Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Криминализация отрицания "геноцида": в чем логика Парижа?

23.12.2011

Автор:

Теги:


Автор: Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро «ВК»
Криминализация отрицания Внесение на рассмотрение французского сената проекта закона о криминализации отрицания "геноцида армян" грозит серьезным похолоданием втурецко-французских отношениях. В то время как президент Турции два днябезуспешно пытается дозвониться до своего французского коллеги, турецкие дипломатические источники уже открыто говорят о возможности сведения отношений с Парижем к самому минимуму, как это уже произошло с Израилем. Одновременно, Турция в качестве ответа готовится инициировать кампанию по признанию в мире действий Франции в Алжире (в 1950-1958 годах) и Руанде (в 1994 году) в качестве геноцида. Депутаты от оппозиционных партий Турции НРП и ПНД уже внесли соответствующий законопроект на рассмотрение Великого собрания Турции. В законопроекте предусматривается наказание за отрицание уже этих геноцидов сроком до двух лет лишения свободы и штрафом 90 тыс. евро. – вдвое больше, чем предусмотрено французским законопроектом. При этом власти Руанды уже не первый год обвиняют Францию в пособничестве геноциду тутси на территорииэтой африканской страны, и доказательства вполне серьезные. Именно об этих событиях говорил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, когдасоветовал французским парламентариям обратить внимание на «темные страницы» истории собственной страны.

Плюс ко всему в Турции напоминают, что исследовать и давать оценку историческим событиям должны в первую очередь историки. Более того, новый закон противоречит нормам свободы слова и научных исследований и серьезно ограничивает возможность изучения событий 1915 года. Наконец, «повисает в воздухе» заявление министра иностранных дел Франции Алена Жюппе, который в ходе своего визита в Турцию назвал события 1915 года «вызовом» и предложил провести их обсуждение во Франции.

Стоит отметить, что для большинства аналитиков нынешнее решение Сената вовсе не стало неожиданным. Напомним, что президент Франции Николя Саркози еще во время своего визита в Армению в октябре 2011 года анонсировал этот шаг. "Если такая большая страна как Турция признает темные страницы своей истории и геноцид армян начала века, Армения и Франция посчитают это большим шагом вперед. А примирения не может быть вслучае отрицания страдания другого. Если Турция не прибегнет к этому шагу и открыто будет отрицать, Франция предпримет другие шаги, пойдет дальше, изменит законодательство, чтобы криминализировать отрицание", - сказал Саркози.

В Турции не стали скрывать своего возмущения. Министр иностранных дел Ахмед Давудоглу, заявил, что "бывшие колониальные империи не вправе учить Турцию тому, как обращаться с собственной историей". По его словам, Франции было бы полезно пересмотреть собственное прошлое – в особенности отношения с африканскими странами (намек на Алжир и Руанду получился слишком прозрачным).

С тех пор прошло чуть менее трех месяцев, и за такой короткий по историческим меркам срок позиция ни одной из сторон - ни Турции, ни Франции - естественно, не изменилась. Впрочем, стоит заметить, что в конце ноября, парламент Словакии утвердил аналогичный закон. Правда, этому событию мировые СМИ не стали уделять столько внимания, и реакция Турции не оказалась такой жесткой, как в случае с Францией. Конечно, нельзя сравнивать значимость Франции и Словакии, но дело не только и не столько в этом, сколько в тяжелом "багаже" турецко-французских отношенийза последнее время. В Анкаре вряд ли забудут, какая страна последовательно оставалась и остается самой ярой противницей вступления Турции в ЕС. Также нынешнее турецкое руководство наверняка помнит, что президент Саркози не пригласил премьера Эрдогана на заседание по Ливии до начала военных операций против режима. Думается, именно из-за этой дипломатической обиды Эрдоган не принял приглашения Саркози на второе заседание по Ливии, прошедшее 1 сентября, уже после свержения Каддафи.

Безусловно, что свою лепту в политику относительно Турции вносит сильноеармянское лобби во Франции. Не случайно, министр Франции по европейскимвопросам Жан Леонетти был вынужден заявить, что "предвыборного подтекста во французском законопроекте о криминализации отрицания геноцида армян нет". "Если бы это было сделано в целях привлечения голосов представителей армянской общины, то думаю, что оппозиция не проголосовала бы за этот документ», - цитирует слова министра газета Le Figaro. Впрочем, эти уверения прозвучали не очень убедительно. Просто голоса французов армянского происхождения неохота терять ни тем, ни другим.

То есть, из слов министра выходит, что при наличии предвыборного подтекста, оппозиция проголосовала бы против, тем самым оттолкнув от себя полумиллионную армянскую общину Франции. Это утверждение Леонетти не выдерживает никакой критики, так как оппозиции точно также не выгодноголосовать против принятия законопроекта. Другое дело, что политическиеочки наберет главным образом правящая партия "Союз за народное движение", чей депутат Валери Буайе и внесла законопроект на рассмотрение сената. Безусловно, предвыборный фактор и мощные позиции армянского лобби играют здесь немаловажную, если не решающую, роль. Также среди аналитиков распространено мнение, что Франция и Турция находятся в жесткой конкуренции за передел влияния на Ближнем Востоке, что также наложило своей негативный отпечаток на двусторонние отношения.

В любом случае, в данный момент турецкая дипломатия переживает сложный период, так как, в конечном счете, именно на нее ложится ответственностьза очередной удар по международной позиции Турции в вопросе "геноцида".В то же время Анкара активизирует дипломатические усилия и заручается поддержкой близких ей стран в вопросе ответных мер против Франции. Первым на "зов помощи" отреагировал Азербайджан, где вице-спикер парламента Зияфет Аскеров констатировал, что принятие законопроекта французским Сенатом может нанести ущерб уже и азербайджано-французским отношениям. Схожую оценку дала и администрация президента Азербайджана, говоря о "негативном оттенке в азербайджано-французских отношениях".

Есть и другой аспект вопроса. Пикантности всей ситуации добавляет тот факт, что Франция является одной из стран-сопредседателей Минской группыОБСЕ, занимающейся решением армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Криминализация отрицания "геноцида" во Франции станет для Баку лишним подтверждением подверженности Парижа влиянию армянского лобби, что вряд ли добавит доверия и без того постоянно критикуемой Минской группе, и усилит позиции сторонников смены формата переговоров. В то же время, Баку получает шанс показать Анкаре, что стоит рядом с ней в вопросе "геноцида", а, соответственно, может со спокойной совестью требовать взаимности: продолжения политики "нератификации" Цюрихских протоколов. Более того, весьма спорные с точкизрения интересов Турции Цюрихские протоколы сегодня оказались в весьма сомнительном положении. Как показывают события во французском Сенате, наразвернутую армянским лобби кампанию по обвинению Турции в «геноциде армян» не повлияли ни совместное появление Гюля и Саргсяна на футбольныхтрибунах, ни праздничные блюда, специально приготовленные первой леди Турции Хайрунисой Гюль для послематчевого ланча в Бурсе, ни сами протоколы, где Армения как бы взяла на себя обязательство совместно исследовать спорные страницы истории.

В таком случае, укрепившаяся солидарность между Турцией и Азербайджаном в"армянском вопросе" сослужит плохую службу, в первую очередь, самому Парижу, настаивающему на необходимости ратификации армяно-турецких протоколов - естественно, без учета позиции официального Баку. Именно поэтому есть основания утверждать, что в нынешнем шаге Франции стоит искать скорее внутриполитические мотивы, связанные с грядущими президентскими выборами, нежели выверенную внешнеполитическую линию. К которой по определению квалификация событий и в прямом, и в переносном смысле столетней давности вряд ли может иметь прямое отношение.

Наконец, эксперты советуют не забывать об экономической стороне возможного ответа Турции. Анкара уже дала понять, что ведущие французские компании будут исключены из правительственных тендеров, «Турецкие авиалинии» не закупят новых «эйрбасов», контракт на строительство АЭС в Синопе получит кто угодно, но уж точно не Франция… На фоне углубляющегося в Европе «долгового кризиса» все это будет весьмаощутимым для французской экономики. А тогда уже становится понятным, что разговоры французских политиков о том, что этот законопроект не направлен против какой-либо страны, нуждаются в серьезной поправке. Он впервую очередь направлен против самой Франции.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение