Россия, Москва

info@ia-centr.ru

2011 год для Казахстана: неоднозначные итоги

08.01.2012

Автор:

Теги:

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»


2011 год стал для Казахстана знаковым во многих отношениях. Наша страна отметила 20 лет своей независимости, оставив позади многочисленные достижения и потери, испытания и возможности. Однако новые проблемы и вызовы, с которыми она столкнулась именно в данном году, не позволяют расслабиться и напоминают о нерешенных за годы независимости задачах и вопросах. В результате развитие казахстанского общества и государства в прошлом году шло «зигзагообразно», о чем свидетельствуют 11 нижеследующих направлений событийного ряда. 

Начало 2011 года ознаменовалось плавным переходом идеи с проведением республиканского референдума по продлению полномочий президента РК Нурсултана Назарбаева до 2020 года, инициаторы которой заявили о 5 млн. подписей в ее поддержку, в решение главы государства о проведении досрочных президентских выборов. Правда, в обоих случаях общество не получило внятного ответа, зачем нужно вообще проводить ту или иную процедуру. Единственным логическим объяснением этому представляется стремление президента повысить уровень легитимности своего дальнейшего пребывания во главе Казахстана и снять напряженность внутри правящей элиты по поводу преемственности верховной власти. 

Интересно, что традиционно определяющее политическую повестку на год Послание президента народу Казахстана, озвученное  29 января, в этот раз выглядело весьма скромным. Какие-либо серьезные шаги, задающие алгоритм развития республики именно в 2011 году, не нашли в нем своего отражения. Вместе с тем глава государства озвучил масштабные задачи по овладению государственным, казахским, языком максимальным количеством граждан. Так, к 2017 году их число должно достигнуть 80%, а к 2020 году – не мене 95%. Хотя все это и рассчитано на среднесрочную перспективу, тем не менее задало определенный тренд в этноязыковой сфере.  

Объявленная в феврале и завершенная 4 апреля президентская избирательная кампания впервые прошла в максимально спокойном и предсказуемом формате. Отказ от участия в выборах видных оппозиционных политиков лишил их остроты и интриги. Даже былая эпатажность альтернативных кандидатов - сенатора Гани Касымова и эколога Мэлса Елеусизова, отметившихся в прошлых президентских выборах, никак себя не проявила в этот раз. Похоже, что такая атмосфера сильно успокоила власть. В результате политические преобразования, заявленные президентом в своей инаугурационной речи, пока не получили своей реализации. Но в итоге такое «спокойствие» обернулось серией вызовов и потрясений.

Самыми серьезными из них стали небывалые прежде по своему количеству и духу проявления терроризма и религиозного экстремизма. Только с апреля по декабрь 2011 года в разных регионах республики имели место 11 случаев терактов и вооруженных столкновений экстремистов с силами правопорядка с большими человеческими жертвами. Наибольший резонанс получили взрыв в здании Департамента КНБ по Актюбинской области и террористическая атака в Таразе, осуществленные соответственно в мае и ноябре 2011 года явными смертниками. При этом данные события имеют четкий религиозный оттенок, связанный с идеями так называемого «чистого ислама». Более того, Казахстану бросила вызов ранее неизвестная экстремистская группировка «Джунд аль-Халифат» («Солдаты Халифата»), взявшая ответственность за некоторые теракты. Впрочем, выявились и серьезные недостатки в антитеррористической деятельности силовых структур в плане предупреждения и подавления данных угроз. 

В этих условиях государство сделало акцент на усиление своего контроля в сфере религии и межконфессиональных отношений. Основными шагами в данном направлении стали создание в мае Агентства по делам религий и принятие в октябре закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». В частности, введен запрет осуществлять богослужение и религиозные обряды на территории и в зданиях государственных органов и учреждений. При этом, не ограничиваясь контрольными функциями, руководство АДР поставило перед собой довольно амбициозную задачу по разработке концепции развития умеренного ислама в Казахстане. Впрочем, привлеченные теоретики могут написать здесь все что угодно. Основные же сложности и проблемы ожидают агентство на стадии внедрения указанной концепции в жизнь.

Определенную напряженность в сфере межэтнических отношений внесло проявление национал-патриотического тренда. Особенно это выразилось в принятии в августе обращения 138 общественных и политических деятелей к руководству страны с требованием лишить русский язык его конституционного статуса. Инициатором этой акции выступило общественное движение «Защита независимости» во главе с Мухтаром Шахановым. Правда, это обращение встретило отповедь со стороны властей, увидевших в нем негативное влияние на состояние стабильности и межнационального согласия в стране. К тому же ряд подписантов из числа лидеров некоторых партий и представителей интеллигенции затем фактически отказались от своих подписей. Тем не менее, вопрос о статусе и уровне распространения казахского языка остается актуальным, и дискуссия вокруг него может активизироваться в любой момент.

Наконец, нерешенность многих социально-экономических проблем привела к социальной напряженности и росту протестных настроений в обществе. Наиболее всего это проявилось в Мангистауской области, где с мая по сентябрь 2011 года прошла серия забастовок на предприятиях нефтегазового сектора «Каражанбасмунай», «Озенмунайгаз», «Ерсай Каспиан Контрактор» и т.д. В основном их участники требовали повышения или хотя бы стабильности размеров заработной платы и улучшения условий труда. Вместе с тем работодатели и поддержавшие их власти заняли довольно жесткую и бескомпромиссную позицию по отношению к бастующим. Вмешательство властей в данный социально-трудовой конфликт с применением репрессивных мер привело к его политизации. Особенно это выразилось в осуждении в августе юриста профсоюза работников АО «Каражанбасмунай» Натальи Соколовой к 6 годам лишения свободы по обвинению в разжигании социальной розни. Таким образом, в 2011 году Казахстан пополнился новым политзаключенным.

В такой атмосфере происходит обострение отношений между властью и оппозицией. Так, часть оппозиционных сил, включая Коммунистическую партию Казахстана и незарегистрированную Народную партию «Алга!», создали в июне движение «Халык майданы» («Народный фронт»). В качестве ответной реакции властей 5 октября специализированным межрайонным судом по административным делам города Алматы была приостановлена на полгода деятельность Компартии Казахстана. Причем это стало следствием признания участия лидера данной партии Газиза Алдамжарова в «Народном фронте» незаконным. Откровенно надуманный характер оснований данного решения и последующее развитие событий в политической жизни страны убеждают в том, что власти нейтрализовали Компартию Казахстана в целях недопущения ее участия в досрочных выборах депутатов Мажилиса Парламента. К тому же имеется риск того, что следующим шагом властей может стать ликвидация данной партии в судебном порядке на основании ее двукратного неучастия в парламентских выборах.

Как и ожидалось в политической и экспертной среде Казахстана, власти пошли на роспуск Мажилиса Парламента 4-го созыва, что было осуществлено 16 ноября главой государства на основании соответствующего обращения к нему со стороны 53 мажилисменов, и проведение досрочных парламентских выборов, назначенных на 15 января 2012 года. Сам президент объяснил это свое решение тремя моментами: 1) необходимость обеспечения присутствия в парламенте не менее двух политических партий; 2) вероятность второй волны финансово-экономического кризиса; 3) обновление депутатского корпуса Мажилиса в интересах формирования новой законодательной базы, в том числе индустриально-инновационного развития страны. Хотя реальные причины, скорее всего, обусловлены подготовкой политико-властной системы к определенному переформатированию. Во всяком случае, следует ждать заметных изменений в кадровом составе высших эшелонов власти и, следовательно, в позициях различных групп влияния внутри правящей элите.

В то же время парламентская избирательная кампания уже вряд ли будет для «Ак Орды» такой же спокойной и управляемой, как последние президентские выборы. Фактическая неурегулированность рассмотренного выше социально-трудового конфликта в Мангистауской области привела к массовым беспорядкам в городе Жанаозен. В ходе этих трагических событий сотрудниками полиции было применено оружие, что привело к гибели, по официальным данным, 15 человек. По горькой иронии это произошло 16 декабря, когда Казахстан праздновал 20-летие своей независимости. Большой общественно-политический резонанс данных событий потребовал личного участия президента страны, который совершил поездку в Жанаозен, а также провел серьезный «разбор полетов». При этом в городе введено чрезвычайное положение, что практикуется в Казахстане первый раз.

Одним из серьезных отражений жанаозенских событий в избирательной кампании стала отмена Центризбиркомом регистрации партийного списка Партии зеленых «Руханият». Причем в избирательной практике Казахстана такая мера и к тому же в отношении прежде лояльной к «Ак Орде» партии применяется впервые. Формальным поводом здесь послужило выявленное Генеральной прокуратурой РК по заявлению экс-председателя данной партии Алтыншаш Джагановой нарушение порядка созыва и проведения внеочередного 8-го съезда «Руханията», утвердившего партийный список. Однако то, что Джаганова не выступила с данным заявлением ни сразу по проведению съезда, ни в процессе регистрации партийного списка партии в ЦИКе, свидетельствует о том, что в отношении «Руханията» властями была сознательно использована технологию по его удалению с выборной гонки. Учитывая, что эта партия пошла на выборы с национал-патриотическими идеями и лозунгами и пригласила в свои ряды их выразителей, включая лидера общественного движения «Защита независимости» Мухтара Шаханова, она вполне могла, используя возможности своих кандидатов в депутаты, активно буддировать жанаозенскую тематику с возможным приданием ей национального окраса. Впрочем, ни Генпрокуратура, ни ЦИК ничего бы не смогли предъявить «Руханияту», если бы лидер партии Серикжан Мамбеталин и его команда изначально навели и поддерживали порядок во внутриорганизационных делах. Так что у партии нашлось слабое место, по которому ее и ударили.

В целом, несмотря на принимаемые властями меры по устранению и урегулированию отмеченных выше критических ситуаций, именно в 2011 году политическая стабильность и консолидация общества столкнулись с серьезными испытаниями на прочность. При этом произошедшее именно в Жанаозене сделало данный год переломным в новейшей истории Казахстана. Очевидно, что для преодоления негативного фона прошлогодних событий и недопущения повторения их аналогов в процессе дальнейшего развития казахстанского общества и государства мало будет временного фактора и разовых социальных мер. Нужны кардинальные политические преобразования, сочетающие либерализацию и совершенствование системы государственной власти и управления.  

Вестник Кавказа


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение