Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Борьба за Сирию: патовая ситуация

17.01.2012

Автор:

Теги:


Автор: Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "ВК"
Борьба за Сирию: патовая ситуацияНа фоне роста напряженности между Западом и Ираном сгущаются тучи над главным союзником Тегерана – режимом Башара Асада в Сирии. Все болеезаметно стремление Запада оказать ощутимое давление на Дамаск – пока что политическими и экономическими методами, но переход к военному сценарию эксперты не считают таким уж невероятным. То, что иранский кризис и события в Сирии и вокруг нее тесно взаимосвязаны, косвенно подтверждает и заявление заместителя помощника главы Белого дома по национальной безопасности Бена Родса. Родс, напомним, отметил, что уже существующие проблемы Тегерана (т.е. санкции и международную изоляцию, –прим. ред.) могут усугубить неизбежный, на его взгляд, крах правительства сирийского президента Башара Асада. По мнению Родса, падение режима Асада повлияет на стратегические позиции Ирана в регионе имире.

Конечно, одной только близости между Сирией и Ираном для начала активныхдействий по свержению Башара Асада было бы явно недостаточно. Не говоряо том, что революции по команде извне, вопреки мнению сторонников «теории заговоров» - это все-таки скорее пропагандистский штамп, чем реальная политика. Другое дело, что не без влияния событий «арабской весны» и копившихся не один год социальных и политических проблем Сирии режим Асада оказался на грани падения. В такой ситуации стремление США иих союзников, как минимум, учитывать «сирийский фактор» в иранском кризисе – это, по меньшей мере, объяснимый шаг.

Другой вопрос, как далеко готов зайти в Сирии Запад и в особенности арабские страны Залива, которые обеспокоены ростом влияния и агрессивности в поведении Ирана не меньше, чем США.

Примечательно, что 13 января впервые за все время фактической гражданской войны в Сирии, сторонняя, и, что немаловажно, арабская страна заговорила о необходимости военного вмешательства в ситуацию в стране. На фоне фактического провала миссии наблюдателей от Лиги арабских государств, эмир Катара шейх Хамад бен Халифа Тани заявил телекомпании CBS о возможности введения в Сирию войск для того, чтобы остановить там убийства гражданского населения президентом Башаром Асадом, передает РИА Новости. Отметим, что с самого начала "арабской весны" дружественный США Катар выступил в поддержку революционных движений, а катарский телеканал "Аль-Джазира" и вовсе превратился в рупор арабских революционеров. Впрочем, справедливости ради следует указать, что «Аль-Джазира» располагает на Ближнем Востоке наиболее профессиональной информационной службой и, в отличие от местных телекомпаний тех стран, где вспыхнули волнения в ходе «арабской весны», не связана цензурными ограничениями.

Но, так или иначе, это заявление эмира Катара практически совпало по времени с другим важным событием: сирийская оппозиция объявила об основании Высшего военного совета, председательствовать в котором будет сирийский генерал Мустафа Ахмед Аль-Шейх. Он, напомним, недавно дезертировал из сирийской армии и перешел на сторону оппозиции. Как пишет турецкая газета "Hürriyet", Аль-Шейх был вторым по важности военным на севере Сирии, в районе Алеппо, и, как утверждается, был представителем столь ненавистных оппозиционерам спецслужб. В данный момент он находится на территории Турции. От режима Асада Аль-Шейх, по собственному признанию, отвернулся после того, как стал свидетелем группового изнасилования 20-летней невесты оппозиционера сирийским спецназом. Турецкую границу Аль-Шейх перешел в сопровождении нескольких десятков сирийских солдат, также принявших решение дезертировать из армии. Недавно созданный Высший военный совет будет координировать действия сирийской оппозиции, в которой теперь есть и военное, и политическое крыло - так называемая Свободная сирийская армия под руководством генерала Аль-Ассада, созданная военнослужащими, перешедшимина сторону оппозиции, и Сирийский национальный совет под председательством Бурхана Гальюна. "Hürriyet" также сообщает, что на территории Турции прошла встреча между Аль-Шейхом, Аль-Ассадом и Гальюном, где обсуждалась координация совместных действий против режима Башара Асада.

Судя по всему, в данный момент сирийской оппозицией проводится работа посозданию более или менее структурированной системы. Покончив с известной «аморфностью», свойственной многим оппозиционным движениям времен «арабской весны», сирийская оппозиция станет для Башара Асада куда более опасным противником. А силы ее не стоит недооценивать. "Свободная сирийская армия" насчитывает, по ее собственным данным, около40 тыс. бойцов, сбежавших из рядов регулярной армии Сирии и самоорганизовавшихся в повстанческие отряды. Учитывая тот факт, что верные сирийскому правительству войска насчитывают в общей сложности 325тыс. солдат, пока еще рано утверждать, что центробежные тенденции в армии приняли необратимый характер. Также нельзя однозначно говорить и отом, что повстанческие войска представляют серьезную угрозу для военных, верных Башару Асаду. Действующий президент Сирии уверен, что щедро оплачиваемые элитные подразделения сирийской армии, бесспорно, до последнего будут оставаться на страже его интересов. Более того, помимо численного и качественного преимущества сухопутных войск у Асада есть еще один серьезный козырь - боеспособные ВВС. В отличие от Ливии, где резолюцией Совбеза ООН силами НАТО обеспечивалась "бесполетная зона", таких решений в отношении Сирии пока что не принято. К тому же против повторения в Сирии ливийского сценария возражают Россия и Китай. Более того, эти две страны однозначно дали понять, что любые санкции против Дамаска, которые могут быть использованы в качестве механизмов применения военной силы, не имеют реальных шансов на утверждение в СБ ООН.

Так или иначе, военная интервенция в Сирии – это сегодня, скорее, допуск, чем реальный и обнародованный план действий. Однако верно и другое - в самой Сирии политическая судьба нынешнего ее руководства решается не политическими, а силовыми методами. И хотя военно-силовой перевес сегодня как бы на стороне режима, насколько Башар Асад может быть уверен в лояльности своих «силовиков» - вопрос открытый. Потому какна одного «состоявшегося» политического дезертира приходится не менее десятка тех, кто внутренне готов к такому шагу, но для того, чтобы решиться, ему нужен определенный «толчок». Поэтому не меньше, чем голосование в СБ ООН, для Башара Асада ценна другая поддержка со стороныРоссии.

После временного задержания судна Chariot, следовавшего из России, в порту кипрского города Лимасол, где оно было вынуждено пришвартоваться из-за плохих погодных условий, с новой силой вспыхнули разговоры о том, что Россия снабжает Сирию оружием. В самом деле, когда судно осмотрели впорту Лимасола, выяснилось, что получателем "опасного груза" (более конкретных деталей о характере перевозимого груза кипрские пограничники не разгласили) значилось министерство обороны Сирии. После обещаний российской команды не заходить в сирийский порт, судно было отпущено подчестное слово. Но затем турецкие СМИ сообщили о том, что Chariot прибылв сирийский порт Тартус. Источник Reuters в компании Westberg, управляющей судном Chariot, заявил, что в пункт назначения корабль прибыл еще 11 января. При этом собеседник агентства отказался комментировать сведения о том, что Chariot вез в Сирию оружие от "Рособоронэкспорта". США уже высказали озабоченность тем, что российскоесудно, на борту которого может находиться военный груз, прибыло в Сирию. С таким заявлением выступила представитель Госдепартамента Виктория Нуланд, передает BBC. Она отметила при этом, что ГосдепартаментСША не располагает независимыми подтверждениями информации о характере груза. Впрочем, в отсутствие санкций ООН, Россия и не брала на себя обязательств не поставлять Сирии вооружение. К примеру, еще в декабре 2011 года "Рособоронэкспорт" подтвердил, что сделка по поставке Дамаску российских ракетных комплексов "Бастион" находится в стадии выполнения. Напомним, что российско-сирийское сотрудничество в оборонной сфере исчисляется миллиардными контрактами. А в мае 2005 года Россия даже списала Сирии долг в размере 9,782 млрд долларов взамен на обязательствоДамаска закупать российское вооружение.

Но, пока внешние игроки на сирийском поле продолжают определять для себяграницы возможного вмешательства, на улицах сирийских городов по-прежнему гибнут люди. Более того, слишком многое указывает, что гражданское противостояние в Сирии будет лишь усиливаться. И как показывает упомянутое выше заявление эмира Катара, на военное вмешательство, прежде всего ограниченное, может решиться не только и не столько Запад, сколько страны Залива. Более того, некоторые правительства могут отправить в Сирию свой спецназ, даже не особо это афишируя. Наконец, внешнее вмешательство, где одни игроки поддерживают Асада, а другие – оппозицию, тоже повышает накал противостояния. Поддержка сильного еще правящего режима со стороны России и Ирана, и пока все еще не окрепшей, но активно организовывающейся оппозиции со стороны Турции, арабских государств и Запада, будет лишь способствовать дальнейшей эскалации насилия. Регулярно объявляемые Асадом амнистии для оппозиционеров на этом фоне все равно, что мертвому припарка. Эти меры безнадежно запоздали. Более того, Башару Асаду просто не верят. Напомним: посредничество Турции в Сирии сорвалось именно потому, что Асад на встречах с турецкими посредниками обещал одно, а войска по его приказу на улицах сирийских городов делали совершенно иное. Вряд ли улучшится в ближайшее время и внешнеполитическое положение сирийского режима. И улучшить ситуацию для себя во внешнем мире Башар Асад может только одним способом – путем прекращения насилия и масштабных политических уступок оппозиции с одновременной сменой внешнеполитического вектора в сторону Запада. А это для него равносильнополитическому самоубийству. У Асада более нет возможности для политического маневра, и нет сомнений, что он будет идти до конца в тесном тандеме с Ираном, рассчитывая переломить ситуацию в свою пользу военным, точнее, репрессивным путем. Удастся ли ему это – вопрос сложный, однако «политическое долголетие» Асаду как минимум не гарантировано. Тем более сегодня трудно сказать, кто из внешних игроков,в конце концов, сможет считать себя победителем в сирийском противостоянии. И самое печальное, что те, кто объявляют себя защитниками сирийского народа, на самом деле ставят во главу угла не интересы простых сирийцев, а собственные геополитические цели, не очень даже замаскированные красивой риторикой. Более того, как показывает опытдругих стран «арабской весны», свержение ненавистного режима далеко не всегда означает автоматическое решение всех проблем. Безработица, нищетаникуда не исчезают в одночасье, на смену свергнутым диктатурам далеко не всегда приходят либералы и демократы, а внешнеполитические приоритетыновых правительств оказываются слишком неясными. Но вряд ли сегодня возможно продлить существование прежнего политического устройства Ближнего Востока. Существовавшая здесь модель просто выработала свой ресурс. А вот что придет ей на смену, все еще неясно.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение