Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ерлан Карин: Важно сделать правильные выводы из последних событий

22.12.2011

Автор:

Теги:
  Печать


Известный политолог убежден, что «обилие самых разных политических заявлений мешает обществу разобраться в сути самих событий»

Трагедия в Мангистауской области вызвала настоящий шквал дискуссий. Прозвучало немало версий и оценок, и они уже не полярны, как в спорах по большинству актуальных социальных проблем в Казахстане, а представлены во всем спектре от исключительно «хулиганской» трактовки до политического кризиса.
Е.К.: Обилие различного рода политических заявлений и призывов зачастую создает еще более искаженную картину ситуации, мешая простым людям, гражданам и в целом обществу разобраться в сути и причинах этих событий, объективно проанализировать весь поток информации и сделать собственные выводы. Тем более что трагические события произошли не только в самый главный национальный праздник страны – в День независимости, что сразу было многими отмечено, но и в самый первый день начала предвыборной агитации. Естественно, некоторые политики не упустили такую возможность – выстроить собственный пиар на просто лишь комментировании событий в Жанаозене. Но если в первые сутки оппоненты власти еще были едины в своих оценках произошедших событий, то на третий день они даже начали откровенно соперничать между собой за право выступать главными защитниками митингующих в Мангистау. Один из лидеров ОСДП в социальных сетях даже открыто возмутился, почему, дескать, одни партии, намекая, скорее всего, на «Руханият», монополизировали «жанаозенскую тему». При этом сами руханиятовцы в это время отчаянно пытались первыми прорваться в Актау, с тем чтобы опередить своих коллег из незарегистрированной партии «Алга» и первыми водрузить свой «партийный флаг» на митинге нефтяников. Вот так Жанаозен параллельно стал местом выяснения отношений не столько между властью и оппозицией, а даже между разными группировками в самой казахстанской оппозиции.
ЛИТЕР-Неделя: Вы упомянули Интернет и социальные сети, где не всегда точно удается замерить реальный градус общественного мнения, хотя бы потому, что большинство молодых людей, зависающих в Сети, очень далеки от политики. В то же время, что касается «классических» СМИ, особенно зарубежных, то некоторые официальные лица Казахстана обвинили  их  в тенденциозном освещении событий в Жанаозене.
Е.К.:
Анализ материалов первых двух-трех дней жанаозенских событий, вышедших в ряде отечественных, западных и российских СМИ, показывает, что события подаются в самых разных подходах.
Так, в казахстанских средствах массовой информации жанаозенские события с самых первых минут трактовались как массовые беспорядки.
В западных СМИ используются такие оценочные термины, как clashes (столкновения), strike (забастовка), unrest (беспорядки), riots (массовые беспорядки). Но преимущественно используется термин «столкновение». И надо признать, что хотя сейчас многие эксперты и говорят, что якобы западные СМИ несколько тенденциозно преподнесли жанаозенские события, анализ же показывает, что большинство европейских и американских СМИ, наоборот, достаточно сбалансированно и выдержанно освещают данные события.
А вот в российских информационных ресурсах при освещении событий в Жанаозене наряду с определением «массовые беспорядки» использовались также другие формулировки – волнения, бунт, мятеж. В некоторых ресурсах заголовки были еще резче: «В Казахстане произошли погромы», «День независимости отметили расстрелом», «Бои с полицией», «Расстрел демонстрации», «Войска вошли в бунтующий город». Конечно, в контексте сегодняшней политической ситуации в России и ожидаемого 24 декабря в Москве митинга оппозиции использование устрашающих телевизионных картинок и кричащих заголовков с точки зрения политтехнологии выглядит вполне ожидаемо.
ЛИТЕР-Неделя: Действительно, эмоций много. Но и случай, согласитесь, не рядовой. К тому же ввиду известной социально-политической специфики нашего общества, а также определенных устоев государственной информационной  политики, часть населения предпочитает получать информацию не из «традиционных» СМИ, а из социальных сетей и интернет-порталов, и в последнее время многое  сделано для их развития. А в этой каше разобраться сложно. Тем не менее едва ли не каждый казахстанский и  российский эксперт посчитал своим долгом оперативно «отметиться» на этой теме. Большинство за основу своего анализа берет якобы плачевную социально-экономическую ситуацию в области…
Е.К.:
Вот это, кстати, стереотипное мнение, что в данном регионе якобы самый низкий уровень жизни в стране, хотя это не совсем так. Соглашаясь с тем, что на западе Казахстана хоть и имеются определенные социальные проблемы, которые, к сожалению, контрастируют с имеющимися богатыми природными ресурсами, но в то же время стоит признать, что за последние пять-шесть лет в той же Мангистауской области произошли достаточно серьезные и позитивные перемены. В течение последнего десятилетия на областном и республиканском уровне реализовано много проектов по развитию индустриального комплекса, социальной инфраструктуры, по повышению качества жизни, вводились новые объекты, решались многие острые вопросы. Это   область, где был обеспечен фактически стопроцентный охват всех населенных пунктов газом, связью и электроэнергией. Не говоря уже о том, что в этом году была принята специальная программа по развитию Жанаозена, по которой в ближайшие несколько лет планируется направить миллиарды тенге на реализацию новых социальных программ, на развитие социальной инфраструктуры. Другими словами, в регионе происходили динамичные перемены, и здесь нельзя категорично утверждать, что никакая работа не проводилась.
ЛИТЕР-Неделя: Согласен. Но как же тогда проблема нефтяников?
Е.К.:
Знаете, мне кажется, неправильно произошедшие беспорядки связывать только с забастовкой и проблемами нефтяников. Такой подход упрощает анализ причин и последствий произошедших событий, не говоря о том, что еще больше способствует сохранению напряженности. Не случайно президент на заседании Совбеза специально подметил, что необходимо разделять самих нефтяников, которые протестовали, и собственно тех людей, которые непосредственно организовали и устроили эти погромы. И к тому же следует учитывать, что Мангистауская область является нефтяным регионом, где каждый житель так или иначе связан с нефтяной отраслью. Поэтому критика в адрес бастующих нефтяников и ассоциация их с преступными элементами может быть воспринята большей частью населения как бы в свой адрес. Соответственно, необходимо правильное понимание, что сами нефтяники и собственно жители Жанаозена тоже являются пострадавшими вследствие этих беспорядков. И именно такое понимание позволит выработать адекватную линию реагирования и меры по дальнейшей стабилизации ситуации.
ЛИТЕР-Неделя: Вы хотите сказать, что в жанаозенской теме много разных домыслов или, как вы упомянули, стереотипов? Ну а как же традиционное в экспертных кругах мнение о некоторых особенностях данного региона?
Е.К.:
Даже сегодня на многих форумах и блогах некоторые комментаторы и даже политики намеренно делают акцент на якобы протестности населения Западного Казахстана. Но мне кажется, в таких вопросах надо быть очень аккуратным, поскольку нельзя позволять, чтобы данный регион воспринимался в общественном мнении все время какой-то горячей точкой, очагом напряженности. Поэтому, анализируя последние события и выявляя какие-то региональные особенности, ни в коем случае нельзя допускать еще большего отчуждения населения региона. Ведь одна из задач подобных событий – провокаций, беспорядков – в том, чтобы разделить общество и страну. И по сути события в Жанаозене – это первый серьезный экзамен на зрелость казахстанского общества, проверка на прочность нашего единства.
ЛИТЕР-Неделя: Вы полагаете, с решением этой проблемы все вернется на круги своя? Я, например, в качестве одного из сопутствующих этим печальным событиям феноменов вижу реализованное многими огромное желание выпустить пар, высказаться. И обвиненных в этом локальном кризисе так же много, сколько и адресатов недовольства по самым разным поводам – из других сфер и географических координат…
Е.К.:
Я говорю только о том, что события в Жанаозене нельзя рассматривать все время лишь в привязке к проблеме нефтяников или в привязке к проблемам конкретно взятого региона. Эти события необходимо рассматривать в контексте всех тех процессов, которые происходят в нашей стране и обществе в последние несколько лет. Например, одна из таких тенденций – появление прослойки маргинальной молодежи, которая, видимо, не находит своего места и не видит себя в тех переменах в жизни общества, которые произошли и происходят. Это серьезная, хотя несколько, может, и непопулярная тема. И если смотреть с этой точки зрения, то становится вполне объяснимым, что как и в случае шаныракских событий, где также имели место стычки бунтующих с полицией, и в случае событий в Жанаозене активными участниками беспорядков стали представители определенной части молодежи. И число таких людей, как мне кажется, увеличивается. Так что заняться надо не только решением вопросов нефтяников, а в первую очередь думать о том, почему немало молодых людей выпадают из этих процессов, не могут и не видят возможности для самореализации. Отсюда вытекает, что необходимо основательно еще раз проанализировать те события, которые имели место в этом году еще до Жанаозена. Речь идет о случаях проявления экстремизма и терроризма, с которыми мы тоже столкнулись в этом году.  Соответственно, пересмотреть сам подход к их оценке. Даже возможно, что некоторые случаи экстремизма, имевшие место в Атырау, Актобе, тоже являются выражением некой формы социального протеста. И вполне вероятно, что данным случаям экстремизма мы ошибочно придавали только лишь религиозную подоплеку, объясняя это увлечением молодых людей какими-то новыми течениями, влиянием миссионеров, религиозной пропаганды и т.д. Да, может, это и стало пусковым механизмом, но, скорее всего, первопричиной стали определенные другие проблемы и факторы. По крайней мере, такой подход позволит посмотреть на события в Атырау, Актобе, Таразе и Жанаозене под широким углом. И чтобы не допустить повторения подобных событий в будущем, нам необходимо более объективно оценивать процессы  внутри общества, отойти от самоуспокоения, самообмана, что у нас нет никаких проблем, что подобные вещи просто не могут у нас происходить, что теракты, уличные беспорядки не являются для нас реальной угрозой.
В целом жанаозенские события должны отрезвить взгляд на ситуацию у всех участников политического процесса. Потому что оценка данных событий стала неким маркером, показателем наличия ответственного подхода у всех: и у власти, и у оппозиции, и у всего общества.

Петр КАРАВАЕВ, Астана

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение