Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Баку, Вильнюс, Тбилиси..: драма советского распада и ответственность Горбачева

30.01.2012

Автор:

Теги:

Баку, Вильнюс,Тбилиси..:

драма советскогораспада и ответственность Горбачева

 

Каждый год, двадцатого января в Азербайджане, тринадцатого вЛитве, девятого апреля в Тбилиси, теперь эти непохожие государства СНГ вспоминаютвесьма схожие трагические события новейшей истории: массовую гибель своихграждан вследствие силового подавления советской армией политического протеста.

 

Пролитая кровь перестроечных лет по этим и другимреспубликанским столицам империи теперь воспринимается и как весомая причина враспаде Советского Союза, и как морально-политическое основание в созданииновых национальных государств. В анализе причин и последствий этих драматическихдней особое место всегда занимала тема исторической ответственности высшихруководителей СССР, в частности личная ответственность Генсека ЦК КПСС МихаилаГорбачева. Данная тема имеет несколько блоков взаимосвязанных вопросов.

 

Во-первых, есть ли вообще необходимость обсуждать темуюридической ответственности бывшего руководства СССР? Как это делать, чтобы избежатьненужной конъюнктурщины, экзальтации и «охоты на ведьм»? Нужно ли обвинятьГорбачева сначала в бездействии при националистических погромах, а затем внеадекватном применении силы в отношении политических протестов граждан?

Во-вторых, насколько вообще достижим юридический вердикт поэтим событиям в современных реалиях? В-третьих, могут ли общественныеорганизации бывших советских республик объединиться в одном иске противГорбачева и найти союзников в этом деле в России? В-четвертых, есть ли противопоставлениев попытке юридического рассмотрения истории от желания организовать моральноепорицание Горбачева со стороны групп пострадавших граждан?

Вопросы как минимум непростые. Их стараются не трогать, учитываясколько скрещено копий, сколько поломано отношений между убежденнымисторонниками одной или другой позиции. И, тем не менее, есть смысл окунуться вэту проблему, потому как она может дать необходимые политические урокинастоящему.

 

Победителей не судят

 

Хорошо известен китайский опыт трансформациикоммунистической системы. Последние годы его активно популяризируют. Подвергаяретроспективному анализу сценарии развития СССР на рубеже 1980-1990-х, можноуслышать суждения о том, что если бы руководство Политбюро ЦК КПСС имело быволю следовать стратегии сочетания силовых акций и экономических реформ, Союзудалось бы сохранить и реформировать. Так как это удалось Пекину послерасстрела оппозиционных студентов на площади Тяньаньмэнь. Соответственно, еслибы советская власть пережила свой период кризиса и окрепла, возможно, оченьмало людей, лишь отдельные диссиденты стали бы задавать вопросы обответственности...

В данном анализе часто забывают, что такой сценарий впостбрежневский период мог быть реализован не столько методом страха, сколько приналичии морального авторитета у партии в целом и ее лидеров на среднем и высшемуровне в частности. Подобного ресурса КПСС не имела. И в этом отличие тех китайскихреалий от советских. Если для Пекина после расстрела студентов работала максима- победителей не судят, то для Москвы тех лет работала логика диффузии ипостепенной десоветизации не только национальных окраин, но и собственноцентральных институтов власти в РСФСР. Гася антипекинские выступления в Тибете,сепаратизм уйгуров на северо-западе, используя силовые акции в центральномКитае, Пекин имел реальный мандат доверия от большинства населения, пусть изамешан он был на страхе. Плюс к этому КПК оставалась едина в отношении главныхполитических вопросов. Китайская трансформация не подошла в 1980-е к тойразвилке, к которой подошел СССР при Горбачеве, минуя которую распад сталнеобратим. Парадокс заключался в том, что по всем внешним признакам сила советскойармии, КГБ СССР, МВД, наконец, партийных органов административного контроля лишьмаскировала внутреннюю коррозию, скрывала признаки деморализованности правящейэлиты. Кремль уже не обладал возможностью идеологического диктата. Советскаясоциалистическая система вроде бы попыталась, но так и не смогла найтивозможность конкурентного экономического доминирования над принципами частнойсобственности. Партийные ответы на вызовы национализма также не работали. Роль Горбачевав итоге свелась к оформлению саморазрушения советской системы, а следовательнои государственности. К 1990-1991 году у него не было никаких возможностейреального контроля над политическими процессами, кроме силовых акцийпринуждения. В Китае напротив, Пекин располагал идеологическими ресурсами дляэкономической трансформации системы, а КПК вела страну в мировые лидеры. Кначалу 1991 года исторический акт распада СССР был фактически сыгран.Августовское выступления ГКЧП или новый Союзный договор с Назарбаевым во главеправительства – оба эти сценарии были направлены на сохранение Союза разнымиметодами, но оба они были лишены морального основания и стали «опоздавшими ответами»историческим реалиям дезинтеграции. Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия, иконечно Украина: огромные территории пошли по маршруту десоветизации.

 

Вина Горбачева не в том, что он оказался у штурвала власти втот момент, а в том, что став полновластным руководителем Союза в период когдаеще могли быть найдены способы затормозить эти процессы, он сделал массу ошибоктак и не найдя механизмов позитивной трансформации государства. Поэтому он сталолицетворением деградации, саморазрушения власти, олицетворением могильщикаКПСС, и конечно символом распада советской империи. Сторонники Горбачеваназовут это несомненным достижением, и в определенном смысле это справедливо.Однако даже многие либералы из демократического лагеря перестройки не снимают снего исторической ответственности.

 

Учитывая, что крах СССР ударил по судьбам миллионов людей,понятно, почему организуются многочисленные группы граждан, по разнымоснованиям готовых возложить на Горбачева юридическую ответственность за крахСССР. Правда, на мой взгляд, такая позиция к ответственности Горбачева носитскорее дискуссионный характер. К сожалению, есть чисто конкретные преступные события,требующие его ответа. В любой исторической драме мы имеем дело с уже реализованнымидействиями, шагами, выбранными конкретными руководителями. В том случае, еслиэто влечет массовую гибель людей, ответственность несет власть. Там, где в результатеактивных или пассивных действий гибнут люди, там, где руководитель страны неоднократноуклонялся от принятия решений (известный стиль Горбачева), он все равно несет ответственность.И таких событий, по которым у нынешнего Горбачева есть лишь односложноесожаление или молчание, набирается изрядная масса.

 

Возьмем события Сумгаита февраля 1989 года. Спасшиесябегством, выселенные из города армяне (до 14 тыс. человек) и их родственники вправетребовать у Горбачева объяснения того, по какой причине МВД и КГБ СССР несмогли предотвратить эту загодя спланированную акцию. Азербайджанцы вправетребовать объяснения почему вмиг был обрушен интернациональный характер ихстолицы? Почему в Москве не реагировали на первые вспышки насилия в 1987 году вотношении азербайджанцев в Армении? Почему Кремль пропустил первые сигналымежнационального обострения в Карабахе, отдав все на откуп местным органамвласти и республиканским силовикам?

 

Тбилиси, апреля 1989 года. Схожие вопросы есть и у грузин.Почему Кремль так вяло реагировал на остроту абхазско-грузинских трений техлет, предпочитая наблюдать и лишь слушать доклады. Почему, наконец, вмешавшись,на улицах Тбилиси оказались военные части не готовые профессиональнореагировать на толпу и подстрекателей, почему они применили не адекватные меры,в результате которых погибло 19 участников митинга и сотни получили ранения?Почему, имея полную информацию о деятельности Гамсахурдии, Коставы, Чантуриидругих лидеров, Москва не блокировала их деятельность, а лишь ожидала жесточайшейжандармской развязки. Ведь в логике партии они вели «вражескую» антисоветскуюдеятельность, и на них лежит часть ответственности за апрель 1989 года. А изэтого вытекает противоположный вопрос. Почему, понимая, что Грузия ускользаетиз политической орбиты Кремля и силовые акции на окраинах не находят поддержкив стране, Кремль не идет на переговоры с местными национал-патриотами? Подобныевопросы исследовались комиссией Съезда народных депутатов СССР во главе с АнатолиемСобчаком. Причем на очередном Съезде (май-июнь 1989 года) Горбачёву пришлосьвыступить по этой теме, но он отказался взять на себя ответственность заситуацию в Тбилиси и возложил всю вину за жертвы на армию.

 

Затем, в Баку случилось 20 января 1990 года. К тому моментуКремль фактически терял Азербайджан. КГБ уже не контролировал ситуацию на иранскойгранице. Баку был парализован митингами. В разных частях страны властьфактически контролировал Народный Фронт, происходили захваты райисполкомов. Всеэто происходило на фоне потерь в карабахском конфликте, поэтому Народный Фронт всередине января организовал в Баку постоянный массовый митинг выражавшийпротест против бездеятельности правительства. Пикетчики заняли телецентр,активисты стали вооружаться, сформировались силы самообороны. Тогда же, 19числа чрезвычайная сессия Верховного Совета Нахичеванской АССР принялапостановление о выходе Нахичевани из Союза ССР и объявлении независимости. Еслибы у Горбачева было желание обуздать ситуацию, Кремль мог использовать силугораздо раньше января. Возникает вопрос -- почему ввод войск и чрезвычайноеположение в Баку 20 января 1990 года произошло уже после того, как акциипротеста вошли в политическое русло и были направлены против власти, вподдержку Народного Фронта? Хотя неделей ранее, когда события приобреталипогромный сумгаитский характер от чрезвычайного положения и ввода в действие армииГорбачев отказывался. Таким образом, войска и чрезвычайное положение ввели ужепосле массовой эвакуации армянских семей. Спустя сутки даже Левон Тер-Петросян,будущий первый президент Армении, в заявлении на радио «Свобода», указал, что«радикальные меры Москвы против Баку были предприняты не в целях обеспечениябезопасности армянского населения республики, а лишь после того, как создаласьсерьезная угроза существованию Советской власти». Получается 132 человека,включая женщин, детей, работников скорой помощи и милиции бессмысленно погибли радиакции «устрашения» и спасения теряющего власть советского руководства. К такимвыводам пришла и часть российской интеллигенции. В частности СтаниславГоворухин в статье «Репетиция?», опубликованной в «Московских новостях» 18февраля 1990 года писал о том, что «советская армия вошла в советский город какоккупационная, под покровом ночи», давя автомобили и кареты скорой помощи. Всеэто конечно эмоционально, но иных, рациональных объяснений власть так и не предоставила.

 

Теперь о Вильнюсе 1991 года. В январе в Литве начались массовыеакции протеста, после чего в республику были переброшены бойцыспецподразделений и частей ВДВ, которые заняли ряд стратегических объектов. Ктому времени было очевидно, что Прибалтика «уходит» на Запад. Уже случились трагедиив Баку и Тбилиси. Зачем Кремль наступает на те же грабли? Зачем в ночь на 13января отправлять в город колонну бронетехники с приказом о подавлении митингов,если было ясно, что секретарь ЦК КПЛ Юозас Ермалавичюс потерял доверие всознании граждан республики? В результате в ходе столкновений митингующих своенными у телецентра погибли 14 человек, свыше 600 были ранены.

 

Партия не виновата

 

По горячим следам, данные события получили внимание состороны следственных органов Союза. Было несколько судебных разбирательств. ПоСумгаиту согласно решению Генпрокуратуры СССР единого общего судебного процессане проводилось; дело было разбито на 80 эпизодов, подавляющее большинствокоторых рассматривалось в Баку. Лишь один процесс прошел в Верховном суде СССР.Из числа задержанных погромщиков к судебной ответственности привлекли 94рядовых участника - преимущественно подростков и юношей. Около восьмидесятичеловек было осуждено, включая одного армянина-погромщика. Во всех случаяхмотивами преступлений назывались «хулиганские побуждения». Такой подходисключил возможность выявления вдохновителей и организаторов массового насилия.К судебной ответственности не были привлечены подстрекатели из числавыступавших на митингах. Не рассматривалась ответственность должностных лицпартийных и правоохранительных органов Сумгаита за преступное бездействие.

 

Комиссия Собчака по Тбилиси восстановила картинуслучившегося, но установить, кто дал приказ военным разогнать митинг, неудалось, так как никаких документов не было. Медицинская экспертиза установиланаличие колотых и резаных ранений и признаки отравления сильнодействующимихимическими веществами. Представители военных отрицали применение отравляющихвеществ и использование сапёрных лопаток против митингующих. Жители Тбилисидемонстрировали солидарность, в массовом количестве возлагая цветы на местогибели демонстрантов. Начались новые демонстрации и в Грузии было объявленочрезвычайное положение. В результате правительство Грузинской ССР быловынуждено подать в отставку. Против Гамсахурдии, Коставы, Церетели и Чантуриипрокуратура республики возбудила уголовное дело, однако к 5 февраля 1990 годаоно было прекращено «ввиду изменения обстановки».

 

Расследование событий 20 января в Баку также проводилась ГенпрокуратуройСССР, которая не выявила состава преступления в действиях военнослужащих, врезультате чего дело было прекращено.

 

Таким образом, власти всегда находили виновных исполнителей,иногда указывались организаторы. За эти годы много было сказано о чем угодно, ороковом стечении обстоятельств, о влиянии разведок Запада, на них было оченьпросто как и теперь списать любые катастрофы, и так далее. Но, даже принимая вовнимание все эти аргументы, непонятно на каком основании по всем описанным эпизодамКремль, силовики, руководство Политбюро ЦК выходили «чистыми из воды». Никто навысшем уровне не понес персональной ответственности, не был уволен занеэффективную работу спецслужб, за провалы в административной системе. Несчитая кадровых перемещений (как например отставка грузинского республиканскогоруководства). И конечно Горбачев, он не понес никакой ответственности…

 

Да, можно было бы рассуждать по-другому, снисходительно. Еслибы Горбачев принес извинения, склонил голову в адресном покаянии пострадавшим,наконец, признал свою ответственность как политик и последний руководительСоветского Союза. За двадцать лет этого не произошло ни в интервью, ни в другихпубличных выступлениях. Именно поэтому, с чисто формальных позиций он можетпонести юридическую ответственность. Его деструктивная роль не будет забыта.

 

Наконец, еще один негативный урок Горбачева, еще одно из историческихпоследствий того, что Горбачев не взял на себя хоть долю вины – и это прямоотражается на поведении нынешних руководителей России. В Кремле на протяжениипоследнего десятилетия почему-то не принято было делать отставки,демонстрировать чувство вины, допустим, за пропущенный теракт, за ту или инуюкатастрофу. Это считается проявлением слабости. Однако получается, чтопубличного наказания за ошибки власти для самой власти не существует.

 

Вопросы актуальному политику

 

Рассуждая о возможности привлечения к судебной ответственностипервого и последнего президента СССР нужно яснее представлять современную атмосферу,сложившуюся вокруг Горбачева и его исторического наследия. И конечно нужноотдавать отчет тому как не одинаково воспринимаются теперь события Сумгаита,Баку, Вильнюса, Тбилиси в самих новых государствах. Теперь вокруг этих событиймасса мифов и конъюнктуры, усложняющих поиск объективности. На прошлые драмынаслаиваются современные, как это произошло в Тбилиси после силового разгонамитинга оппозиционных сил в 2009 году.

 

Сегодня 80-летний Михаил Горбачев, убеленный сединамистарик, позиционирует себя в качестве крайне острого критика нынешней системывласти в России. Он активно критикует лично Владимира Путина, выступает против«Единой России», Горбачев–фонд ведет меценатские программы. Скажем прямо, этадеятельность находит отклик в России, очень популярна среди топ-политиков наЗападе, и она не имеет для него никакого риска. Напротив, как бы возвращаясь вряды патриархов российской демократии, он становится снова популярным средидемократов старшего поколения. Они готовы ему многое простить, или точнеезабыть, как еще двадцать лет тому назад нещадно критиковали, как была обрушенаего репутация политика. Такая диспозиция рождает непростое отношение кГорбачеву в политически активных слоях России. Часть демократов первой волны1980-1990-х, в том числе и те, кто впоследствии работал с Ельциным, большаягруппа антисталинистов-шестидесятников готова аплодировать Горбачеву заперестройку и гласность. Другая часть, либерал-радикалы наподобие ВалерииНоводворской – по-прежнему не готовы ему простить силовое подавление демократическихдвижений в советских республиках. Ярчайший пример такого рода иск Владимира Буковскогоот 30 марта 2011 года в Вестминстерский мировой суд в Англии, с требованиемарестовать Горбачева, прибывшего в Лондон для празднования своего 80-летия вРоял Алберт Холле. Буковский обвинил Горбачева именно по трем обсуждаемымсобытиям: приказы о разгоне демонстраций в 1989-1991 годах в Тбилиси, Баку иВильнюсе.

Из открытого письма Буковского: «Обвинения, которые явыдвигаю против Горбачева в английском суде, самоочевидны: массовое убийство вТбилиси 9 апреля 1989 года, массовое убийство в Баку 20 января 1989 года имассовое убийство в Вильнюсе 13 января 1991 года. .Оставим пока в стороне всеостальное: Афганистан, Чернобыль, Алма-Ату, Карабах, Душанбе, Ригу. Оставим, довремени, и тот факт, что под большинством документов Политбюро о поддержкемеждународного терроризма в 80-х гг. подпись секретаря ЦК Горбачева стоит, разумеется,в числе всех прочих. Давайте, для начала, разберемся с тремя бесспорнымипреступлениями, где вина Горбачева доказана и даже общеизвестна». К слову,кто не помнит или не знает масштаб личности Буковского, должен знать, что егоставят третьим в ряд икон диссидентского движения после Солженицына и Сахарова.Этот шаг очень серьезная заявка на постепенную консолидацию общественногозапроса следственных действий в отношении Горбачева.

 

Похожие процессы идут на другом идеологическом фланге,далеком от либерально-демократических принципов. В январе этого года, одно из новыхправо-патриотических движений «Профсоюз граждан России» оформило заявление вСледственный комитет РФ с требованием возбудить уголовное дело в отношенииГорбачева по факту измены Родине и развалу Советского Союза. По мнениюруководителей этой группы, вполне возможно, что помимо заявления в Следственныйкомитет, организация оформит исковые заявления в суд. В таком случае, онипризывают присоединиться к своим искам всех граждан, считающих это необходимым.Факт человеческих трагедий спровоцированных властью в советском распаде, движениерассматривает как преступление без срока давности.

 

Картину поданных исков завершает литовский сюжет. Спустядвадцать лет, в мае 2011 года Генпрокуратура Литвы направила российской сторонепросьбу о правовой помощи в опросе Горбачева в качестве свидетеля по уголовномуделу. В декабре 2010 года в Вильнюсе была создана специальная группа из пятипрокуроров по расследованию январских событий. В результате в Москву былонаправленно семь запросов о правовой помощи. На последний запрос, в начале 2012года был получен ответ в виде отказа в проведении опроса Горбачева. Российскаясторона в своем отказе сослалась на статью 2 конвенции Совета Европы 1959 года«О взаимопомощи в уголовных делах» и на статью 18 договора между Россией иЛитвой «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным иуголовным делам», согласно которой помощь не предоставляют, если это можетповредить «суверенитету и безопасности, общественному порядку или другимсущественным интересам страны, получившей заявку».

Однако и это результат. Тем более, что тема современногорасследования вильнюсских событий заставляет возвращаться к и другим подобным событиямдвадцатилетней давности российских публицистов и политиков.

 

Что касается реакции Азербайджана в отношении расследованиядеятельности Горбачева, она также не заставит себя ждать. В марте 2003 годаСледственное управление по особо тяжким преступлениям прокуратуры Азербайджанавозбудило уголовное дело против Горбачёва за нарушении ст. 119 Конституции СССРи ст. 71 Конституции Азербайджанской ССР. Однако официальный Баку был не готовобострять с Москвой эту проблему и официальные запросы по этому делу в российскиеведомства не отправлялись. При этом общественные организации Азербайджанавыступали весьма активно за допрос Горбачева. Недавно, вслед за РобертасомПовилайтисом (сын одного из погибших в Вильнюсе в январе 1991 года), который обратилсяв Нобелевский комитет Норвегии с просьбой обсудить возможность лишения ГорбачеваНобелевской премии мира, с такой же просьбой в комитет обратились изобщественного объединения «Защита прав мигрантов и вынужденных переселенцевАзербайджана».

 

Последний вопрос советскомуруководителю

 

Обсуждаемая проблема для всех заинтересованных гражданбывшего СССР крайне непростая. Вопросы, которые должны ставиться Горбачеву, недолжны носить характер травли. Но при этом, они должны звучать громко и ясно. Выводиз исторического затемнения этой азербайджанской, литовской, грузинской и вцелом советской драмы, требует неординарных и не всегда прямых усилий.Необходима многоплановая, отчасти опосредованная работа по этой проблеме, формирующаяобщественное мнение политически активных слоев не совпадающих идеологическихубеждений. Возможно, что общественные организации заинтересованных стран СНГ могутобнаружить союзников в этом деле как в среде национал-патриотических партий,так и в кругах либеральных демократов России, где есть лидеры объективнознающие историю. И хотя это процесс не одного года, тем не менее ситуация постепенноменяется.

 

В заключении нужно затронуть главный сюжет этой проблемы –существуют ли реальные документы или иные данные точно подтверждающиепричастность Горбачева к бакинской, вильнюсской, тбилисской трагедии. Вообще, былли у Горбачева силовой ресурс для репрессий, коль скоро мы начали статью сутверждения о том, что Советский Союз серьезно деградировал в командно-административномсмысле? Известно, что кроме «внутренних войск», армии, в СССР существовали спецподразделенияисполняющие любые приказы без душевных терзаний. Но при этом, офицеры этихподразделений были готовы идти «на подвиги» только в ситуации полной иабсолютной защищённости, когда точно известно, что ни за какую жесткость ихникогда не спросят, а спросят только за недостаточное рвение. Если в этом естьсомнения, силовики требовали и требуют поныне письменный приказ, если сомнениякрепнут – и письменного приказа становится мало. Офицеры КГБ СССР практическиединодушны в том, что устного распоряжения в отношении применения спецоперацийна территории СССР было как минимум мало. Руководитель страны, какглавнокомандующий, всегда несет ответственность за силовые акции. Это правило руководства,оно всегда работает и будет работать, будь то в США, в Египте, в Ливии, или вСирии.

 

Однако при этом роль главы государства не всегда может бытьдоказана документально. Недавно, в одном из выпусков документального сериала «Крахимперии» на канале НТВ прозвучало ряд высказываний со сторонывысокопоставленных участников ГКЧП, утверждающих, что Горбачев принял в течении1991 года несколько докладов председателя КГБ СССР Крючкова с планами введения встране чрезвычайного положения, и в результате одобрил планы путчистов. Крометого, появились дополнительные свидетельства, что находясь на даче в Форосе онне был захвачен или отрезан от мира, а по сути, ожидал чья возьмет – ГКЧП илиВерховный Совет России во главе с Ельциным. По своему, это куда более серьезноеосуждение Горбачева на всем протяжении двадцати лет рассказывавшего о том, какКГЧП сорвало его планы по новому союзному Договору. Но эта роль Горбачева неможет быть установлена документально. Однако не трудно представить, еслиГорбачев даже в этом ключевом своем проекте перезапуска Союза страховалсясиловиками, то что говорить о тех днях растерянности, когда выступления демонстрантовв Баку, Тбилиси, Вильнюсе грозили и впоследствии приводили к преждевременномупадению советской власти на отдельно взятой территории.

 

Главный позитивный вывод из этой истории про последние актысоветской истории в принципе банален. Нужно смотреть в будущее и извлекать урокииз прошлого. Вопрос уголовного преследования Горбачева, на самом деле непредмет мести, это необходимость выработки цивилизованных правил общественного порицаниябывших руководителей за ошибки и преступления их правления. Наконец это вопросвыработки единого и одинакового понятного для постсоветских государств ритуалапоминовения прошлого, поминовения граждан выступавших и погибших за изменения,против наследия тоталитарных устоев, поминовения тех кто погиб по чистойслучайности оказавшись на улице. Таким образом «борьбу» с престарелым Горбачевымнужно воспринимать не как его личное преследование, а как борьбу с химерамипрошлого, живым олицетворением которого он является.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение