьется. Примечательно, что хотя с момента обретения независимости все без исключения госпрограммы развития были сорваны, ни один человек не понес за это наказание. Как утверждают знающие люди, новая программа, обещающая нам поголовное владение титульной речью к 2020 году, создана Минкультом исключительно "под себя". Быть может, не случайно именно из Минкульта – битком набитого "ориентированными" - и просочились скандальные поправки к закону о языках. Буря негодования, сопровождавшая непродуманные нормы, кажется, была призвана отвлечь население от действительных виновников срыва обучения языку. Кстати, за утечку провокационной инфы также никто ответственности не понес.

Продолжим хронику языковых скандалов. В 2011 году в Алматы громыхнула очередная "бомба". В школьных дневниках на казахском языке их авторы и издатели допустили массовые грамматические ошибки, серьезные нарекания вызвали изображения и описания государственной символики, а смысл некоторых текстов и вовсе оказался искаженным. Филолог Райхан Хиршибаева так отозвалась о "творческом успехе" дневников: "такое ощущение, что ошибки допустили намеренно. Смотрите, в одном абзаце их целая куча! Что за слово "Одноцветиясі"? Вместо "Улттық гимні" нужно было написать "Мемлекеттік гимн". Второго куплета здесь вообще нет! Очень обидно, что к государственному языку относятся невнимательно. Такая безграмотность очень вредит школьникам". Где в то время, когда населению продавались эти литературные изыски, были "радетели" и их покровители из числа чиновников, и какое наказание понесло издательство? На эти вопросы тяжело ответить.

Осенью 2011-го "спалилось" очередное языковое детище Минкульта. Широко разрекламированные Министерством культуры бесплатные русско-казахские разговорники оказались не только недоступны для населения, но и, деликатно выражаясь, сомнительного качества. В СМИ широко освещалось гадание на кофейной гуще, но даже конкретное число разговорников и сумму, затраченную на их изготовление, выяснить не удалось. По некоторым данным, на Минкульт потратил порядка 200 миллионов тенге, обещая, что "разговорники уже распространены по всем областным центрам, крупным компаниям, а также представлены всем заинтересованным в изучении казахского языка лицам". В итоге журналистам с трудом удалось найти хотя бы несколько экземпляров продукции, предназначенной для "всех-всех". По-изучав новинку, народ тихо ужаснулся. Одна из брошюр "Дастархан" (якобы тиражом в 100 тысяч экземпляров) была вовсе напечатана вверх ногами, прочие местами оставались нечитаемыми. Позвольте продемонстрировать степень обалдения экспертов, приглашенных газетой "Время". "Из 44 страниц каждого разговорника только 17 посвящены конкретным темам - спорту, культуре, образованию, медицине и так далее. Все остальное - фразы из повседневного общения, повторяющие друг друга. То есть налицо неэффективное использование полезного печатного пространства: ведь словарный запас казахского языка не исчерпывается двумя десятками страниц брошюры!" "Во-первых, "дом" по-казахски - не "шаңырақ", а "үй". "Шаңырақ" - это верхняя часть юрты. Зачем же вводить людей в заблуждение? Слово "профессия" я бы, например, перевел "мамандық", как наиболее часто употребимое в разговорной речи, а не "кəсiп" (это больше относится к термину "предпринимательство", "ремесло"). Ошибки и казусы разговорников можно цитировать бесконечно.

Как выяснилось, Минкульт "перепутал туризм с эмиграцией" и не только задался целью научить местных русскоязычных госязыку по туристическим пособиям – к тому же, безграмотным – но и провел крайне интересные тендеры. Разработкой разговорников занимался Республиканский координационно-методический центр развития языков имени Шайсултана Шаяхметова, коллектив в составе авторов А. А. Торениязовой, Ж.А. Турлыбековой и У.К. Каюповой, а непосредственно изданием - странное ТОО "Newsol.kz". Основным видом деятельности, как выяснили коллеги из "Время", упомянутого ТОО значились строительно-монтажные работы – что здесь добавишь? Одно не вызывает удивления, профильный министр Мухтар Кул-Махумед, в прошлом один из главных борцов за чистоту и массовость изучения казахского ни разу публично не покраснел за свое министерство. Между тем, если предложить главным "радетелям" за благополучие казахского языка вместо многочисленных саморекламных публикаций и сомнительных петиций подготовить и издать приличный разговорник или онлайн-переводчик, то… словом, тем, кому дороги слух и зрение, лучше таких идей не выдвигать. Вам ответят, что не дело интеллигенции марать руки о столь низменное занятие, куда как удобней рассуждать о судьбах нации. Ну и "пилить" бюджеты в свободное от усердий время.
Источник - spik.kz
,

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение