Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юрий Солозобов: Дорожная карта для России и Казхстана.

28.05.2008

Автор:

Теги:
 
 
26.05.2008

 

Старый друг лучше новых двух

В известной казахской пословице ('Шакырган жерден калма, шакырмаган жерге барма') говорится о том, что не стоит пропускать тех мест, где ты желанный гость, но нежелательно появляться в гостях там, где тебя не ждут. Похоже, что эта народная мудрость станет верной основой для внешней политики наших стран-соседей. Так, казахстанский президент Нурсултан Назарбаев одним из первых поздравил новоизбранного президента Дмитрия Медведева с победой и сразу успел пригласить его с официальным визитом в Астану. В ответ Медведев заверил Назарбаева, что Казахстан является самым близким, самым надежным союзником России.

На пространстве СНГ сразу несколько стран претендуют на то, чтобы называться стратегическими союзниками России. Однако политические декларации ряда лидеров зачастую расходятся с их делами. Например, на недавний саммит НАТО прибыло большинство наших партнеров по СНГ, поспешивших там продемонстрировать свою лояльность Западу. Положительным знаком для Москвы стал отказ президента Казахстана Нурсултана Назарбаева принять участие в бухарестском саммите. Это уже не первый случай, когда Астана игнорирует антироссийские мероприятия: еще один пример - энергетический саммит в Кракове. Получается, что Казахстан - надежный российский партнер, в том числе и в вопросах военно-политической и энергетической безопасности. До тех пор пока российские рубежи со стороны Центральной Азии будут защищены, Россия может чувствовать себя в безопасности. По этой причине Казахстан, имеющий с нами общую границу протяженностью свыше 7,5 тысячи километров, является важнейшим геостратегическим союзником для России.

Для Астаны добрые отношения с Москвой - также приоритет номер один. При всей официально провозглашенной 'многовекторности' внешней политики Казахстана президент Назарбаев в своем последнем послании четко обозначил этот факт. Россия - надежный военно-политический щит и самый крупный торгово-экономический партнер для Республики Казахстан (РК). По данным официальной казахстанской статистики, доля двустороннего торгового товарооборота с Россией составляет 75% всего внешнего товарооборота РК со странами СНГ. Двусторонний внешнеторговый оборот ежегодно увеличивается - в прошлом году он достиг 16 миллиардов долларов, а в этом году может составить 20 миллиардов. При этом 70% товарооборота приходится на приграничные районы: из 27 субъектов России, расположенных на границе с государствами СНГ, 12 субъектов являются приграничными соседями семи областей Казахстана. Но Россия и Казахстан являются евразийскими государствами не только географически, но и по полиэтническому и многоконфессиональному составу населения. Между нашими народами давно существуют взаимные симпатии: в Казахстане проживают 4 миллиона русских, а на территории России - миллион казахов. Так что наши страны-соседи являются настоящими 'сиамскими близнецами' на постсоветском пространстве.

Не расплескать чашу дружбы

За последние годы в отношениях Москвы и Астаны был достигнут впечатляющий прогресс. Резко выросла степень доверия как между народами, так и между лидерами наших стран. По словам президента Казахстана, его личные отношения с Путиным сделали многое для решения сложных двусторонних проблем, таких как раздел Каспия, вопрос использования космодрома Байконур, и прочее. Нурсултан Назарбаев не раз подчеркивал, что за период президентства Путина отношения Казахстана и России достигли совершенно нового уровня во всех сферах - в политике, экономике, вопросах оборонного сотрудничества, культурно-гуманитарных связях.

В настоящее время Казахстан является самым близким естественным союзником России на постсоветском пространстве. В отличие от других государств СНГ у наших стран-соседей нет глобальных противоречий. Можно констатировать смело: ни в одной сфере двусторонних отношений РФ и РК не существует острых кризисных точек. Разумеется, между любыми независимыми государствами всегда присутствует небольшой элемент конкуренции, но позитивные моменты нашего двустороннего сотрудничества существенно перевешивают все возникающие шероховатости. За восемь путинских лет было понято главное - поиск компромиссов важнее конфронтации. Просто нужно обоюдно уважать национальные интересы друг друга и с дружеской откровенностью своевременно обсуждать возникающие проблемы.

Сегодня в двусторонних отношениях между Казахстаном и Россией не существует вопросов, которые не были бы решены путем конструктивного диалога и учета взаимных интересов. Как отметил президент Назарбаев: 'Самое главное - у нас, как и у россиян, есть понимание того, что мы должны продуктивно использовать площадку совместных объединений, чтобы сообща определять правила игры на экономическом поле региона. И, что особенно важно, взаимодействовать на основе принципов консенсуса и добровольности, которые уже доказали свою эффективность'. Перед визитом Медведева казахстанская сторона выразила уверенность в поступательном развитии союзнических отношений двух стран, дальнейшем расширении договорно-правовой базы сотрудничества в политической и экономической областях.

Как будет мести новая метла?

Разумеется, от нового президента, который всерьез и надолго пришел в Кремль, во многом зависит, сохранится ли высокая динамика двусторонних отношений между нашими государствами. У экспертов есть все основания полагать, что прогресс, достигнутый во время президентства Владимира Путина, будет планомерно продолжен и развит при Дмитрии Медведеве. Дело в том, что в межгосударственном сотрудничестве наметились сразу три крупных направления - энергетическое, транспортно-коммуникационное и гуманитарное, - которые набрали свою собственную инерцию. Российско-казахстанская дружба - это уже сложившаяся политическая константа в СНГ. Кроме того, какой разумный политик захочет отказаться от хороших отношений со своим ближайшим соседом?

И в Кремле, и в Ак-Орде хорошо понимают, как важно сохранить тот уровень контактов и политического взаимодействия, который сложился в предыдущие годы между нами. Как известно, Россия с интересом изучает успешный опыт экономической и конституционной реформ в Казахстане, казахстанские наработки по государственно-частному партнерству и др. Интенсивными стали обмены между представителями правящих партий - 'Единой России' и 'Нур Отана'. Взаимосвязь элит обеих стран - самая надежная гарантия того, что при смене руководства и в России, и в Казахстане с дружескими отношениями ничего плохого не произойдет. Но может быть, в новом президентском цикле нам стоит шагнуть дальше - продолжить движение в сторону более тесного сближения политических классов и политических систем к рубежу 2012 года?

В этом диалоге для молодой команды Дмитрия Медведева найдутся заинтересованные собеседники в Казахстане. К примеру, треть кадров на государственной службе в Казахстане сегодня составляет молодежь, а средний возраст чиновника - всего 39 лет. Это значит, что у наших стран появляется мощная энергетика для новых свершений.

Можно предположить, что Дмитрий Медведев и Нурсултан Назарбаев в ближайшие годы будут вместе работать над укреплением наших торгово-экономических и политических связей. Оба государства особо заинтересованы в развитии топливно-энергетического комплекса и транспортно-коммуникационного сотрудничества между Западной Европой и Китаем. Новые совместные проекты ожидают нас в вопросах, связанных с освоением космоса и мирного атома. Диапазон сотрудничества широк - от подготовки казахстанских космонавтов и обучения студентов в вузах России до организации Международного центра по обогащению урана и проектирования энергоблоков нового поколения. Получается целая 'дорожная карта' взаимовыгодного российско-казахстанского развития для вновь избранного президента Дмитрия Медведева.

Связанные одним газом

Казахстанско-российские отношения в нефтегазовой сфере давно стали примером добрососедского сотрудничества. Так, еще в июле 1998 года было подписано Соглашение о разграничении дна северной части Каспия. Три спорных углеводородных месторождения - 'Курмангазы', 'Центральное', 'Хвалынское' - стали осваиваться на паритетной основе. Затем по проекту 'Курмангазы' было заключено беспрецедентное соглашение, по которому совместные инвестиции составят более 20 миллиардов долларов, а ожидаемая прибыль превысит 50 миллиардов. Российский 'Газпром' и госкорпорация 'КазМунайГаз' образовали специальное СП 'КазРосГаз' для поставок газа на период до 2011 года. Новым этапом сотрудничества стал переход от добычи сырья к глубокой переработке нефти и газа. Наглядный пример - создание в Оренбурге СП на базе Карачаганакского месторождения в Казахстане.

Освоение ресурсов Каспия тесно связано с вопросами транспортировки углеводородного сырья на мировые рынки. Сегодня 78% казахстанского экспорта нефти прокачивается через территорию России. Соглашение о транзите энергоносителей сроком на 15 лет вроде бы надежно закрепило ключевое место России в экспорте казахстанских энергоресурсов. Но предстоящий рост добычи на Каспии неизбежно ставит наши страны перед проблемой создания дополнительных путей транспортировки углеводородов на мировой рынок. Запад давно выступает с идеей столкнуть лбами Россию и Казахстан, отведя им роль сырьевых конкурентов в 'кочегарке Европы'. Этому плану можно противопоставить единство наших инфраструктурных маршрутов с более активным участием России, Казахстана и третьих стран.

Следовательно, наращивание мощностей существующих нефтепроводов КТК (до 67 миллионов тонн) и Атырау-Самара - стратегически важная тема диалога Казахстана с Россией. Но реконструкции действующих трубопроводов недостаточно - Москва и Астана должны более активно сотрудничать в строительстве новых маршрутов. В частности, речь идет о стратегическом Прикаспийском газопроводе с участием Туркмении и о новых схемах поставки энергоносителей в Евразии. Еще в мае 2006 года Путин и Назарбаев договорились, что западносибирская нефть пойдет в Китай через Казахстан. Труба Атасу-Алашанькоу позволит интегрировать нефтепроводные системы Казахстана, России и Китая в единую систему.

Что же касается спорных прозападных проектов 'Набукко' и Транскаспийского газопровода, то здесь нам не следует по-страусиному прятать голову в песок. Российские и казахстанские эксперты совместно с международными исследователями могли бы дать свою оценку ТЭО подобного строительства. Вполне можно показать колониальную суть этих проектов и доказать неизбежный экологический ущерб для биосферы Каспия. России и Казахстану, имеющим печальный опыт хищнического освоения западными компаниями месторождений Сахалина и Кашагана, незачем дважды наступать на одни и те же грабли.

Стратегия взаимного выигрыша

Сейчас крайне необходимо создание такой системы взаимоотношений Казахстана и России в нефтегазовой сфере, которая исключала бы конкуренцию и, наоборот, давала бы возможность совместно использовать наши ресурсы. Пора уже отходить от идеологии подозрительности и недоверия к более выгодной стратегии взаимного выигрыша. На практике это означает отход от принятого ныне толкования всех событий сквозь призму геополитики с ее конфронтационной логикой ('опасный дрейф' РК в сторону Запада, якобы неизбежная борьба маршрутов и пр.). Приоритет должен отдаваться развитию реальных совместных проектов и сотрудничества (здесь необходимо активизировать потенциал инвестиционной политики, поощрять создание СП и внедрить гибкую систему тарифов на транзит с учетом взаимных интересов за пределами общего пространства сотрудничества).

Казахстанский эксперт Лейла Музапарова справедливо считает, что формирование российско-казахстанского нефтегазового картеля резко усилит позиции обеих стран на рынках стран-покупателей и даст возможность влиять на ценовую конъюнктуру. Одним из стержней, вокруг которых этот проект мог бы формироваться, может стать упомянутый выше казахстанско-китайский трубопровод, соединенный с нефтепроводом, идущим из Западной Сибири. Будущее - за энергетическим союзом двух государств: своеобразной олигополией, относящейся как к сфере добычи энергоресурсов, так и к сфере ее транспортировки. Формирование общего российско-казахстанского рынка энергоресурсов должно стать надежной основой для создания единого экономического пространства в рамках Таможенного союза. Так же как европейская интеграция началась с франко-германского Союза угля и стали, грядущая интеграция России и наших стран-союзников может и должна базироваться на новом Энергетическом пакте.

Контуры Евразийского энергетического пакта

Формирующиеся уже сегодня в СНГ условия поставок и транзита требуют единства поставщиков и потребителей. Или как минимум - осмысленной координации совместных действий. Прежняя практика головокружительных газовых сверхприбылей уходит в прошлое, а на повестку дня выходит проблема определения справедливых цен на энергоносители. К примеру, в условиях роста мировой конкуренции за ресурсы Каспия недавнее повышение закупочных цен на среднеазиатский газ до рыночного уровня стало необходимым условием дальнейшего сотрудничества со странами Центральной Азии. Но на сегодняшний день многие проекты по добыче, транспортировке нефти и газа из Центральной Азии осуществляются по договоренностям на двусторонней основе. Это негативно сказывается на ценообразовании и влечет за собой постоянные трения между потребителями и производителями.

Сегодня явно не хватает прозрачных правил энергетической игры на пространстве бывшего СССР. Евросоюз давно предлагает России ратифицировать так называемую Энергетическую хартию, формулирующую общие правила поведения на энергетическом рынке. Москва по вполне понятным причинам отказывается принять этот документ как содержащий явно односторонние преференции для Европы. Однако взамен хартии не было выдвинуто системных предложений по урегулированию интересов транзитеров, экспортеров и производителей газа. За исключением, пожалуй, идеи 'газовой ОПЕК', имеющей больше пропагандистский, чем практический характер.

Новые инициативы Дмитрия Медведева в этой сфере могли бы сдвинуть дело с мертвой точки.

И Казахстан как ближайший союзник России вполне готов их поддержать. 26 сентября 2007 года президент Казахстана Назарбаев с трибуны ООН предложил принять Евразийский пакт стабильности энергопоставок, предполагающий обязательства и гарантии как для потребителей, так и для поставщиков. По мнению аналитиков, отсутствие у России своего варианта хартии, устанавливающей взаимную ответственность игроков энергетического рынка в СНГ, будет постоянно приводить к череде кризисов и растущему недовольству со стороны соседей. Или как вариант - к привлечению в качестве верховного арбитра в газовых спорах стран Евросоюза и США. Кстати, генеральный секретарь Североатлантического альянса Яап де Хооп Схеффер открыто заявил, что обеспечение безопасности в сфере энергетики в будущем станет одной из главных задач НАТО.

Военно-политическая сфера сотрудничества

В настоящее время на формирование системы безопасности в Центральной Азии ориентированы проекты не только России, но США, Китая и ряда других держав. К примеру, Запад считает, что без НАТО уже никак нельзя обойтись в вопросе поставок энергоресурсов Каспия в Европу с участием таких стран, как Казахстан, Азербайджан, Грузия и Украина. По мнению западных аналитиков, в ближайшие пять-семь лет Россия вполне может перестать быть модератором постсоветского пространства. Поэтому вопрос безопасности 'мягкого подбрюшья' России должен стать постоянным предметом внимания нового российского лидера. Сегодня на постсоветском пространстве действует целый ряд организаций - СНГ, ОДКБ, ШОС. Формально эти организации преследуют разные цели, но на деле их функции часто совпадают и дублируются. Например, в СНГ существует целых три проекта обеспечения безопасности в Центральной Азии: единая система ПВО, миротворческая деятельность и Антитеррористический центр СНГ. Представляется, что скорейшее разделение зон ответственности в пользу Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) будет способствовать более действенному решению проблем безопасности.

Именно в рамках ОДКБ можно и нужно найти удовлетворяющую всех участников этого соглашения формулу взаимодействия. Здесь важно не допустить превращения ОДКБ в вариант некого нового Варшавского договора, то есть использовать организацию в качестве пропагандистского устрашающего элемента. Следует настойчиво добиваться превращения данного военно-политического союза в структуру, реально предоставляющую гарантии безопасности ее участникам. В частности, охрана нефте- и газопроводов в самом ближайшем времени может стать одной из главных задач ОДКБ. В отличие от планов НАТО по охране еще не построенных маршрутов здесь речь идет об уже реально существующих 'нитках', пролегающих по территориям стран - участниц военного блока: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана.

Надо ставить вопрос не о постоянной охране трубопроводов некими наднациональными силами, но о единой технологии безопасности в рамках ОДКБ (подготовка, оснащение, общая тактика действий и постоянный обмен информацией). Однако в особые периоды, которые могут возникнуть на территории любой страны, для мероприятий по усиленному прикрытию трубопроводов вполне могли бы привлекаться совместные силы Организации. Прецедент на сей счет уже имеется - в рамках ОДКБ с 2004 года действует Соглашение по прикрытию железнодорожных магистралей государств - участников организации. Вслед за охраной железнодорожных и энергетических магистралей под охрану России и ее союзников должны быть поставлены (на территориях стран ОДКБ) другие важные стратегические объекты: нефтяные терминалы, крупные аэропорты, ядерные объекты и электростанции. Тем самым Россия и Казахстан будут совместно укрепляться в качестве новых центров силы и гарантов безопасности СНГ.

Общая звездная гавань

Казахстан и Россия позиционируют себя как стратегические партнеры, у которых одно из направлений партнерства - космос. С помощью России уже запущен и действует первый казахстанский спутник связи KazSat, в разработке - казахстанские аппараты дистанционного зондирования Земли. Среди перспективных планов - пусковой комплекс 'Байтерек', подготовка у нас казахстанских космонавтов и кадров для космической отрасли Казахстана. Наши страны открыты для исследований космического пространства в мирных целях и совместного развития системы ГЛОНАСС и др. В будущем Казахстан может выйти вместе с Россией на мировой рынок услуг по запускам космических аппаратов и даже создать собственную космическую промышленность.

В основе казахстанско-российского космического сотрудничества лежит совместное использование космодрома Байконур, который по сей день остается самым крупным космическим портом мира. Сейчас на Байконуре расположены 10 стартовых комплексов и 15 пусковых установок, аэродромы, заправочные станции, многочисленные заводы, на которых работают высококлассные специалисты. Отсюда осуществляются до 85% российских космических стартов. Причем с 1994 года Россия использует космодром как долгосрочный арендатор, подписавший соответствующий договор с Казахстаном (ежегодная плата - 115 миллионов долларов). По словам главы 'Роскосмоса' Анатолия Перминова, 'Россия не собирается отказываться от космодрома Байконур, который арендует у Казахстана до 2050 года'. Но наших партнеров явно настораживает решение российских властей о строительстве нового космодрома на Дальнем Востоке. Тем более что первый вице-премьер Сергей Иванов публично заявил: 'В перспективе Восточный может заменить главную стартовую площадку последних десятилетий - Байконур'.

В ходе предстоящего визита для Казахстана крайне важно получить от нового руководства России подтверждение гарантий подписанных ранее договоренностей по взаимному использованию космодрома. Выход может быть такой - Восточный будет использоваться в интересах российского Минобороны и для наших национальных программ международного сотрудничества, а Байконур продолжит выполнение российских задач мирного космоса и реализацию общих международных проектов. Так что и в космической сфере есть проблемные вопросы, требующие внимания нового российского президента. Кроме поднятых выше тем это реализация конституционных прав российских и казахстанских граждан, проведение контроля сохранности имущества комплекса Байконур, обеспечение безопасности пусков ракет с космодрома, соблюдение экологических требований и т.д. При наличии политической воли все обозначенные проблемы могут быть решены в рамках двусторонней межправительственной комиссии.

Новым моментом взаимного сотрудничества может стать запланированная масштабная модернизация инфраструктуры комплекса Байконур, являющегося вожделенным местом для туристов - как наших, так и иностранных. Здесь действительно есть на что посмотреть: космические старты, музеи, памятники, монтажно-испытательные комплексы. Президентами Казахстана и России может быть осуществлен новый уникальный проект Космолэнда, который даст в казну куда большие доходы, чем привычный запуск космических туристов на орбиту. Этот проект также позволит зафиксировать престижный международный статус наших стран как первопроходцев космической эры.

Мост между Китаем и Европой

Лейтмотивом нашего будущего общего развития должен стать постепенный переход от доминирования сырьевого экспорта к высокотехнологичным производствам. Доля нефти и газа, несмотря на сегодняшние показатели, постоянно падает, и дополнением к нашей общей нефтяной дружбе должна быть общеэкономическая стратегия создания конкурентоспособных наукоемких отраслей. Прежде всего нужно говорить о трех 'Т' - транспорт, транзит, тарифы. Речь идет о создании единой транспортной системы России и Казахстана, протянувшейся на десять часовых поясов, с единым таможенным оформлением. Эта транспортная олигополия позволит конвертировать наш недостаток - большие расстояния - в естественное конкурентное преимущество. При этом транспортные коридоры не должны ограничиваться только транзитными перевозками - надо создавать мощную логистическую инфраструктуру, интермодальные узлы, а также промышленные центры, создающие добавочную стоимость.

Географическое расположение России и Казахстана представляет собой кратчайшую дорогу из Азии в Европу. Это важное стратегическое преимущество. Оно позволяет связывать между собой крупные мировые рынки. По оценке Всемирного банка, товарооборот между ЕС и 'мировой фабрикой' - Юго-Восточной Азией и Китаем - составил в 2005 году 700 миллиардов долларов, а к 2010 году дойдет и до триллиона! По всем прогнозам, число контейнеров, перемещающихся между Азией и Европой, уже к 2015 году достигнет 40 миллионов. Существующая магистраль Транссиб (пропускающая всего 1,5-3 миллиона контейнеров) просто не потянет весь объем транзита.

Сейчас в соседнем Казахстане активно обсуждается проект нового транспортного коридора Западная Европа - Западный Китай, который позволит переориентировать часть транзита с морского транспорта на автомобильный (45 дней морем против 11 дней автотранспортом). Но конкурировать с океаном по объему контейнерных перевозок можно будет только при скоростной доставке грузов железнодорожным путем. Необходима принципиально новая высокоскоростная железнодорожная контейнерная магистраль с узкой колеей (1435 миллиметров), принятой в Европе и Китае. Нашу привычную широкую колею (1520 миллиметров) надо оставить для поездов предыдущего поколения и перевозки местных грузов. Новую стратегическую трассу эксперты уже окрестили Северным шелковым путем. Такой сегмент транзита (от 15 до

25 миллиардов долларов ежегодно) называют наиболее перспективным большинство экспертов.

Уже сегодня стратегические казахстанские грузы, такие как уголь, зерно, руда и металлы, проходят через российскую территорию. Но в некоторых российских кругах до сих пор существуют опасения относительно потерь для бюджета РФ в случае снижения тарифов на казахстанский транзит по нашей территории. Эти страхи не совсем обоснованны - экономически убытки компенсируются увеличением грузопотока (к 2020 году в 2,5-3 раза), политически - более тесной связкой Казахстана и России. Так что больший учет казахстанских интересов тут вполне соответствует интересам российским. Ведь новые транспортные пути от Тихого океана до Европы через территорию России и Казахстана - это навек соединяющие нас скрепы. Все транзитные проекты сулят значительные финансовые выгоды нашим странам. Но самое главное, они позволят нам не выпасть из мирового разделения труда - то есть избежать участи сырьевых задворок и захолустной периферии 'нового прекрасного' мира. Рост грузопотока обеспечит развитие национальной инфраструктуры и подъем целых индустриальных регионов, примыкающих к транспортным коридорам, - таких как Урал, Поволжье, Южная Сибирь, Западный Казахстан и пр.

Борьба за умы

На данный момент существуют три главные причины взаимной заинтересованности России и стран СНГ, включая и Казахстан. Первая - это необходимость в развитии энергетического сотрудничества, что обусловлено сложившимся каркасом единого союзного ТЭКа. Второй аспект единства - военно-политический (общие стандарты вооружений, подготовки кадров, единая система ПВО и др.). Третьим фактором нашей взаимосвязи является достигнутая в Советском Союзе языковая и культурная общность. Она проявляется в существующем пока еще единстве образовательных систем, технических стандартов и ментальных шаблонов. Может быть, поэтому постсоветские реалии оказались сильнее идеалов Объединенной Европы и иных внешних центров силы.

Но если первые два средства обеспечения российского влияния в СНГ постоянно находились в фокусе внимания власти, то третье - гуманитарное - оказалось откровенно проваленным. В последние годы очень много говорилось о так называемой soft power, но на практике не было сделано ничего, кроме скромной раздачи российских учебников и проведения парадных конференций. Однако на постсоветском пространстве сегодня идет ожесточенная борьба за умы. На мой взгляд, именно в этом направлении в первую очередь должна действовать новая команда российского президента. Да, этот процесс нацелен на долгосрочную перспективу, но он способен принести России серьезные политические и экономические дивиденды.

Положительным моментом для нас является то, что в странах СНГ в последние годы резко снизилась активность прозападных структур, так что условия конкуренции сегодня более чем благоприятные для России.

И в этом важном деле Казахстан может и должен стать верным союзником. Дело в том, что стратегическим интересам и России, и Казахстана отвечает сохранение в существующих границах (как физических, так и духовных) зоны действия русского языка. Президент Назарбаев неоднократно подчеркивал, что 'через русский язык мы познали мировую науку, вышли на просторы мирового искусства'. Определенные перемены происходят сегодня и в практике казахстанской власти - в последнее время была приторможена программа насаждения государственного казахского языка и его ускоренного перехода на латиницу.

Наша цель - создать устойчивое пророссийское лобби во властных элитах стран СНГ, то есть сделать так, чтобы в плане своей дальнейшей карьеры перспективная молодежь была ориентирована прежде всего на Россию. Поэтому нужно шире открывать филиалы российских вузов в Казахстане, более активно создавать условия для абитуриентов из РК в вузах России, может быть, даже пойти на льготные условия приема. Уже давно назрела необходимость взаимного признания дипломов, ученых степеней и званий. Кроме того, следует максимально упростить поездки для учащейся молодежи. А то за

15 постсоветских лет в наших странах выросло целое поколение, не видевшее красот Заилийского Алатау и Байкала, не гулявшее по бульварам Москвы и Астаны. Иначе мы получим такую молодежь, которая даже не будет знать, как называются столицы наших стран-соседей.

Первоочередные шаги нового президента

Для начала следует разрешить ряд небольших, но болезненных вопросов, омрачающих наш диалог с Казахстаном. До недавнего времени граждане России могли находиться на территории Казахстана без регистрации в течение пяти суток, а граждане Казахстана на Российской земле - только трое суток! В то же время граждане Украины могут находиться на территории Российской Федерации без регистрации до 90 дней. А граждане союзной Белоруссии вообще свободно устраиваются на работу в России, имеют весь пакет социальных, медицинских гарантий. Уже давно лидеры России и Казахстана договорились о взаимном пребывании наших граждан сроком до 90 дней без регистрации (по аналогии с Украиной), но этот вопрос как-то странно завис даже после положительного обсуждения между Путиным и Назарбаевым. Если Дмитрию Медведеву удастся быстро и эффективно решить эту перезревшую проблему, он заработает сразу сто очков вперед в общественном мнении России и Казахстана.

Другая важная проблема - настало время откровенно признать, что ставка, которая была сделана на госпрограмму по возвращению соотечественников, оказалась проигрышной, поскольку изначально была стратегически неправильной. Этот путь решения демографических проблем приводит к тому, что русские люди оказываются чужими и на старой, и на новой родине. Надо прекратить порочную практику - относиться к миграции как к завозу биомассы для 'положительной' статистической отчетности в вымирающих российских регионах. Тем более что на практике данная программа российской власти оказалась сугубо бюрократической и малоэффективной. Так, планировалось, что в 2007 году в 12 субъектов РФ приедут не менее 7000 соотечественников. По данным Федеральной миграционной службы, на начало ноября переехали лишь 130 человек. К примеру, со всей Украины - за год целых 12 (!) переселенцев.

По моим данным, примерно такое же небольшое количество переселенцев прибыло из Казахстана.

Причина в том, что за истекшие с распада СССР 15 лет русские граждане в странах СНГ нашли себе вполне приемлемые статусные места и довольно эффективно действуют в конкурентной борьбе, а переезд в Россию не сулит им сегодня ничего, кроме затрат и дополнительной неопределенности. Между тем программа переселения соотечественников в Россию вызвала обостренное внимание властей РК, которые отнеслись к ней как к реальной угрозе для инфраструктуры страны. (Это связано с тем, что на русских во многом держится инфраструктурный каркас Казахстана - промышленность, энергетика, связь.)

В итоге одним непродуманным шагом мы не только не обустроили наших соотечественников, но и осложнили отношения с нашим ближайшим союзником. Так что пора уже заканчивать с подобными 'эффектными' пиар-акциями в пользу прозрачной и продуманной миграционной политики в СНГ. Сегодня для России важнее превратить русских в странах СНГ в эффективные 'отряды влияния', чем добиваться их поголовного возвращения.

Вот эти простые шаги навстречу людям могут стать знаковыми вехами, определяющими новый политический стиль российского руководства. Если смотреть шире, то наиболее перспективным направлением будущего сотрудничества России и Казахстана могут стать совместные инициативы в области интеграционных объединений. Сегодня наши государства являются признанными локомотивами интеграции на постсоветском пространстве, эта позитивная тенденция отвечает интересам обеих стран. Новый российский президент Дмитрий Медведев может сразу резко поднять свой авторитет политического лидера в СНГ, если ему удастся осуществить прорыв в интеграционных делах.

Политический класс.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение