Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Таджикистан. Сердце Азии

02.01.2012

Автор:

Теги:

Во времена Александра Македонскоготерритория нынешнего Таджикистана воспринималась греками как край Земли, откудадороги ведут только на юг - в Индию, или на север - в неизведанную странускифов. Наверное поэтому первое дошедшее до нас название Худжанда (сам город древнее этого названия) - АлександрияЭсхата, что значит Крайняя. Но мы-то живем в XXI веке и прекрасно знаем, чтоХуджанд расположен центральнее некуда - в самом сердце Средней Азии, многиеособенности которой тут проявлялись и проявляются наиболее ярко.

Например, такая как преклонение перед сильными мирасего. Преклонялись вот перед Ильичом 70 лет - пожалуйста, в Ленинабаде появилсясамый высокий в Советской Азии памятник Ленину. Настала пора преклонятьсядругим кумирам, и вот, не извольте сомневаться, в Худжанде устанавливаетсястатуя прародителя таджикской государственности Исмаила Самани, по высоте дажепревосходящая статую пролетарского вождя. При этом Ленин находит себе новоеместо - в Парке Победы, где среди буйной растительности бродят меланхоличныекоровы, да на берегу Сырдарьи сидят влюбленные парочки. Здесь уже имеетсямонумент воинам-афганцам. В парк впоследствии планируется свезти все местныепамятники советской эпохи, чтобы создать этакий музей под открытым небом.

Вообще в Ленинабаде, простите, Худжанде, пережиткисоветского прошлого и новодел эпохи независимости повсюду мирно соседствуют.Мечети - с памятниками героям Великой Отечественной и революции, бодрящиецитаты президента Эмомали Рахмона с оставшимися еще с 70-х надписями на крышахдомов: "Не оставляйте детей без присмотра", "Храните деньги в сберегательной кассе". Чаще всего, конечно, встречается напоминание о независимостиТаджикистана ("Истиклолияти Чумхурии Точикистон муборак") и рекламатарифа сотовой связи с минимальными ценами на звонки в Россию ("Руссия ИДМBeeline - 0,7 с").

Перед тем как устроить себе прогулку по Худжанду мырешили ознакомиться с окрестностями, благо посмотреть здесь есть на что.Нашимгидом выступил Владимир Михайлович Тарасов, бывший главный редактор газеты "Ленинабадская правда" (ныне - "Согдийская правда"). В журналистке он с 1965года, в Средней Азии - с 70-ого, в Худжанде - с 76-ого. С 1978 года состоял вСоюзе журналистов СССР, в независимом Таджикистане не просто рефлексировал попрошлому, но пытался что-то делать, чтобы сохранить связи, оставшиеся нашимстранам от Союза - организовывал фестивали русской песни, участвовал в мероприятияхроссийских соотечественников и так далее.

Теперь Владимир Михайлович -пенсионер, которого «на районе» знает каждая кошка - их самих дома у Тарасова иего супруги Ирины живет целый выводок. Каждый раз, подкармливая очередную четвероногуюбродяжку, Тарасов исправно ворчит на таджиков, которым, дескать, чужда любовь кнашим братьям малым. Впрочем, мы отвлеклись, пора в дорогу..

Уран и золото

Первым делом мы направляемся в Чкаловск, в котором,образно выражаясь, Советский Союз состоялся как ядерная держава: именно здесьбыл впервые в СССР обогащен уран, послуживший впоследствии  сырьем дляпервого атомного реактора и первой советской атомной бомбы. Следовательно,отцом-основателем этого города-спутника можно смело считать Лаврентия ПавловичаБерию, который в СССР, как известно, курировал ядерную программу.

 Из Худжанда в Чкаловск ведет широкая и гладкаядорога, прекрасное состояние которой переводит наш разговор вдорожно-строительное русло. "Китайцы, - поясняет Тарасов, - они и мост вЛенинабаде построили". Тарасов хвалит президента Эмомали Рахмона, открывшегореспублику для строителей и бизнесменов из Поднебесной. Владимир Михайловичвообще, в отличие от большинства русскоязычных жителей Таджикистана, не склоненнаправо и налево хаять руководство республики. Того же Рахмона он оцениваетдостаточно высоко, особо выделяя способность таджикского президента без бумажкиговорить много и красочно на любые темы.

Что касается дорог, товпоследствии мы еще не раз услышим от местных жителей хвалебные отзывы о работекитайских строителей, благодаря которым основные магистрали Таджикистанасущественно выигрывают на фоне, например, узбекских автострад. Правда,всеядность китайцев пугает таджиков, особенно тот факт, что гости с Востока нечураются употреблять в пищу ослов.

На въезде в Чкаловск высится монумент, посвященный работникам атомной отрасли.Следует поворот, оживленная трасса остается в стороне, и мы оказываемся вгороде, где в будни можно пройти несколько кварталов и не встретить ни одногочеловека. Двадцать лет назад в Чкаловске жили более40 тысяч человек, сейчас - почти вдвое меньше. После развала Союза здесьначался настоящий исход - город практически в полном составе покинули русские,а также многочисленные диаспоры крымских татар и немцев, родители которых истроили Чкаловск в 40-х как поселок, по-новому - моногород, при Ленинабадскомгорно-химическом комбинате (официальной датой основания города считается 1946год).


Постановление о создании комбината номер 6,(позже Ленинабадский горно-химическим комбинат  было принятоГосударственным комитетом обороны СССР 15 мая 1945 года, когда американцы ещене продемонстрировали свое атомное оружие. Для строительства первого в Союзеобъекта подобного рода  были привлечены ресурсы ГУЛАГа. Силамирепрессированных на пустыре на месте современного Чкаловска был возведенпроверочно-фильтрационный лагерь, где разместили несколько тысяч советскихсолдат и офицеров, освобожденных из немецкого плена, и граждан, оказавшихся натерриториях, оккупированных Германией. После этого сюда доставили советскихнемцев из Коми, куда их ранее депортировали с Поволжья. Условия жизни и работы тут были  намного лучше, чем в других лагерях Союза.Возможно, именно поэтому многие из строителей комбината остались жить иработать в Чкаловске. Предприятию были переданы Адрасманский, Майлисуйский,Уйгурский, Тюя-Муюнский и Табошарский рудники. К началу строительства комбинатаздесь было добыто 18 тысяч тонн урановой руды. Строительство чкаловскогокомбината лично курировалось Лаврентием Берией. В настоящее время чкаловскийкомбинат по-прежнему является стратегическим предприятиям - только не за счетурана, а за счет аффинажа золота и производства золотых и серебряных слитков.)

Сегодня комбинат (сейчас он называется -производственное объединение "Восток-Редмет") по-прежнему включает десятьотдельных предприятий (ювелирный, машиностроительный завод и другие), но насохранивших советские названия улицах (Ленина, Гагарина) жизни не больше чем вАральском море. Это легко объяснимо, учитывая, что к моменту распада Союзаузбеки и таджики составляли всего 11 процентов от общего числа рабочихкомбината.

Только в самом центре Чкаловска, где расположеноправление комбината и небольшой стихийный базарчик, заметно оживление. Наперекрестке стоит уличный певец - пожилой, на вид русскоязычный, господинисполняет что-то из советской классики а капелла. Вокруг сидят торговцы дынями и слушают своимобильные телефоны.

Тарасов рассказывает, что в советские временасотрудники его газеты ездили в Чкаловск из Ленинабада обедать, настолько встоловой комбината было вкусно и дешево. "А сейчас что? Немцы, татары, русскиеуехали. Таджики тоже уезжают - на заработки", - резюмирует Владимир Михайлович.Между тем  именно в Чкаловске сейчас расположено самое рентабельноепроизводство республики - золотодобывающее. Но, поверив нашему спутнику наслово и не даже не предприняв попыток познакомиться с местным общепитом, хотяшашлыком соблазнительно тянет из каждого кафе, едем дальше.

По дороге Тарасов вспоминает фамилию Опланчука,Владимира Яковлевича, Героя Социалистического труда, в 1960-1991 годах бывшегодиректором Чкаловского комбината. По словам Владимира Михайловича, это был, чтоназывается, "слуга царю, отец солдатам". Хозяйство свое он держал в идеальномсостоянии, за что пользовался заслуженным уважением всех жителей города. Уздания правления даже бюст установлен. А вот сынок его, Анатолий, в папу непошел и, будучи мэром города Снежинска, что в Челябинской области, в 2006 году былосужден на 8 лет колонии строгого режима за растрату имущества и получениевзятки. В 2011 году за хорошее поведение ему заменили заключение наисправительно-трудовые работы.

Вода - это жизнь

Мы вновь выруливаем из сонного Чкаловска на большую дорогу, и наш путь лежит к Кайраккумскому водохранилищу. Этотискусственный водоем, который местные жители запросто называют "морем",образовался в 50-е годы прошлого века после строительства плотины и ГЭС наСырдарье. Длинна водохранилища 75, а ширина от 5 до 12 километров. Вода здесьдаже в октябре вполне пригодна для купания.

Задуманное как благо для всехреспублик-соседей это водохранилище нынче служит поводом для соседских склок.Владимир Тарасов полагает, что во многом виной тому "гнусная линия", которуюгнет президент Узбекистана Ислам Каримов.  Дело в том, поясняет Тарасов,что договоренность между среднеазиатскими республиками по использованию водныхресурсов и совместных затратах на их поддержание имеется, но узбекипериодически отказываются выделять деньги на ремонт дамб. "Ведут себя каквраги", - возмущается Владимир Михайлович. Пока республики-соседи выдвигаютдруг другу взаимные претензии, прибрежные земли затапливаются, а само водохранилище наполняется илом.Сейчас здесь скопились сотни тысяч тонн ила, и треть водоема нуждается вочистке от этой напасти.

Когда Тарасов рассказывает о том,как собачатся между собой руководители Таджикистана и Узбекистана, в разговорвмешивается наш водитель. Раньше, говорит, граждан Узбекистана даже на плотинупускать боялись, мол, враги, диверсанты. Заставляли отчитываться, кого возил,куда возил. Сейчас в Таджикистане обстановка стала попроще, и это чувствуетсяво всем, а вот у соседей на таджиков по-прежнему взирают косо.

Но если отрешиться от проблем Кайраккума, то можнопросто наслаждаться пейзажами - там где вода, там всегда жизнь, и здесь этонаиболее заметно. Когда в пустынном месте неожиданно встречаешь большую воду -это поражает воображение.  По ощущениямна Кайраккуме прямо как на Каспии, где-нибудь на Мангышлаке - желтая земля,синее море. Только вот зелени побольше будет.

На Кайраккумском море расположен,так сказать, местный Золотой берег - на местные базы отдыха приезжаютотдыхать и тренироваться футбольные клубы и национальная сборная не толькоТаджикистана, но и команды из Казахстана и даже России. Не "Спартак" с ЦСКА,конечно, рангом пониже, но и они находят здесь все, что надо - солнечнуюпогоду, чистую воду, свежие фрукты и самый теплый прием. Хотя инфраструктура,оставшаяся еще со времен СССР, поражает своей реликтовостью. Да и "культурныйслой" вдоль берега сохранил множество артефактов советского периода, большепопадающих под категорию "мусор".  Ну инаконец, обязательный элемент пейзажа - разгуливающие по окрестностям коровы иишаки. Правда, это все только на несколько километров от плотины, дальшетянутся дикие места - без домов отдыха, скота и мусора.

Утверждают, что рыбалка тут знатная. Жерех, сом,сазан, толстолобик - много чего можно наловить, но рыба мало-помалу уходит,властям даже пришлось ввести нормативы по вылову. Связано это с массовойгибелью рыбы во время ирригационного периода, когда с водохранилища резкосбрасывается огромный объем воды. Тарасов напоминает нам и об извечной проблеме- браконьерах, промышляющих с помощью сетей и запрещенных электроудочек. Ихежедневный улов исчисляется тоннами рыбы, которая продается на всех местныхрынках.

На берегу водохранилища мы застали строительную суету- десятки камазов подвозили грунт и ссыпали его на свежую дамбу. Самистроители, то ли в силу слабого знания русских терминов, то ли, посчитав, чтонаш интерес подозрителен, так и не смогли нам объяснить, в чем смыслстроительства. Хотя, по всей видимости, тут проводились те самыеберегоукрепительные работы, на которые Узбекистан жалеет денег. Если регулярноими не заниматься, то весь таджикский Золотой берег постепенно сползет в водувместе с базами отдыха, советскими реликтами и коровами.

Разговаривая о Кайраккуме, Тарасов, помимоностальгических ремарок о проведенных на здешних берегах выходных ("Вот нашалюбимая арочка!"), вспоминает о случае, который, по его мнению, показываетразницу между ролью прессы в советском и современном обществе. Когда в 1985году в регионе произошло сильнейшее землетрясение, эпицентр которого находилсякак раз в городке Кайраккум (расположен между водохранилищем и Худжандом),сильно пострадали прибрежные кишлаки - Кунтуллюк, Исписар, Катаган. Первый изних местные власти восстанавливать не пожелали и списали под снос. Однакожителям через "Ленинбадскую правду" удалось отстоять свои пострадавшие жилища.В нынешнее время, считает Тарасов, пресса уже не в силах противостоять властьимущим при защите интересов простых людей. Что в Таджикистане, что в России.

Исторический колхоз

Покинув водохранилище с его необозримыми просторами, мы едем в сторону Худжандапо другой дороге и углубляемся в местность, где один насаленный пункт, не успевзакончится, сменяется другим. Поля, рынки, промышленные предприятия - возможно,это самый оживленный регион в республике. Если даже сейчас здесь весьмаоживленно, то каково тогда было в советские времена? Просто ярмарка жизни.

Проехав через городок Кайраккум,половину территории которого занимает ковровый комбинат, в свое времякрупнейшее в СССР предприятие подобного рода, мы направляемся в Арбоб. Бывшийхлопководческий колхоз-миллионер, ныне этот кишлак стал символом независимогоТаджикистана. Именно здесь 16 ноября 1992 года состоялась 16-я сессияВерховного совета республики, положившая конец первому, наиболеекровопролитному, этапу гражданской войны. Тогда же председателем совета былвыбран Эмомали Рахмон. Собственно, с этого момента в Таджикистане и началосьформирование органов власти независимого государства, а не одной из республикСоюза.

В 1952-1967 годах председателем колхоза имениВорошилова был Саидходжа Урунходжаев, депутат Верховного Совета СССР и дваждыГерой Социалистического труда. При нем в колхозе был построен самый настоящийдворец, до сих пор поражающий воображение, особенно на фоне окружающейдействительности. Представьте себе - настоящая таджикская глубинка, хлопковыеполя, скромные жилища деревенских жителей и вдруг некий гибрид ВДНХ иПетродворца с колоннами, фонтанами и лестницами. Строили дворец в основномместные жители, что позволило свести смету к 1,2 миллиона долларов (12миллионов рублей) при первоначально запланированных тратах в пять миллионов.



"Смотрите, еще один, я даже не думал, что его здесьоставят", - говорит Тарасов - действительно, предваряетвсе это дворцовое великолепие статуя Ленина - одна рука в кармане, другаясжимает кепку. Ильич обсажен гладиолусами и слегка запачкан голубями. Позади статуиуходит вверх вместе с лестницей каскад фонтанов, ныне находящихся нареконструкции. Поднявшись к самому дворцовому зданию, видишь два портрета побокам от входа - Эмомали Рахмона и Исмаила Самани. Ленин, Рахмон, Самани - вэтом треугольнике как бы замыкается прошлое и настоящее Таджикистана. Чуть левее от входа расположена гробница и памятник Урунходжаева. Нагробнице выгравировано изречение Саади: "Когда ты родился, ты один плакал, авсе вокруг радовались. Проживи свою жизнь так, чтобы когда ты будешь умирать,все вокруг плакали, а ты один улыбался".

Во дворец, как и в советские времена, может попастьлюбой желающий. Сюда обязательно привозят туристические группы, в обязательномпорядке в Арбоб наведываются и молодожены. Той самой исторической сессииВерховного совета Таджикистана в 1992 году посвящена музейная экспозиция. Здесьвсе очень по-советски - ухоженные газоны, Ленин, фонтаны, даже дед втрадиционном халате, обитающий в крохотном домике при въезде на дворцовуютерриторию. Узнав, откуда мы, он на плохом русском рассказал, что еще в 60-еслужил в Мытищах. А когда мы уже покидали Арбоб, дедуля не преминул попросить унас символические пару сомони - этакий абстрактный сбор, не оговоренный ни вкаких прейскурантах, но принятый в этих краях, судя по всему, еще со временСаманидов. Посоветовавшись с Тарасовым, мы решили не обижать аксакала и выдалиему требуемое.

Война  и мир



...Ходжент расположен на берегу отличноймноговодной Сырдарьи и со всех сторон окружен горами, по скатам которыхзеленеют роскошные сады, а все это вместе - вода, горы и растительность летом,при здешней жаре и засухах, дает воздуху благоприятную свежесть и чистоту,зимой же умеренность. ...Ходжент весь окружен великолепными садами, которых здесьбольше, чем в других местностях области. Все эти сады фруктовые, плоды растутздесь в удивительном изобилии и ими снабжаются окрестные города... ("Санкт-Петербургские ведомости", 1868)

"Любимый город может спать спокойно, И видеть сны, изеленеть среди весны...". Возвращаясь в Худжанд, Тарас рассказывает нам огражданской войне в Таджикистане.  В отличие от Душанбе, Куляба илиКурган-Тюбе, Ленинабад был мало затронут боевыми действиями в начале 90-х.Однако ему серьезно осталось от мародеров из числа гвардейцев Народного фронта,то есть от "юрчиков". Владимир Михайлович рассказывает об обвешанных оружием инаграбленным добром молодчиках, которые, упиваясь собственной безнаказанностью,отбирали у местных жителей понравившиеся им вещи, расстреливали витрины иавтомобили. "Ты понимаешь, - говорит Тарасов, - уже взять не может, не лезетникуда, а вот попортить, порушить все равно надо".

Ленинабад - родина не толькопервого президента Таджикистана Рахмона Набиева, но и большинства советскихруководителей республики; исламисты, они же "вовчики", не имели здесьсерьезного влияния. Тем не менее, последний всплеск гражданского противостоянияимел место именно в Худжанде, когда в ноябре 1998 года бывший полковник 201-йдивизии и полевой командир Махмуд Худойбердыев поднял здесь антиправительственныймятеж. Худойбердыеву удалось захватить Худжанд на два дня и даже отрезать егоот Душанбе, после чего переброшенные через территорию Узбекистана таджикскиевойска подавили мятеж. С тех пор судьба Худойбердыева, этого Джелал ад-Дина 21века, остается неизвестной. По некоторым данным, его ликвидировали узбеки, подругим - он с узбеками же тайно и сотрудничает.

Вообще, считает Тарасов, несмотря на огромныечеловеческие жертвы и разрушения, Гражданскую войну в Таджикистане сложноназвать именно гражданской, поскольку подавляющее большинство граждан никоимобразом в ней не участвовало, и участвовать не желало. Исключительномежклановые и религиозные разборки, в которых страдали, к сожалению, всеподряд. Действительно, кого ни спросишь про этот период, ответ почти одинаков:не знаю, не воевал, глупость какая. Наш водитель Нурали на вопрос об участии ввойне, лишь пожал плечами: "Так это война была только ради грабежа. Против коговоевать? Друг с другом что ли? Вот если бы против узбеков...". К началу войны онкак раз вернулся из армии, где выучился на водителя-механика БМП. Однако домапредпочел пойти работать парикмахером, а не применять на деле приобретенные наслужбе познания.

Сейчас в Худжанде ничего о войне не напоминает.Мирная жизнь бурлит вовсю, как и Сырдарья на своих перекатах. Торгуют базары имагазины, работают интернет-салоны и пункты обмена валюты, выходят газеты.Кстати, о газетах. Взяв в гостинице на ознакомление номер русскоязычной "Согдийской правды", бывшей газеты Тарасова, при первом же взгляде на текстобнаруживаем там кучу опечаток. Обычное дело, поясняет Владимир Михайлович,знающих русский язык не на уровне базара, а профессионально, становится всеменьше. Хотя желание учить его у местных жителей есть, и большое. Тарасоврассказывает о соседе по подъезду, судебном приставе, таджике, который устроилдля своих детей два дня русского языка в неделю, когда им разрешается говоритьтолько на "великом и могучем". Но журналистов таким образом не подготовишь -для этого неплохо было бы получить помощь из России. Однако Москва, несмотря нагромкие заявления о поддержке соотечественников, не разменивается на такиемелочи как поддержка региональных газет в республиках СНГ. Пусть они хотьтрижды русскоязычные.

Владимир Михайлович показывает намписьмо, пришедшее ему в 2010 году из мэрии Москвы в ответ на просьбу закупитьдля редакции "Согдийской правды", как главного русскоязычного издания региона,оргтехнику. "Мы приветствуем работу вашей газеты, направленную нараспространение русской культуры... рассмотрим возможность включения вашейзаявки... сообщим дополнительно" и все в том же духе, но никакого решения так ине последовало. И это в конторе Юрия Лужкова, главного радетеля зарусскоязычных. Чего тогда ждать от федеральных министерств?

Наш визит в Худжанд был бы неполным, если бы мы непосетили местную мечеть. Она, вместе с мавзолеем шейха Муслихиддина, входит вединый архитектурный комплекс, и в отличие от многих других культовыхсооружений, не является новоделом эпохи независимости. В мечети, построеннойеще в 16 веке, находится резиденция верховного муфтия Согдийской области ХочиХусайна Мусозады. Его помощник сразу распознал в нас с коллегой россиян,пояснив это так: "Как уважительно говорите - сразу видно, что россияне".Оставим без комментариев это спорное утверждение.


Пообщавшись со священнослужителями, которые оказалинам самый радушный прием, мы решили дополнить культурную программу посещениемфутбольного матча между местной командой и "Вахшем" из Душанбе. Правда, попалимы только на второй тайм, но в любом случае - такого количества семечек на душунаселения, какое приходилось на каждого зрителя на этом спортивном поединке, мыне видели никогда. Кстати, многие жители Таджикистана, особенно в Душанбе,испытывают симпатии к футбольной команде московского "Локомотива". Объясняетсяэто просто - золотая пора "железнодорожников" пришлась на эпоху Юрия Семина,который в середине 80-х тренировал душанбинский "Памир".

Такие отсылки к советскому прошлому мы слышимпостоянно. По частоте упоминаний с ними могут сравниться разве что упоминания ородственниках, находящихся на заработках в России. Собственно наше финальноезастолье с Владимиром Тарасовым, несравненным таджикским шашлыком и гораздоболее сомнительной водкой так же проходит в поисках ниточек, связывающихпрошлое, настоящее и будущее.

 

Lenta.ru В рамках проекта "Страна, котрой нет"


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение