Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Иранский фактор американо-турецких отношений

30.01.2012

Автор:

Теги:

Автор: Юрий Крамар специально для «ВК»
Во время предвыборных дебатов в городе Мертл-Бич (Южная Каролина) один из претендентов на пост президента от Республиканской партии, губернатор Техаса Рик Перри заявил, что Анкара, которую США считают своим многолетним стратегическим партнером в регионе, якобы «управляется исламскими террористами», а также высказался за пересмотр членства Турции в НАТО.

Этот демарш наделал много шума – прежде всего за пределами Америки. Так МИД Турции выступил с жесткой отповедью насчет того, что подобные заявления безосновательны и неприемлемы, а США не должны прислушиваться к кандидатам, которые «не имеют представления о том, кто является союзниками их страны». Вынужден был оправдываться и Госдепартамент США, представитель которого Марк Тонер дезавуировал скандальное мнение своего соотечественника. «Мы категорически и абсолютно не согласны с этим утверждением… Мы считаем Турцию надежным партнером, как в НАТО, так и в двусторонних отношениях. У нас сложилось тесное взаимодействие по вопросам региональной и глобальной безопасности... Но я с этой трибуны могу говорить об официальной точке зрения нашей страны: Турция играет позитивную и конструктивную роль в регионе, а также является примером так называемой «исламской демократии» в действии», - сказал Тонер. Посол Турции в Вашингтоне Намик Тан подвел черту под инцидентом, заявив: «Мы надеемся, что после этого эпизода кандидаты-республиканцы будут лучше изучать вопросы внешней политики перед дебатами и относится к давним союзникам их страны с должным уважением».

Вообще, Рик Перри уже не первый раз попадает в скандальную историю из-за своих непродуманных высказываний. Последний нашумевший пример – его выступление по поводу нашумевшей истории с морскими пехотинцами США, справившими нужду на тела убитых ими в бою талибов. Та акция вызвала возмущение в исламском мире и жесткую реакцию официального Вашингтона. Однако Перри заявил, что администрация Обамы в своих обвинениях и порицаниях морпехов «вышла за приемлемые рамки», что показывает их «презрение к военным». По словам республиканца, допустимой мерой наказания для морпехов может стать выговор, но никак не возбуждение уголовного дела. Это высказывание техасского губернатора и стало «последней каплей», заставившей его снять свою кандидатуру с предвыборной гонки.

Так что, чисто формально можно было бы не принимать всерьез сентенции относительно американо-турецких отношений, раз их высказал этакий «американский Жириновский», «ради красного словца не жалеющий и отца». И все же, за скандальным выступлением Перри могут скрываться и более значимые, пусть пока и официально не озвучиваемые, настроения в американском истеблишменте.

Конечно, утверждение об «исламских террористах во главе Турции» - откровенный бред. Особенно, с учетом того, что эти самые «террористы», на самом деле – умеренные исламисты, пришли к власти в Анкаре добрый десяток лет назад, во время правления однопартийца Перри, республиканца Джорджа Буша-младшего. Даже приверженность куда более радикальным течениям в исламе отдельных арабских режимов вовсе не мешает им числиться в числе самых преданных союзников США. Яркий пример тому – Саудовская Аравия, официально придерживающаяся «ваххабизма» – этакого «исламского почти социализма», с ярко выраженной панисламистской риторикой, а часто – и практикой. Но именно саудиты обеспечивают Вашингтону возможность содержания целой сети мощных военных баз в стратегически важном регионе Персидского залива. А уж политическая и отчасти военная помощь Лиги арабских государств в войне НАТО против Муамара Каддафи оказала Вашингтону просто неоценимую пропагандистскую услугу. Так что просто ислам, даже если он окажется и воинствующим в той или иной стране, вряд ли сможет изолированно повлиять на отношение к ней США. Для этого нужны куда более значимые причины. Например, нарушение того, что американцы считают «долгом союзника». А быть засчитанным в таком качестве может порой даже отдельный эпизод. Ярким примером могут служить охладевшие отношения Соединенных Штатов и Пакистана. Последнему было прощено даже обзаведение собственной атомной бомбой - что является непростительным в глазах американцев для соседнего Ирана. Зато осуждение американского рейда, итогом которого стало убийство лидера Аль-Каиды Усамы бен Ладена – стало едва ли не «смертным грехом», потенциально способным перечеркнуть многолетнюю дружбу Вашингтона и Карачи.

Не исключено, что именно иранский фактор мог сыграть роковую роль и в (пока подспудном) охлаждении американо-турецких отношений. Да, Турция важна для США и ЕС в качестве альтернативного маршрута транзита газа в Европу – как территория прохождения пока что существующего лишь на бумаге газопровода «Набукко». Да, Анкара все настойчивее пытается играть роль «региональной сверхдержавы», имеющей вес на Ближнем Востоке и вообще в исламском мире даже не столько возросшей военной и экономической мощью, но и авторитетом «защитника исламских ценностей» и «угнетенных мусульман». Достаточно вспомнить акции в поддержку палестинцев, вроде эпизода с «Флотилией свободы» и антиизраильскими демаршами премьера Эрдогана на европейских форумах.

Но, с другой стороны, на кон положен не полумифический «Набукко», а вполне реальная угроза получения Тегераном ядерного оружия и прекращения трети мировых нефтяных поставок в случае блокирования Ормузского пролива. Что неизбежно приведет к резкому скачку цен на нефть и почти неизбежному обострению и так перманентно тлеющего мирового экономического кризиса. «Маленькая победоносная война» с Ираном нужна Обаме для переизбрания на второй срок, но со стороны до сих пор вполне надежного стратегического союзника США, Турции пока не видно безоговорочной поддержки жесткой позиции Вашингтона. Анкара даже не поддержала его в экономических санкциях против Тегерана, продолжая покупать значительный объем иранской нефти – и как знать, разрешат ли турки использование аэродромов на американских военных базах в случае возможного удара по Ирану. Не из-за какой-то особой любви к соседям – просто те способны ответить Турции очень серьезными неприятностями. Не обязательно военным ударом – достаточно вложить побольше средств в движение курдских сепаратистов, значительная часть которых проживает на турецкой территории.

Не следует также недооценивать влиятельности произраильского лобби, позиции которого традиционно сильны в среде именно Республиканской партии. Тем более что в «иранском вопросе» американская политическая элита, без учета разделений на демократов и республиканцев, практически едина. Со стороны этого лобби было бы грешно не воспользоваться удобнейшим моментом, чтобы напомнить Вашингтону – кто является его самым верным союзником в регионе, заодно попытавшись вбить клин между США и другим их союзником, Турцией, тем самым отомстив последней за ее пропалестинские симпатии.

Так что, вполне возможно, что за приведенным в начале статьи заявлением Рика Перри стоит не только частное мнение взбалмошного политика, а расплывчатое предупреждение Анкаре, что Вашингтон ожидает от нее куда большей лояльности, нежели сейчас. Хотя и высказанное устами деятеля, от которого в любой момент можно отмежеваться – что сплошь и рядом применяется в дипломатической практике.

Конечно, угроза Перри «исключить Турцию из НАТО» не более реалистична, нежели пассаж об «исламских террористах», управляющих страной. Ведь все важные решения в альянсе, в том числе и по принятию и исключению членов, принимаются действующими странами-участниками на основе консенсуса. Так что «исключить Турцию» без ее согласия просто не представляется возможным. Но Вашингтону вовсе и не обязательно выводить из орбиты своего влияния столь удачно расположенную в стратегическом отношении страну. Во всяком случае, до сих пор в случае осложнения ситуации в Турции (в том числе и угрозы усиления радикальных исламистов) на сцену выходила армия, выполняющая завет первого президента Ататюрка о хранении устоев светского государства. Правда, во время президентства Обамы турецкий генералитет терпит поражение за поражением от гражданских властей. Начиная от успешно проведенного правительством в 2010 году референдума, официально лишившего военных права вмешиваться в политику – до непрекращающихся вот уже пару лет арестов высшего командного состава Вооруженных сил по обвинению в заговоре. Среди последних теперь уже и бывший начальник Генштаба (которые последнее время меняются едва ли не ежегодно), и действующий начальник военной разведки. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться – все это не слишком нравится людям в форме, издавна представляющих собой особую закрытую корпорацию с собственной системой подготовки кадров, идеологией и этикой, часто прошедшими стажировку в США и тесно связанными с американскими военными.

Так что провести в Турции военный переворот – дело несложной техники. Тем более, что идеалы правящей там Партии справедливости действительно являются исламистскими – и, несмотря на поддержку значительной части населения, все же не исповедуются подавляющим его большинством. Другое дело, что пришедшим к власти военным придется решать сложные экономические, межнациональные проблемы – и не факт, что им удастся это так же хорошо, как правительству Эрдогана. Но когда внутренние проблемы союзников сильно волновали Вашингтон, обеспечивающий за их счет прежде всего собственные интересы?

Так что, разумеется, скандальное заявление Перри относительно Турции и вправду может оказаться лишь необдуманным мнением плохо образованного во внешнеполитической проблематике политика. Но, с учетом вышесказанного, оно может выступить и в роли хрестоматийного «чеховского ружья», висящего в первом акте – чтобы выстрелить в акте третьем…

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение