Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интервья для news.az

15.01.2012

Автор:

Теги:

 

Подведите,пожалуйста, итоги 2011 года относительно урегулирования карабахского конфликта.

На мой взгляд, год продолжил линию консервации сложившегосяположения. Политико-дипломатические баталии проходили очень вязко, конкуренциямежду Баку и Ереваном разворачивалась по многим линиям одновременно. Допустим,с точки зрения Еревана, консервация воспринимается как более выгодная ситуация,нежели динамика любого рода. Если смотреть с позиций Азербайджана, то еговоенные так и дипломатические рубежи заметно окрепли, если сравнивать с началомдесятилетия. Идет очень вязкая борьба, с переменным успехом то для Баку, то дляЕревана. Но для Баку динамика в этом процессе несет больше выгод. Не скажу, чтодля Баку год был совсем пустой. На международную площадку вышло общественноеобъединение азербайджанской общины Карабаха, до сих пор находившееся в тени. Важнымсобытием считаю представленный в нескольких европейский столицах доклад группыазербайджанских экономистов во главе с Назимом Музаффарли и Эльдаром Исмаилов,по анализу этапов социально-экономического восстановления районов вокругКарабаха. Это реальный мирный план, прямо не задевающий нынешние интересыармянских сепаратистов. Поэтому его можно обсуждать с Ереваном на разныхплощадках, подключать к этому обсуждению другие страны. Хотя бы частичноеэкономическое восстановление этой зоны может быть шагом вперед. В общем, этоперспективный аргумент.

 

Каковы ваши ожиданияот начала 2012 года? Какова вероятность того, что война все же возобновится?

Вопрос даже не в том, превозобладает ли в Баку «партия войны»к концу 2012 года. На мой взгляд, это вопрос рациональности политическихдействий. Война вносит слишком много неопределенностей. Причем это касается какпротекания боевых действий, так и поствоенного процесса, нового раскладаазербайджанских отношений на международной арене. Я полагаю, что стоимость политикиожидания и продолжение той тактики поступательного дипломатического давления,которой придерживается Азербайджан, может быть более эффективным действием, чемвойна. Во всяком случае, доля факторов неопределенности в такой политикеменьше, чем при военных действиях.

 

Как можете расценитьпозицию французского парламента и лично Николя Саркози? Речь о принятии законаотносительно криминализации такого называемого "геноцида" армян вОсманской Империи?

Окончательно судить о межгосударственных последствиях этогозакона можно будет после его рассмотрения в Сенате Франции. В принципе многимибыло отмечено, что Саркози решает для себя узко прагматические задачи, собратьмаксимум поддержки перед президентскими выборами. Армянская диаспора и в целомармянские симпатии имеют значение в политической жизни Франции. А внешнеполитическиепоследствия, связанные с Турцией, сейчас мало волнуют Саркози. Турция ведь нечлен ЕС, и вряд ли там окажется при Саркози. Поэтому терять ему на этомнаправлении внешней политики особенно нечего. Если бы главой МИД Францииоставался Бернар Кушнер, идеолог необходимости гуманитарной интервенции длязащиты «прав человека», я бы сказал, что он был автором подобного решения. Однаконынешний глава МИД совсем не представитель агрессивно либерального лагеря,готового сражаться за ценности наперекор принципам рациональности. Такимобразом, нужно дождаться конца января и посмотреть итог. Если Сенат не приметзакон, то Саркози по любому окажется в выигрыше. Так же и Турция, чем бы незакончилась эта история, с большей выгодой для себя будет использовать эту коллизию.

 

Следует лиАзербайджану сегодня поднять вопрос о замене Франции как сопредседателя МГ ОБСЕна какого-либо другого посредника?

В принципе можно попробовать. В качестве тренировкидипломатической эффективности Баку. Но, на мой взгляд, шансов не много. Крометого, нужна не смена посредников, а смена формата. Не случайно Азербайджанмного раз заявлял о кризисе МГ ОБСЕ. Кто бы там ни садился, эффективности этомуинституту не прибавится. Лучше заняться созданием новых мониторинговых структурна платформе ООН.

 

Как, по-вашему, будутразвиваться события вокруг Ирана?

Трудно прогнозировать. Точнее легко очень сказать – скоровойна. Война Запада с Ираном могла случиться и в середине 1980-х в ходеирано-иракской войны, и в 1990-е, и в прошлом десятилетии. Также высока еевероятность и в наступившем десятилетии. Если для США сложатся обстоятельства,вторжение в Иран не сдержит и повышение цены на нефть. Пока, как мне кажется,Вашингтон не намерен вскоре погружаться в новый конфликт, об этом говорит исокращение военных расходов на полтриллиона до 2020 года. С другой стороны,соглашение о продаже Саудовской Аравии 84 новых истребителей F-15SA имодернизации еще 70 самолетов, готовит плацдарм для войны. Республиканскаяадминистрация Белого Дома может решить повоевать даже в условиях сокращенногобюджета.

 

Коснется ли возможнаявойна с Ираном карабахского конфликта? Может ли последний сдетонировать такимобразом или нет?

Автоматического переноса конечно не будет. Гипотетическаяситуация в Карабахе во многом будет зависеть от характера возможной войны вИране. Наземное вторжение и воздушная война вещи разные, с разнымипоследствиями и длительностью. В Баку наверняка будут анализировать сценариивозможного реванша в Карабахе в период военного конфликта в Иране. Но этостанет также очевидным и для США. В одних обстоятельствах карабахское военное обострениеможет стать элементом американской ближневосточной стратегии, в других еще однойголовной болью, в третьих обстоятельствах – Вашингтон может увидеть возможностьвклиниться в регион Южного Кавказа в качестве карабахского миротворца изафиксироваться там надолго. В последнем случае ограничения в региональнойполитике возникнут и у Азербайджана, и у России, для которой возможная война вКарабахе в целом не принесет очевидных бонусов. В общем, как оно сложится,предугадать сложно.

 

http://www.1news.az/interview/20120111113637196.html

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение