Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Евгений Винокуров, ЕАБР: Единая валюта – венец интеграции, а производственная кооперация – ее фундамент

08.02.2012

Автор:

Теги:


Итоговый эффект от создания ЕЭП и последующего возможного присоединения к нему Украины может оцениваться для четырех стран в $1,1 трлн. за период 2011-2030 гг. Такой вывод содержится в докладе «Украина и Таможенный союз», опубликованном Евразийским банком развития (ЕАБР). 

Авторы этого документа, среди которых ведущие ученые-экономисты России и Украины, рассмотрели несколько вариантов развития интеграции на постсоветском пространстве. В том числе различные сценарии вступления Украины в ЕЭП, а также перспективы ее присоединения к зоне свободной торговли ЕС.  Рассказать об основных выводах, которые были сделаны в этой работе, мы попросили одного из авторов, директора Центра интеграционных исследований ЕАБР Евгения Винокурова. 

- Евгений Юрьевич, сейчас во всех странах ЕЭП идут споры относительно того, кому более всего выгодно это объединение. Что по этому поводу говорят результаты вашего исследования? 

-  Исследование показало, что эффект Таможенного союза (ТС) и ЕЭП в долгосрочной перспективе будет положительным и оценивается на уровне 2,5% совокупного ВВП трех стран к 2030 году. В страновом разрезе это порядка 14% для Беларуси, 3,5% для Казахстана и 2% для России. 

Мы видим, что для России и Казахстана эффект от создания  ТС и ЕЭП относительно небольшой, но в абсолютных цифрах он выглядит более солидно. Так, с 2011 по 2030 гг. он составит в России $632 млрд. (в ценах 2010 года),  в Казахстане - $107, в Беларуси - $170 млрд. Значительным может быть и эффект интеграции с ЕЭП для Украины – порядка 6% дополнительного роста ВВП к 2030 году или порядка  $219 млрд. за этот период.

- Каковы наиболее вероятные сценарии интеграции для Украины? 

- Сейчас для Украины существуют два ключевых направления интеграции – с Евросоюзом и с ЕЭП. Они часто подаются как противоположные, антагонистичные, но мы с этим не согласны.  

Не стоит так жестко противопоставлять «выбор» Украины. Россия и ее партнеры по ТС также заинтересованы в создании зоны свободной торговли с Евросоюзом. На самом деле «европейский» вектор интеграции приоритетен и для стран Таможенного союза. В силу того, что и для стран ЕЭП в обозримом будущем ЕС останется важнейшим торгово-экономическим партнером, создание зоны свободной торговли ТС и Евросоюза сейчас актуально. Другим внешнеэкономическим приоритетом ЕЭП выступает Восточная Азия, в том числе, конечно, Китай. В качестве пилотных проектов могут выступить зоны свободной торговли с Новой Зеландией и Вьетнамом. 

 В настоящее время в процессе согласования находится соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом. Наши расчеты показали, что в этом случае товарооборот между Украиной и ЕС увеличится как в части экспорта, так и в части импорта Украины. Но импорт из ЕС будет расти опережающими темпами, примерно на  20%, в то время как украинские поставки в Европу - только на 10%. Соответственно, возрастет отрицательное сальдо торговли Украины с ЕС. 

Одновременно страны ЕЭП будут вынуждены ввести ряд заградительных мер для украинской продукции. То есть украинские товары будут завозиться в ЕЭП на тех же условиях, что и товары из Европы. Это может привести к тому, что товарооборот между Украиной и странами ЕЭП сократится примерно на 2,5%. В итоге, и без того отрицательное сальдо Украины еще более увеличится в торговле как с Западом, так и с Востоком.

Был рассмотрен также сценарий валютной интеграции в ЕЭП. Эффекты быстрой валютной интеграции представляются нам неоднозначными. Если просто ввести единую валюту в ЕЭП бед предварительной подготовки, то результаты могут быть отрицательными. Нельзя торопиться. Для начала необходимо наладить эффективную координацию макроэкономической политики, скоординировать такие базовые показатели как дефицит бюджета, инфляция, государственный долг.  

Кроме того, нужно учитывать, что Россия и Казахстан – страны сырьевого экспорта, а Беларусь и Украина являются нетто-импортерами энергоресурсов. Соответственно движение валют у них идет по разным векторам. Поэтому при приближении к единой валюте нужно предпринять целый комплекс мер для  ликвидации возможных дисбалансов. Эксперты на сегодняшний день солидарны в том, что валютная интеграция – это венец интеграционных процессов, а не фундамент, и идти к ней нужно постепенно и осмотрительно. 

- А нужно ли вообще к ней идти? И возможно ли форсированное развитие событий под политическим давлением? 

-  Произошел интеграционный прорыв – создание Таможенного союза и Единого экономического пространства. С 1 января 2012 года вступили в силу 17 соглашений по ЕЭП. Это мощная институциональная рамка, которую теперь необходимо наполнить экономическим содержанием, конкретными проектами, трансграничной инфраструктурой, взаимными инвестициями и торговлей, инициативами в секторах, особенно технологичных. Только после наполнения ЕЭП экономической материей можно говорить о валютной интеграции. В принципе,  интеграция – не панацея. Она не столько дает «готовые» эффекты, сколько открывает возможности, которые нужно реализовывать в рамках конкретных инициатив и проектов.  

Что касается форсирования, то существует масса промежуточных вариантов. Например, единая расчетная валюта. Фактически рубль уже во многом является единой расчетной валютой на пространстве СНГ. Можно повышать эффективность расчетов в рублях, использовать механизмы работы на фондовых рынках для повышения эффективности рублевой зоны. Например, сделать так, чтобы казахстанцам и белорусам было интересно выходить с рублевыми облигациями на московскую биржу. Такие возможности сегодня очень активно обсуждаются. 

Возвращаясь к вопросу о разных сценариях интеграции, можно отметить, что наибольший положительный эффект как для Украины, так и для стран таможенной тройки достигается при вступлении Украины в ЕЭП с дельнейшим технологическим сближением четырех стран. Потенциал технологической кооперации между нашими предприятиями существует еще с советских времен и до сих пор используется, но не в полной мере – из-за таможенных и других барьеров. Реализация и развитие этого потенциала является самым перспективным направлением интеграции. 

Е. Дудка


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение