Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Апгрейд постсоветского пространства

12.01.2012

Автор:

Теги:



17:10
Скачать
Алексей Власов. © Фото: «Голос России»
распечатать статью рассказать другу добавить в блог
Какие изменения произошли в странах бывшего СССР в 2011 году и чего государства ждут в 2012-ом, рассказал эксперт Алексей Власов

Встудии "Голоса России" – Алексей Викторович Власов, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.

Интервью ведет Дмитрий Куклин.


Куклин:Мы подводим итоги 2011 года в странах СНГ. Даже можно взять шире – это страны бывшего Советского Союза. В этом нам любезно согласился помочь Алексей Власов – генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.

Начнем, наверное, с наиболее глобальной вещи – единого евразийского пространства, которое предложил создать премьер Владимир Путин. Собственно, он даже, скорее, уже кандидат на пост президента страны. Насколько актуальна эта идея сейчас и насколько она будет востребована?

Былиразного рода отклики. В положительных говорилось о том, что это нужно, потому что есть такое стремление и у стран, и у их лидеров. С другой стороны, начали говорить, что это будет новый Советский Союз (как раз в 2011 году было 20 лет с того момента, как СССР прекратил свое существование). Говорилось о том, что это будет нежизнеспособная структура. Каково ваше мнение по этому поводу?

Власов:Здесь надо четко разделять два вопроса. Первое – это глубина евразийского проекта. Она уже насчитывает 17 лет. Первым его выдвинул еще в 1994 году в стенах Московского университета Нурсултан Назарбаев. Тогда это называлось "Концепцией практического евразийства". Потом она воплотилась в идеи Таможенного союза, ЕврАзЭС, а с 1 января 2012 года стартует Единое экономическое пространство.

Апгрейд со стороны Владимира Владимировича заключался в том, что он предложил сразу начать строительство нового уровня интеграции в виде Евразийского экономического союза. Недавно я общался с коллегами из Белоруссии, и, надо сказать, что пока журналистам такой информации не дают, но работа по созданию наднациональных органов этого союза для российской бюрократии идет просто непривычными темпами.

Куклин: Вы нам выдаете инсайдерскую информацию.

Власов:Уже распределено то, какая страна каких евразийских министров и на какие направления будет сажать. Основная доля, конечно, российская, но уже отведена ниша для Казахстана и для Белоруссии. А учитывая то, что навсе про все ушло всего несколько месяцев, можно сказать, что это проектстроится в непривычных и нетипичных для постсоветского пространства темпах.

Куклин: Да, хотя пока официально комиссию возглавил только господин Христенко?

Власов:Да, уже определены те люди от национальных государств, которые будут находиться под ним, и уже распределены полномочия по таким направлениям,как госзакупки, финансовые вопросы, макроэкономика. Уже есть каркас.

Перспективахорошая, не хватает пока только одного – общественного измерения Евразийского проекта. Никто не понимает, по большому счету, ни в России,ни в Казахстане, ни в Белоруссии, что этот проект даст простым гражданам. Все наши лидеры оперируют макроэкономическими показателями, которые малому и среднему бизнесу, по большому счету, ничего не дают. Когда будет прирост ВВП – это хорошая тема, но как жить до 2017 года? Надо менять информационную политику.

Куклин:Это как доказательство сложных теорем. Все понимают, что это вроде бы как очень хорошо, но не понимают, за что ученому дали миллион долларов.

Власов: Совершенно не понимают. Это вопрос информационной подачи. Это, конечно же, работа на ближайшую перспективу.

Куклин:Таможенный союз с 2011 года работает в полную мощность, и, на мой взгляд, был огромный рывок по его созданию. От бумажных дел, от разговоров быстро перешли к делу. Была поставлена конкретная дата, и к этой дате было все готово.

Власов:С 1 января начинается уже следующая ступень – Единое экономическое пространство. Пока мы видим, что, во-первых, внутри евразийской тройки резко возрос товарооборот. Во-вторых, Киргизия заявила о готовности вступить в Таможенный союз, хотя я знаю, что этот вопрос неоднозначно воспринимается в России и прежде всего Казахстане.

Куклин: Почему?

Власов: Потому что 90 процентов заработока граждан Кыргызстана – это реэкспорт китайских товаров.

Куклин: И мы боимся, что этот вал пойдет к нам?

Власов:На двух самых крупных рынках – Дордое и Карасуйском Базаре – 80 процентов товаров – китайские. Но за три месяца Алмазбеку Атамбаеву врядли удастся решить проблему замены китайского реэкспорта на другие источники дохода для малого и среднего бизнеса. А протекционистские тарифы в рамках Таможенного союза ставят вопрос о том, как быть с китайским товаром. Торговля им станет невыгодной для большинства мелких контор, которые сейчас живут только на реэкспорте.

Но проявляется великолепная тенденция, ей можно только порадоваться. Наши фирмачи начинают регистрировать бизнес в Казахстане, начинают работать по логистическим процедурам - это оформление санитарного контроля, фитоконтроля на внешних границах Таможенного союза. Идет формирование единого организма – российско-казахстанско-белорусских компаний. Это какраз то, что в перспективе может дать результат для тех, кто вовлечен в этот бизнес. Только их должно быть, конечно, в разы больше.

Куклин:Давайте вспомним Киргизию, потому что там тоже был вал событий: и выборы, и новые законы. Страна фактически встает на новые рельсы.

Власов:Там перманентный политический кризис. Только что мы стали свидетелями, помимо победы Атамбаева на президентских выборах, который шел туда как пророссийский кандидат, развал коалиции в парламенте и избрание нового спикера.

Кроме того, вокруг поста премьер-министра тоже были оченьбольшие игры, потому что страна по-прежнему расколота на север и юг, и мы видели на выборах, что кандидат от севера Алмазбек Атамбаев сражался против двух главных кандидатов от юга – Мадумарова и Ташиева. Только когда будет сформирована общенациональная повестка дня, можно будет сказать, что Кыргызстан вышел из состояния кризиса и вступил на путь стабильного, устойчивого развития.

Куклин:Давайте завершим азиатскую тему: вспомним про Казахстан и Узбекистан. Каримов сначала увеличивал срок своих полномочий для того, чтобы лишний раз остаться, сейчас он его уменьшил. Есть разные, полярные, мнения по этому поводу – начиная с того, что он хочет сказать, что теперь этот срок на него не распространяется, и теперь он опять имеет право, уже по обновленному закону, стать президентом, и заканчивая тем, что он все-таки готовит себе преемника. Давайте сравним эти точки зрения.

Власов:Назарбаев и Каримов, безусловно, озабочены проблемой преемника. Но в Казахстане, на мой взгляд, более четко выстроены институты обеспечения этой преемственности. В январе 2012 года пройдут досрочные парламентскиевыборы. В парламенте появятся, помимо правящей партии "Нур Отан" новые политические силы. Я думаю, это будет партия предпринимателей "Ак жол", ифункции парламента будут расширены. То есть Назарбаев делает ставку не на персоны, а на институты, которые должны обеспечить не только его личную преемственность, но и всей политики, которую он проводил на протяжении 20 лет независимости.

В Казахстане сложность в том, чтострану начинает потихоньку раскачивать. Мы видим взрывы в нескольких городах, появилась террористическая организация "Солдаты Халифата". Естьощущение, что в Казахстане обстановку пытаются дестабилизировать какие-то силы извне, потому что происходящее – не в традициях номадической культуры казахов. Радикальный ислам – это никак не в традициях казахского народа. Откуда это? Скорее всего, работают какие-тоздесь факторы дестабилизации извне.

В Узбекистане очень сложное определение кандидатуры возможного преемника. Каримов, как мне кажется, до конца так и не определился, как именно он это будет делать. Но ясно, что и в Казахстане, и в Узбекистане следующий президент не будет иметь таких полномочий, как нынешний глава государства. Они будут ограничены новой системой сдержек и противовесов.

Как ни странно, правы и те эксперты, которые говорят, что Каримов может пойти по пути собственного переназначения, но в то же время это, возможно, будет укладываться в рамки поиска преемника до тех пор, пока он не определится с кандидатурой(сейчас там есть три-четыре наиболее очевидных фигуры). А пока он будетоставаться у власти, потому что после его ухода возможны очень серьезные проблемы прежде всего в Ферганской долине.

Куклин: Чем запомнился этот год для Туркмении? Или там без резких колебаний?

Власов:В Туркмении был очень интересный год. Назначены выборы на февраль 2012 года. Два видных оппозиционера из Европы вернулись в Туркменистан, но при этом впервые пошли какие-то тревожные сообщения о возникновении серьезных внутренних рисков, которые, опять-таки, связаны с экстремистскими группами на территории этой республики. Думаю, особое внимание к Туркменистану будет в 2012 году.

Куклин: Чем ознаменовались эти 20 лет после распада Советского Союза в Азии в целом?

Власов:Утратой последних остатков советскости. В жизнь вступает поколение людей, которые никогда не были в империи или в Советском Союзе и которыедаже и в нынешней России, кроме гастарбайтеров, зачастую не бывали. Этолюди, которые уже не имеют опыта советского общежития, и в этом риск для России.

Куклин: У них нет советской исторической памяти?

Власов:Да. Мы можем потерять поддержку не элиты, а поддержку на уровне общества именно потому, что нас там просто не знают. Позиции русского языка в Центральной Азии под угрозой. Если мы не будем вести системную работу, развивать российское образование для этих республик на льготных условиях…

Куклин: В каких из этих республик русский язык имеет статус второго государственного?

Власов:Например, особый статус русского языка действует в Казахстане, но и тамсейчас делопроизводство полностью переводится на государственный язык. ВКиргизии, я думаю, тоже будут приняты какие-то законы, усиливающие статус русского языка. Но Казахстан и Кыргызстан – это две наиболее дружеские страны, наиболее тесно связанные с Россией.

Куклин:Вспомним наших братьев-славян - Украину и Белоруссию. На мой взгляд, в обеих странах был неровный год. В наших отношениях мы традиционно затрагивали газовые вопросы. По-моему, эта тема не сходит с повестки уженесколько лет. Наши перспективы на 2012 год?

Власов:Белоруссия уже, в принципе, добилась того, чего хотела, в рамках интеграционных проектов. Также путем прямых переговоров с Россией она получила достаточную скидку на газ для того, чтобы ресурсозатратная белорусская экономика, по крайней мере, до 2015 года существовала в нормальном режиме. Это очень важно для Лукашенко, но и для России это неменее важно. А Россия получила "Белтрансгаз" и, по сути, будет контролировать процесс транзита.

Конечно, и здесь вопрос решен в интересах и Белоруссии, и России. На Украине, по-моему, цена на газ – четыреста. Но тут, если рассчитывать скидку, надо идти по пути Белоруссии. Это вопрос о доступе России к украинской ГТС.

Куклин: Чего в Киеве катастрофически не хотят?

Власов:Да. В любом случае, пока кризиса нет, потому что контракт – действующий. Кризис есть для украинской экономики, которая, видимо, эту цену не выдерживает. В связи с тем, что ситуация ухудшается в еврозоне (и это скажется и на постсоветском пространстве), я думаю, в Киеве закладывают антикризисные меры, которые поставят вопрос наполнения бюджета и внутренней конкурентоспособности украинских предприятий. По такой цене этого, конечно, сложновато добиться. Но они категорически не хотят решать вопрос о, допустим, вступлении в Таможенный союз или о каком-то участии в российских интеграционных инициативах.

Куклин: Это позиция сидения на двух стульях.

Власов:Говорят, что, дескать, Украина пытается найти свой путь между Россией иЗападом, но я все более и более убеждаюсь, что Киев не хочет ничего выбирать. Ему удобно находиться между двух стульев, получать время от времени преференции и со стороны Брюсселя, и со стороны Москвы. Зачем что-то выбирать, если и так хорошо?

Куклин: Здесь обидели – пошел в другую сторону, там обидели – вернулся.

Власов:А когда они пойдут в Европу (предположим такой сценарий), это тоже обязывает украинскую элиту. У меня ощущение, что эта свободная казачья жизнь уже настолько привычна для официального Киева, что ближайшие год-два никакого реального выбора в ту или иную сторону сделано не будет.

Куклин:Кстати, весь этот год прошел под флагом дела Тимошенко. Было две цели –привлечь Тимошенко за неправомерное, по мнению действующих властей, подписание контрактов, и на фоне этого – попытка снизить цены на газ. Каковы перспективы на 2012 год в этом вопросе?

Власов:Я думаю, что пока Янукович выбил из рук оппозиции главные козыри, но нелишил Тимошенко окончательно шансов на то, что под ее именем произойдетсплочение хотя бы части оппозиционного лагеря, который ориентируется наБЮТ.

Куклин: Тот, который развалился после правительства Ющенко?

Власов:Ющенко вообще позиционировал себя отдельно от всех этих игр, и самый главный оппонент Януковича после посадки Тимошенко – Тягнибок. Он – ярый, радикальный националист, который Януковичу как спарринг-партнер удобнее, ибо слабые позиции Тягнибока всем хорошо известны, и Янукович может спокойно представлять себя и как хранитель интересов русскоязычного населения, и, в то же время, как борец за системную реформу в стране.

Тягнибок как оппонент он ему не ровня, это ясно.Была бы в активной политике Тимошенко, все было бы по-другому. Мне кажется, что Янукович сейчас действует здесь даже не столько по теме газа и газовых контрактов, сколько расчищает себе политическое поле для выстраивания модели власти, которая будет близка российской.

Куклин:У другого нашего славянского соседа – Белоруссии – весь 2011 год был непростой и проходил под знаком протестных выступлений. Будет ли это иметь продолжение в 2012 году, или все-таки удалось это притушить?

Власов:В Белоруссии есть социальный контракт. Население не претендует на большие политические свободы, но власть должна обеспечивать его социальные гарантии, стабильность. В 2010 году Лукашенко по объективным причинам стал нарушать условия этого контракта. Денег в бюджете не стало. Появились проблемы с системообразующими предприятиями, потому чтораньше платили пусть маленькую, но регулярную зарплату. А в 2011 году впервые встал вопрос о том, что уже могут возникнуть издержки банкротства, закрытие предприятий. Это для социально ориентированной белорусской экономики – полный крах. И тут как нельзя кстати пришлось наше предложение по скидке на газ и на энергоносители в целом.

Куклин: Оно подразумевает, что мы фактически получаем ГТС.

Власов:С "Белтрансгазом" мы возвращаемся к теме народного недовольства. Какая народу разница, чей "Белтрансгаз", равно как и большинству украинского населения – чья это ГТС. Главное – чтобы им вовремя платили зарплаты и чтобы эти зарплаты соответствовали ценам на местных рынках.

Четырегода Лукашенко выиграл. Это будет 2015 год, по расчетам экономистов, потому что больше продавать нечего. Там еще есть какие-то минимальные активы, но больше в белорусской экономике торговать нечем.

Куклин: Но периодически поднимается вопрос об интеграции "КамАЗа" и "МАЗа"

Власов:Согласен, есть такие проекты. С другой стороны, мы не знаем, что будет в2015 году с точки зрения евразийского проекта. Возможно, в случае успеха белорусская экономика действительно получит новый импульс. Но если пойти по экстенсивному пути и наполнять бюджет за счет продажи активов, то я вам уже ответил, что будет.

Куклин: Мы обсудили все бывшие постсоветские территории за исключением Кавказа. Как прошел 2011 год на Кавказе? Ярких событий не было?

Власов: Почему? Был срыв переговоров по Нагорному Карабаху после казанской встречи.

Куклин: Но это вялотекущий процесс.

Власов:Был шанс, что Дмитрию Анатольевичу удастся вразумить лидеров Армении и Азербайджана, но они плохо вразумились. Сейчас пошла общественная дипломатия. Все это уже видели и слышали три-четыре года назад. Такое впечатление, что они ходят по кругу, как белки в колесе, а переговорщикииз Минской группы крутят этот валик. Недавно стало ясно, что продвижение по Карабаху вряд ли произойдет.

В Грузии, похоже, появился преемник Саакашвили – мэр Тбилиси господин Угулава, который в конце ноября совершил визит в Баку и был принят Ильхамом Алиевым. Как я понимаю, это первый выход в свет молодого амбициозного прозападного политика, который, скорее всего, и сменит Саакашвили.

Куклин: Кстати, говорили о том, что у Саакашвили появляются реальные конкуренты – это, например, господин Иванишвили.

Власов:У Иванишвили что-то непонятное с гражданством, с правом участвовать в выборах. Хотя пусть не на выборах, но в политической жизни Грузии может произойти поляризация – Угулава против Иванишвили. У Иванишвили есть движение, которое может перерасти в партию и принять участие даже без него в парламентских выборах. А Угулава, видимо, будет опираться на административный ресурс, на личную популярность, особенно в Тбилиси, и на поддержку Саакашвили.

Куклин: Этот год ознаменовался еще и тем, что Грузия наконец-то открыла нам доступ в ВТО.

Власов:Да, это тоже вялотекущий процесс. Эпопея с ВТО уже всем поднадоела. Слава Богу, что наконец-то все решили. Но уже, по-моему, никто и не радовался просто потому, что у всех переговорщиков уже настолько были вымотаны нервы.

Куклин: Как в долгом походе – до места дошел, и сил хватает только рюкзак скинуть.

Власов: Что касается Грузии, то появление Иванишвили – это интересный тренд. Посмотрим, что будет в 2012 году.

Куклин:Что было в Прибалтике? Самое любопытное – это Латвия, где было очень активное движение за придание особого статуса русскому языку.

Власов:Есть два момента, которые определяют ближайшее будущее Прибалтики. Первое – огромный приток в Эстонию и Латвию русских туристов. Под Новый год и в праздники Таллин и Рига – это русскоговорящие города. Такого не было очень давно.

Куклин: И номера с тем, что, мол, мы не понимаем по-русски, не проходят?

Власов:Такого не может быть, потому что там даже есть меню на русском языке. Якак человек, часто бывающий там, могу сказать, что на бытовом уровне – вгостиницах, ресторанах – отношение к русским абсолютно другое. Особенноэто заметно в Эстонии. Когда приезжаешь в Тарту, с тобой разговаривают на неплохом русском языке, и ты понимаешь, что что-то в этой жизни меняется.

Куклин: Глупо кусать руку, которая приносит тебе деньги.

Власов:Во-вторых, это резкое "полевение" молодых политиков, не обязательно пророссийское, но существует критика социальных позиций действующих властей и в Латвии, и в Эстонии, и в Литве. Возможно, что прибалтийские страны в ближайшее время пойдут по пути скандинавских стран, и молодые социалисты в ближайшем будущем станут очень сильным политическим движением в этих странах.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение