Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Р.Темиргалиев: О всеобщей "батыризации" и мифотворчестве в истории Казахстана

02.02.2012

Автор:

Теги:
Как отливают на местах
Р.Темиргалиев: Какой-нибудь местный батыр Котырбай, проломивший своим шокпаром пару черепов в межродовой барымте, увы, оказывается гораздо значимее для многих наших региональных чиновников и бизнесменов, чем любой великий хан или искусный полководец

В конце прошлого года в свет вышел новый красочный книжный альбом "Тарихтың өшпес беттері" ("Негасимые страницы истории" под редакцией министра культуры и информации Д.К. Мынбая). Этот альманах всех памятников, установленных за годы независимости страны, стал хорошим поводом поговорить с историком Радиком ТЕМИРГАЛИЕВЫМ о всеобщей "батыризации" страны, мифотворчестве в истории и новых сюрпризах, которые готовит в будущем наше прошлое.
– В новом красочном альбоме много исторических персонажей, которые неизвестны даже относительно просвещенной аудитории: Байдибек Карашаулы, Капал батыр, Шоган Суйеркулулы… Судя по описаниям в книге, это великие личности.
– Ни один из них не известен по письменным источникам. Может быть, такие бии и батыры действительно существовали. Наверное, они даже были великими героями своего племени. Но утверждать такое историки просто не имеют права. Ибо, как отмечали французские историки Ланглуа и Сенбос, "нет документов – нет истории". Хотя, по правде сказать, у нас и без того хватает реальных исторических личностей, память которых никто увековечивать почему-то не спешит.
– Например?
– У нас любят подтрунивать над тем, до какой степени, допустим, в Таджикистане дошел культ Исмаила САМАНИ, а в Узбекистане – эмира Тимура или в Кыргызстане – Манаса. Эти национальные герои прочно заняли освободившееся после дедушки Ленина место и сейчас являются основой государственной идеологии в этих странах. Конечно, такие перекосы вызывают улыбку, но ведь нет ничего плохого в стремлении консолидировать народ, создать образ идеального героя, олице­творяющего собой национальную идею. Мы знаем, каким почтением пользуется, например, в Штатах Джордж ВАШИНГТОН, в Италии Джузеппе ГАРИБАЛЬДИ, во Франции Жанна д`АРК... Однако у казахов срабатывает какой-то комплекс неполноценности, что выражается, допустим, в попытках предложить нации в виде такого всеобщего героя хана Абылая. Я ничего не имею против него, он был отважным батыром и предводителем части казахских племен в XVIII веке. Но где и на каком месте в мировой истории находится хан Абылай и, например, похороненный в Улытау великий Едыге! А такие могущественные ханы, как Урус, Абулхаир (шибанид), Касым, Хакназар, Тауекел? Их как будто и не было! Я уж не говорю о золотоордынских временах, о которых у нас, кажется, по привычке предпочитают лишний раз не вспоминать. В России выходят книги по истории той же Золотой Орды, Ногайской Орды, Астраханского ханства – это же все и наша история тоже, но у нас полки книжных магазинов уставлены в основном многотомными шежире.
– А не связано ли это с тем, что некоторые наши предки, к вящему сожалению современников, оказались неконкурентоспособными с точки зрения родоплеменной принадлежности?
– К сожалению, это так. Традиционное почитание предков, или, как часто сейчас говорят, аруахизм определяет очень многое и в отношении народа к собственной истории. Какой-нибудь местный батыр Котырбай, проломивший своим шокпаром пару черепов в межродовой барымте, увы, оказывается гораздо значимее для многих наших региональных чиновников и бизнесменов, чем любой великий хан или искусный полководец. В итоге в голой степи на произвольно выбранном месте вдруг возникают роскошные мазары в честь не пойми кого, а реальные древние мавзолеи ветшают и обрушиваются.
– Ну а с чего у нас открыто или негласно вопрос героизации прошлого носит трайбалистский уклон? Может, и вправду, не было пассионариев общенационального масштаба?
– Герои, конечно, были. Например, когда в феврале 1741 года джунгарские войска вторглись в кочевья Среднего жуза, один из отрядов взял местного проводника, чтобы найти места казахских зимовок. Но проводник завел пришельцев в снежную пустыню, где большая часть из них погибла от мороза. За это безвестный герой, спасший сотни, а то и тысячи человеческих жизней, поплатился головой. Это абсолютно реальный факт, подтверждаемый письменными источниками. Почему бы не почтить память этого героя по формуле "Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен"?
В том же XVIII веке неувядаемой славой в сражениях покрыли себя такие легендарные батыры, как Богенбай, Бокенбай, Есет, Кабанбай, Малайсары, Шакшак Жанибек. Но когда к этим именам прибавляют еще несколько десятков полумифических имен "героев казахско-джунгарских войн", происходит неизбежное снижение оценки реального значения реальных героев.
– Но зато незаслуженные герои "неудачливых" родов могут рассчитывать на сатисфакцию, когда их потомки по племенной линии займут хорошие должности в правящих структурах, не так ли?
– Так и происходит на каждом шагу, когда неожиданно появляются не только новые бии и батыры, но и какие-то заурядные чиновники недавнего советского прошлого, которые вдруг, как по мановению волшебной палочки, превращаются в "крупных государственных деятелей". Поэтому каждому желающему оставить свое имя в истории Казахстана можно дать совет не иметь сто рублей, а иметь сто детей. Кто-нибудь, глядишь, станет акимчиком или даже министром и позаботится о светлой памяти своего родителя.
– А знаете ли вы примеры конфликтов исторических персоналий – скажем, батыр такой-то из рода такого-то побил в свое время другого, но у этого другого потомок – аким области, а у первого – никого, и поэтому одного втихаря "забыли", а другому поставили памятник?
– Таких конкретных случаев я не знаю, поскольку не владею информацией о родовой принадлежности акимов, но определенные счеты между уроженцами различных регионов чувствуются и на страницах исторических работ. Если для историков из Западного Казахстана хан Абулхаир является однозначным и несомненным героем, то в трудах представителей других регионов его зачастую выставляют в негативном свете. Так, к примеру, кокшетауский историк АБУЕВ в своей монографии об Абылай хане, не жалея гневных эпитетов, представляет Абулхаира полным онбаганом и сумыраем и даже проходится по его потомкам, заявляя, что "ни один из них не поднялся до уровня общенационального масштаба, не выдвигал общенациональные задачи, а ограничивался лишь своими клановыми интересами".
– Вам особенно обидно за кого-то из незаслуженно забытых?
– Я недавно в своем блоге разместил статью об Арынгазы хане, и читатели, даже увлекающиеся историей, признавались, что впервые узнали о таком историческом персонаже. Между тем это был единственный казахский правитель XIX века, пользовавшийся просто сумасшедшей любовью народа и необычайным авторитетом среди российских властей, поскольку сумел остановить ожесточенную кровавую междоусобицу в степи, которой, казалось, не будет конца. Однако в 1821 году российские власти, напуганные ростом влияния Арынгазы, арестовали его и сослали в Калугу, где впоследствии он и скончался. О нем и его деятельности с восторгом писали все очевидцы, российские и ранние советские историки, но потом в силу принадлежности к лагерю эксплуататоров его имя просто перестали упоминать, поскольку критиковать Арынгазы было особенно не за что. Возможно, это обстоятельство и сыграло злую шутку, поскольку после обретения независимости историки, занимающиеся данным периодом, кинулись в первую очередь реабилитировать Кенесары и Жангира, которым много доставалось от советских историков.
– Ну и напоследок – как насчет качества памятников и того, что все батыры у нас на одно лицо узбекского типа с аккуратной окладистой бородой? Такое ощущение, что в батыры и ханы производили только по степени соответствия какому-то шаблонизированному экстерьеру.
– Видимо, у нас такие стандарты мужской красоты. А если серьезно, то все эти памятники, юбилеи, асы ярко характеризуют всю показушность нашего якобы почтительного отношения к истории. Ведь если те же представители власти или бизнесмены, которые организовывают подобные мероприятия, действительно хотели бы побольше узнать о своих предках, они реально могли бы вкладывать деньги в научные исследования. Еще очень много ценных и неизвестных науке документов таится в тех же российских архивах, благодаря которым можно было бы прояснить какие-то эпизоды биографий различных исторических персонажей. Сохранились и места захоронений многих героев. Например, в Баян-Ауле находится могила Жасыбай батыра, в честь которого названо одно из красивейших тамошних озер. Сама могила находится также в одном из живописнейших мест. По преданию, каждый из воинов взял один камень, чтобы положить его на могилу батыра, в результате чего вырос целый холмик. Однако местные власти, видимо, сочли вид могилы не­эстетичным и обнесли ее какой-то ужасающей стеной из кирпича и водрузили сверху современный надгробный памятник – как водится, с придуманным портретом. Хотя, казалось бы, вот тебе, пожалуйста, лежат останки, и с помощью современных технологий можно было бы легко установить реальный облик Жасыбая. Но это никому не нужно.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, 2 февраля 2012

Источник - Время

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение