Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нежное время кончилось!

23.01.2012

Автор:

Теги:




Нежноевремя кончилось! Александр Собянин, российский политолог: “Нурсултан Назарбаев должен занять пост председателя Евразийского союза”. Интервью взял Руслан Бахтигареев. // Время. 18.01.2012.


Навопросы газеты “Время” отвечает известный российский политолог, руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр СОБЯНИН (на снимке).


-Александр Дмитриевич, 15 января в Казахстане прошли выборы в маслихаты имажилис. Согласно предварительным результатам, в парламент прошли три партии: “Нур Отан”, “Ак жол” и КНПК. Этот результат был предсказуем?
-Конечно. Те, кто говорил, что помимо “Нур Отана” в парламент пройдет только одна партия, невнимательно смотрели, что происходит в медийном пространстве. Мы видели очень взвешенную и достаточно мощную пиар-атаку народных коммунистов, которая позволяла еще в декабре прошлого года предположить, что эта партия также преодолеет 7-процентный барьер. Россия и Казахстан очень похожи в смысле общественного устройства. В наших странах партийный электоральный цикл политически обессмыслен. Доверие к партиям падает, но доверие к лидерам остается. И этот разрыв создает весьма серьезную опасность: политическая жизнь не исчезает, а значит, уходит в другие пространства - непартийные, нелегитимные. У вас отодвинули Маулена АШИМБАЕВА (экс-заместитель руководителя Администрациипрезидента РК. - Р.Б.), в России Путин убрал с выборов Владислава СУРКОВА (вице-премьер правительства РФ по вопросам модернизации. - Р.Б.)и взял себе в правительство ближний круг из администрации президента - все это очень похоже. Но отличие Казахстана от России в том, что “Нур Отан” не является бюрократической партией, как в России “Единая Россия”.“Нур Отан” - это просто приложение к административной вертикали, и не более того. Поэтому то, что у вас уже третьи, если не ошибаюсь, выборы происходят досрочно, никого не волнует: их значимость нулевая.


- Если я правильно вас понял, то и “Ак жол”, и КНПК являются, по сути, партиями власти?
-Не партиями власти, а партиями, выгодными власти. Хотя, по большому счету, это вовсе не партии. Любая партия обязана проводить в жизнь интересы тех, кто за нее голосует. Но партии - и российские и казахстанские - ушли из реальной политики, стали некими политическими клубами. Но необходимость обеспечивать представительство социальных групп, региональных элит никуда не делась - просто переместилась в непубличное пространство. Где-то решается с помощью коррупционных схем, лоббизма. А где-то посредством бунта...


- То есть по вашей логике однопартийный в Казахстане парламент или трехпартийный парламент...
-…абсолютно все равно. Кстати, в 2010 году я в казахстанской прессе озвучил одну мысль. Для Казахстана кончилось нежное время. Казахстан 20 лет имел два очень важных фактора. Во-первых, вашей стране очень повезлос лидером - это чистая правда, как бы ни критиковали вашего президента.И второй фактор: Казахстан - единственная страна региона, в стабильности общественно-политической ситуации в которой были до сих пор заинтересованы как США, так и Россия. А ведь именно эти два государства определяют то, что будет происходить в Центрально-Азиатском регионе. Но сегодня это время закончилось.


- Почему?
- Этосвязано с событиями как в США, так и в России, с их задачами в мире. Казахстан 20 лет был гарантией того, что Россия и США не будут конкурировать в этом регионе и будут очень аккуратными и осторожными в смысле соблюдения интересов друг друга. Россия - из-за слабости и вторичности собственной внешней политики, а Америка - из-за того, что всегда аккуратно расставляла приоритеты: где конфликтовать, а где нет. Сейчас, когда решены основные задачи по долгосрочной дестабилизации Ирака и Афганистана, встает задача дестабилизации Ирана и Пакистана. Нейтральная Средняя Азия уже не устраивает ни США, ни Россию. Объявление24 сентября Путиным курса на Евразийский союз означает: бестолковости, мягкости и непоследовательности российской внешней политики приходит конец. И, следовательно, заканчивается эра пресловутой казахстанской “многовекторности”.


- Чем конкретно чревата эта ситуация? Станет ли Казахстан ареной разбирательств между США и Россией?
-Он уже ею становится! Возьмите те же события в Жанаозене. Каковы бы ни были первичные причины конфликта, как бы ни была велика роль ошибок корпоративного управления в АО “НК “КазМунайГаз”, события в Жанаозене, безусловно, сценировались и в немалой степени моделировались внешними силами. Это очевидно.


- Вы о тех “третьих силах”, о которых все говорят?
-“Третья сила” подразумевает какого-нибудь злого дяденьку. Внешние силы влице США и России, как я уже говорил, не заинтересованы в поддержании дальнейшей стабильности в Казахстане. А значит, какие-то политические силы, связанные с теми или иными государствами, уже могут спокойно проводить антиказахскую политику, не боясь окрика из Вашингтона или Москвы. Жанаозен - это только первый звонок. А будет еще как минимум парочка, прежде чем Казахстан подвергнется настоящей атаке. Настоящая атака будет идти дублем - ударом по экономике и ударом по политике. Так вот до настоящего удара должна обязательно произойти обкатка инструментария. Враги должны “пристреляться” к казахскому полигону. А значит, в Казахстане уже в ближайшие месяцы следует ожидать каких-то проблем - в Шымкенте, Таразе, Астане, Алматы, Уральске, Актюбинске. Это почти полный список потенциально опасных регионов.


- Вы говорите, что ни Россия, ни США не заинтересованы уже в поддержании стабильности в Казахстане. Но ведь у России с нами огромная сухопутная граница. Иметь под боком соседа, у которого большие внутренние проблемы,России не захочется. Что касается США...
- Давайте отделим риторику от действий! США объявляют дружбу на Ближнем Востоке, а затем вводят войска в Афганистан. Они заявляют, что против наркотиков, но наркотрафикиз Афганистана при американцах вырос в 40 раз!


- Хорошо, но ведь есть казахстанские власти, которые из событий в Жанаозене извлекли для себя какой-то урок и будут готовиться к возможному рецидиву.
- Безусловно. Но высока вероятность, что подготовиться они не смогут. Давайте посмотрим на Жанаозен. Мы увидели, что президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ в момент настоящей беды может очень быстро мобилизоваться, мобилизовать свое окружение и принять очень быстрые, а главное - очень жесткие решения, взяв на себя ответственность за них. В той же России во время гораздо более страшной войны в Чечне власти так ине рискнули ввести режим чрезвычайного положения. Но, с другой стороны,мы видим, что политическая элита Казахстана абсолютно не мобилизовалась. Убиты люди, введено чрезвычайное положение, а медийное пространство заполнено какими-то игрищами: правильна была отставка Тимура КУЛИБАЕВА или неправильна? МВД против КНБ - насколько серьезен раскол? То есть, по существу, никакого сплочения вокруг Назарбаева не произошло. Для большинства горожан крупных городов Казахстана события в Жанаозене не стали личной болью. Как для москвичей или петербуржцев постоянные взрывы в Дагестане не являются чем-то жизненно важным. Значит, наши общества продолжают распадаться и терять единство. Словом, Жанаозен показал, насколько адекватен лидер Казахстана и насколько… безмятежна, скажем так… элита Казахстана. Ну что такое выборы в мажилис по сравнению с событиями в Жанаозене?!


- 20 лет Казахстан жилотносительно спокойно. Та чреда трагических событий, которая произошла за последние месяцы 2011 года, явно свидетельствует о каких-то действиях“извне” против Казахстана. Если это продолжится, каков риск, что будет нанесен ущерб не только политике и экономике, но и территориальной целостности республики?
- Все эти последствия неразрывны: невозможно нанести Казахстану непоправимый ущерб, не развалив де-факто страну на две или три части - бедный, но очень населенный и исламизированный юг, богатый с малым населением нефтегазовый запад и основную часть Казахстана - без нефти, без исламистов и с умеренной плотностью населения.


- Ряд отставок высокопоставленных чиновников, в частности Тимура Кулибаева, последовавших за событиями в Жанаозене, - это наказание за то, что проморгали ситуацию в Жанаозене или же начало операции “преемник”?
- Я уверен, что в Казахстане осуществляется - одновременно и параллельно - несколько сценариев передачи власти. После успешной реализации этих сценариев преемником Назарбаева станет сам Назарбаев, но уже либо в Евразийском союзе, либо в преобразовавшемся, другом Казахстане. Есть несколько сценариев, где большая роль отводится родственникам президента - тому же Тимуру Кулибаеву или Дариге НАЗАРБАЕВОЙ, окружению президента. Другой сценарий - переструктурирование межгрупповых отношений: то, что в 90-е годы президент успешно совершил через перенос столицы из Алматы в Астану, разом обрубив собственную зависимость от межгрупповых игр. Вполне возможно, будет реализовано нечто столь же эпохальное, но без переноса столицы. Возможен и другой сценарий - наподобие татарстанского “Минниханов - Шаймиев”. Когда Шаймиев выпускает в бой не ближайшего соратника, но зато бойца. В Казахстане такой боец уже тоже есть - это Умирзак ШУКЕЕВ. Помимо него есть еще несколько людей, которые идеально подходят на роль такого бойца.


- Чего следует ожидать, чего опасаться Казахстану в ближайшем будущем?
-Казахстану в будущем Евразийском союзе, который стартует с трех государств, а впоследствии включит и ряд других стран, входивших в Советский Союз, уготована гораздо лучшая роль, чем Казахской ССР в СССР.Я уверен, что в общей евразийской элите будет очень много казахов и их роль будет высока. Но казахам - именно представителям казахского этноса,а не казахстанцам - надо быть более активными. От них требуется большаянаступательность по отношению к естественным вызовам. Только это позволит казахам внести в повестку общеевразийского развития уже на десятилетия вперед свои задачи, а не просто в этом лично участвовать. Я думаю, что независимо от того, успешно или нет пройдет февральско-мартовская революция в России против Путина, наши руководители будут ускорять процессы интеграции. В этом смысле в казахской элите обязательно проявит себя та часть управленцев, кто готовне конкурировать, а мыслить общими задачами, общим пространством. Вопрос в том, насколько руководство страны понимает, что это должны бытьновые люди, а не просто ротация старых. Ведь от них будет зависеть особая роль казахского народа в нашем общем будущем государстве. Я бы хотел обозначить собственное мнение: высший пост в новом большом государстве - пост председателя Евразийского союза - должен занять Нурсултан Назарбаев, отдав кресло председателя правительства Евразийского союза руководителю России. Если представитель малого по численности народа, малого государства займет пост руководителя большогогосударства, это снимет все опасения, все недоверие со стороны узбеков,армян, таджиков, украинцев и всех тех, кто позже войдет в состав Евразийского союза, а сейчас пока может не доверять российским политикам.


Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы

ОТ РЕДАКЦИИ Публикуя этот материал, мы прекрасно понимаем: многие высказывания российского политолога, сделанные с позиции “старшего брата”, для казахстанского читателя звучат, мягко говоря, спорно. Более того, тезис г-на Собянина о том, что ни Россия, ни США более не заинтересованы в поддержании стабильности в Казахстане, могли бы с успехом оспорить многие и в Астане, и в Москве, и в Вашингтоне.
Тем не менее нам кажется, что для наших читателей будет небезынтересно услышать его точкузрения, поскольку именно Россия была и остается главным стратегическим партнером нашей страны, от умонастроений в которой во многом зависит будущее как двух наших государств, так и всего евразийского пространства.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение