Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Гибель империи. Начало.

25.05.2008

Автор:

Теги:

Вряд ли в эти дни многие вспомнят некруглую дату - 19 лет со дня открытия Первого Съезда народных депутатов СССР, который начал работу в Кремле 25 мая 1989 года. А между тем, это событие, как и предшествующая ему подготовка - выборы народных депутатов СССР горбачевского созыва - кардинально изменили саму страну и жизнь ее граждан. Можно даже сказать, что те крутые перемены в политической палитре СССР косвенно, в ряду других немаловажных и первостепенных обстоятельств, стали в итоге причиной исчезновения Советского Союза с карты мира.

Сегодня это уже новейшая история, которую каждая политическая сила в образовавшихся на руинах могущественного СССР независимых государствах пытается трактовать и комментировать по-своему. Оценки тех событий и страстей в российском обществе диаметрально противоположны - от восторга до полного неприятия и призыва «всех виновных повесить» (впрочем, последнее наблюдается преимущственно в националистических и псевдопатриотических кругах).

Тогда же, почти 20 лет назад, с участием огромных народных масс, пришедших в движение после 70 лет рабского молчания и страха за свою и близких жизнь (полстраны - сидело, полстраны - дрожало), происходила настоящая революция. Она случилась в сознании граждан СССР, а это для режима оказалось пострашнее любого оружия. Потому что, как говорил когда-то Андрей Сахаров, «с мыслью можно бороться только мыслью». Но в разлагающейся ударными темпами КПСС, привыкшей к монополии на саму жизнь, за переменами в обществе ни уследить, ни угнаться уже не могли.

Рубиконом стала ХIХ партийная конференция, где были приняты решения, переломившие, в конце концов, хребет самой КПСС. Одно из них - кардинальная реформа политической системы. Она заключалась в выборах нового парламента страны - Съезда народных депутатов СССР - на альтернативной и состязательной основе. Хотя и в новом избирательном законе не обошлось без льгот для «руководящей и направляющей».

Съезд народных депутатов СССР формировался из 2250 человек и состоял из трех частей. 750 депутатов избирались по территориальным округам на основе равного избирательного права, 750 - таким же образом по национально-территориальным округам. Еще 750 депутатов были не избранными, а назначенными, - из так называемых «общественных организаций». 100 из них представляли самую массовую в СССР «общественную организацию» - КПСС, руководившую при этом огромной страной.

Остальные места были зарезервированы за подконтрольными КПСС другими «общественными организациями». Не зря говорят, что от великого до смешного - один шаг. Кроме представителей ручных союзов писателей, журналистов, композиторов, профсоюзных и других карманных образований, по одному депутату было назначено от обществ книголюбов, кинолюбов, филателистов и даже всесоюзного - «За трезвость». Несмотря на то, что к началу выборов в СССР уже существовали сотни полулегальных неформальных организаций, никто их, разумеется, к этому процессу не допустил.

В Доме Союзов в Москве 31 января 1989 года состоялось заседание ЦИКа по итогам выдвижения кандидатов в народные депутаты СССР. На нем были приведены такие цифры: по территориальным и национальным округам в стране было выдвинуто, соответственно, 4 466 и 3 112 кандидатов в народные депутаты. То есть получалось, что на каждое из 1 500 мест (всего предполагалось 2 250 депутатов, но, как уже отмечалось, 750 из них фактически назначались) в среднем приходилось чуть более пяти кандидатов.

Оказалось также, что в 190 округах страны (более чем 12% от всех) выдвинуто всего по одному кандидату. Для страны тоталитарного происхождения это был вовсе не плохой показатель. В основном, комфортные условия создали себе секретари обкомов и крайкомов, не попавшие в «золотую» партийную сотню, но не представлявшие себе жизни без почетного депутатского статуса. Одним из таких заповедников стала Житомирская область на Украине, где первый секретарь Василий Кавун «сбежал» от участия в альтернативных выборах из областного центра в один из районов, где ему были созданы все привычные условия ручного управления процессом из обкома.

Тогда в СССР впервые за 70 лет советской власти народ проявил пугающую руководство избирательную активность, не только обсуждая деловые качества каждого кандидата в народные депутаты, но и обращая внимание на их программы. Это было важно, потому что страна захлебывалась от дефицита товаров, являвшегося приложением к советской плановой экономике, и во всех регионах вводились талоны на водку, мыло, стиральный порошок... Даже в Москве летом 1989 года, чтобы купить пакет молока, приходилось занимать очередь задолго до открытия магазина.

Вместе с дефицитом росли и цены. Из сводки Госкомстата СССР от января 1989 года видно, например, что в 1980 году женское зимнее пальто стоило 181 руб. (в среднем), а в первой половине 1988-го - 285 руб. Демисезонное женское пальто - соответственно 125 и 158 руб. Пальто и полупальто мужское зимнее - 150 и 175 руб. Женская блузка хлопчатобумажная - 7 и 10 руб.

По статистике, в конце 1987 года в СССР проживали 57 740 000 пенсионеров. Средний размер пенсии для рабочих и служащих составлял 83 руб. 70 коп. Для колхозников - 53 руб. 10 коп. При этом пятая часть пенсионеров по возрасту из числа рабочих и служащих и большинство колхозников (86%) имели пенсию до 60 руб. в месяц. Вот и получалось, что миллионам людей надо было месяцами (или годами?) экономить, чтобы купить себе, скажем, новое пальто. Кроме того, недовыполнение темпов роста производства непродовольственных товаров (особенно в легкой промышленности) все больше умножало дефицит. Так что даже и накопив на среднестатистическое пальто, человек просто не мог его найти в продаже.

Не лучшим было накануне открытия Первого Съезда народных депутатов СССР и положение с ценами для других возрастных групп. Мало того, что все детские вещи были тотальным дефицитом (днем с огнем нельзя было найти пинетки и пеленку для младенца, босоножки, сапожки), но и позволить себе купить обновку для своего ребенка мог далеко не каждый. (Сейчас у людей иная проблема: полки забиты, но многие не могут себе позволить иногда приобрести даже хлеб. Зарплаты, пенсионные повышения и социальные выплаты съедают инфляция и дороговизна.)

Тогда избиратели в СССР возлагали большие надежды на перемены в экономике и связывали их с выборами депутатов. Впрочем, полагаясь на своих избранников, народ забрасывал их не только наказами, но и предложениями (часто оригинальными) по быстрому улучшению жизни. Вот, например, какие неожиданные расчеты предоставил своему депутату избиратель из Житомира Анатолий Мошковский (документ из архива автора - «Росбалт»): «Согласно обнародованным в «Аргументах и фактах» (15.07.1989 г.) данным, персональных пенсионеров, которые имеют пенсию до 500 руб., в СССР около 500 000 человек. Это все те, кто довел страну до грани краха. Если им ограничить пенсию - не больше 200 руб. (а ведь все заслуженные рабочие и колхозники имеют пенсию не выше 132 руб.), то вот что мы получим. Расчет: 1) 500 руб. - 200 руб. = 300 руб. в месяц экономия от одного персонального пенсионера. А в год это будет: 300 х 12 = 3 600 руб. 2) Если их 0,5 млн, тогда в год: 3 600 х 500 000 = 1,8 млрд руб., которые можно отдавать нищим пенсионерам ежегодно».

Но даже еще больше, чем экономические блага, избирателей интересовала, так сказать, идеологическая часть кандидатских программ. У многих не ангажированных партией кандидатов значился весь набор политических прав и свобод граждан: «Защита прав личности. Открытость общества. Свобода убеждений. Свобода выбора страны проживания и места проживания в стране. Свобода ассоциаций, митингов и демонстраций. Контроль общества за принятием важнейших решений».

Первый Съезд народных депутатов СССР, открывшийся в Большом Кремлевском дворце 25 мая 1989 года и транслировавшийся в прямом эфире без перерыва две недели, окончательно изменил сознание людей. На нем впервые в политической истории СССР оформилась оппозиционная Межрегиональная депутатская группа, в которую вошла реформаторская часть КПСС и беспартийная интеллигенция.

С этого времени начался отсчет последних дней монополии «общественной организации» КПСС на жизнь советских граждан. Радикально настроенной части общества и оппозиционной депутатской группе довольно быстро удалось добиться остановки «сердца» КПСС - шестой статьи Конституции, провозглашавшей партию «единственной руководящей и направляющей силой». Удалось также преодолеть сопротивление номенклатуры и принять демократичный закон «О печати и других средствах массовой информации». Республики были готовы подписать обновленный Союзный договор.

Но в августе 1991 года грянул путч «маленьких лебедей» под управлением группы аппаратных реваншистов с участием председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова, которые не могли смириться с потерей личной власти. Это привело к эффекту домино - окраины советской империи одна за другой стали бежать от центра, самостоятельно провозглашая себя независимыми и приближая конец «великой советской империи».

В России «контрольный пакет» депутатских голосов, ратифицировавших 12 декабря 1991 года Беловежские соглашения и упразднивших государство СССР, принадлежит коммунистам, которые вот уже почти 20 лет пытаются переложить этот свой «грех» с больной головы на любую, которая попадается под руку.

Алла Ярошинская

РОСБАЛТ.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение