Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Предыстория карабахского конфликта -1

22.12.2011

Автор:

Теги:


Автор: Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для «ВК»
Предыстория карабахского конфликта -1 Продолжение. Начало см. http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/48499.html

Главным и единственным «могильщиком» многовекового великого государства,распад которого мы сейчас отмечаем, стал национализм. Национализм в чистейшем виде – с его «кристальной мотивацией», не замутненной такими «гнусными» и «обывательскими» примесями как рационализм, прагматизм, здравый смысл, забота о конкретном человека и его интересах. К сожалению, как это ни удивительно (опять-таки с учетом масштабности замысла) обо всем этом авторы упоминают как бы скороговоркой - через запятую и паузу в бесконечном рассказе о московских партноменклатурных интригах. А если все-таки вспоминают, то проявляют удивительную некомпетентность и безграмотность даже в знании фактической стороны дела, не говоря об их обобщении или попытке анализа. Только один пример:рассказывая о событиях в Тбилиси в апреле 1989 года, автор утверждает, что митинг якобы стал ответом на «решение автономной республики Абхазия отделится от Грузии и войти в состав России».

Ну не было такого решения! Ни один орган государственной или партийной власти Абхазии не принимал никакого постановления, обращения или декларации либо иного документа о выходе из состава Грузии. А было вот что: 18 марта 1989 года, в абхазском селе Лыхны состоялся митинг, на котором действительно была принята соответствующая резолюция. Ну и что? Мало ли таких митингов проводилось в те времена на огромном пространствеСССР? Но митинг и ее резолюция стали поводом (только поводом!) для верхушки радикальных грузинских сил националистического толка к началу многотысячного митинга в центре Тбилиси с явным расчетом на кровавую провокацию. Организатор того митинга, лидер Партии национальной независимости Ираклий Церетели никогда не скрывал и не скрывает до сих пор: «Мы ставили целью проведение такой акции, после которой в Грузии должны были прекратиться все разговоры о реформировании СССР, а идея полной и безоговорочной независимости возобладала бы над массами». Кровьлюдей (в большинстве женщин), пролитая 9 апреля «благодаря» советским генералам, бездарно спланировавшим акцию по разгону безоружного митинга,действительно стала абсолютно непререкаемым аргументом.

За несколько лет до этих событий Совет депутатов Нагорно-карабахской автономной области принял решение о выходе из состава Азербайджанской ССР и вхождении в другую союзную республику – Армению. Но между этим решением и резолюцией, принятой на митинге в абхазском Лыхны есть существенная разница, создавшая прецедент и предопределившая развитие дезинтеграционных и сепаратистских процессов на всем пространстве СССР. Вплоть до Прибалтики, как бы сегодня адепты «балтийской независимости» не пытались высокомерно отрицать любую связь их «исторических парламентских деклараций» с решением совета далекой кавказской области, окоторой они до того вообще не слышали.

Если резолюция, принятая в Лыхны, была всего лишь решением митинга, то решение облсовета НКАО стала первым институциональным актом, то есть первым прецедентом неконституционного, незаконного юридического решения,принятого, тем не менее, легальным и конституционным органом власти относительно государственно-правового устройства СССР.

Таким образом, в отличие от абсолютно невинного абхазского митинга, использованного грузинскими националистами, решение НКАО стало покушением не на суверенитет Азербайджана (союзные республики не обладали суверенитетом, представляя собой своеобразные «государства без суверенитета», но это другая тема), а покушением на суверенитет самого СССР и основы его государственности.

Все потенциальные сепаратисты, несмотря на их статус, внимательно следили, какая реакция последует из центра на институционализированный сепаратизм. И убедились, что реакции нет никакой (если не считать красноречия на разных собраниях и пленумах), а значит, не будет никакой реакции и на их решения. Напомню, что «декларация о суверенитете Эстонии» датируется лишь ноябрем 1988 года.

Тут мы подходим к анализу той части фильма, где прежней «скороговоркой» говорится о национально-государственном устройстве СССР. Схема, предложенная авторами, проста до непростительного примитивизма: «Сталин проводил политику «разделяй и властвуй». Именно поэтому передал НагорныйКарабах достался Азербайджану, а не Армении». Продолжим в том же духе: «Сталин «передал» Южную Осетию и Абхазию Грузии, разделил черкесов на три части, объединив их с тюркскими народностями, втащил Пригородный район (населенный ингушами) в Северную Осетию, включил узбекские районы всостав Киргизии и так далее. Цель все та же - divide et impera.

Почему при таком подходе авторы фильма выставляют в столь негативном свете Рональда Рейгана? Оказывается, сороковой президент США был прав, говоря об СССР как «империи зла», проводящей злобную и «хитроподлую» политику по стравливанию народов между собой. В таком случае, он заслуживает только благодарности за развал «тюрьмы народов», где нации были, оказывается, уравнены в своем бесправии.

Но если все-таки взглянуть на упомянутую систему государственного устройства не через схематично-стереотипные представления авторов фильма, надо признать - национально-государственное устройство СССР, существовавшее к моменту прихода к власти Горбачева, было единственно возможным и целесообразным с точки зрения сохранения единого государства. Можно назвать эту систему «имперским методом разделяй и властвуй», это была «система сдержек и противовесов», позволяющая если не сгладить этно-национальные противоречия, то сформировать некий модус-вивенди, более или менее приемлемый для обоих сторон потенциального и латентно существовавшего конфликта.

О Ленине и Сталине можно, кончено, сказать много плохого. Но никто не утверждает, что они были людьми глупыми. Уж во всяком случае, не глупее нас. Они конструировали СССР в качестве уникального государственного образования, основанного не только на силе, но умной, тонкой и многоплановой системе «сдержек и противовесов» национальных элит и их интересов. И что бы ни говорила в фильме «геополитолог» Наталья Нарочницкая, в реалиях, существующих после распада империи Романовых, без этой системы просто не могло вновь возникнуть единое Московское государство. А те, кто называют такую систему несправедливой и «имперской», становятся на точку зрения националистов, с самого начала своих «движений», вопящих о «минах замедленного действия, заложенных «империей зла» под союзные республики.

Конфликтология как наука возникла гораздо позже Наркомнаца Иосифа Сталина, но главные конструкторы системы нового государства уже тогда, судя по всему, понимали и осознавали одно из ее теоретических достижений: лучший способ если не исчерпания, то сглаживания межэтнического конфликта - создание системы, в рамках которой обе стороны чувствуют себя немножко проигравшими. Именно «немножко проигравшим», а не «немного победившими». Таков объективный закон, вытекающий из специфики массового (в первую очередь этноцентричного) сознания.

Грузинские и осетинские (грузинские и абхазские, азербайджанские и армянские, узбекские и киргизские) большевики могли до посинения споритьо том, должна или нет существовать автономия Южной Осетии. Тбилиси уже тогда был против. Южные осетины, со своей стороны, уже в те времена выступали за вхождение в состав России путем объединения с Северной Осетией. Компромисс, жестко навязанный сторонам из Москвы, подразумевал создание югоосетинской автономии, но не в составе РСФСР а советской Грузии, которая в свою очередь входила в состав большого союзного государства. Точно также, армяне и азербайджанцы могли до бесконечности спорить о Нагорном Карабахе, однако центр нашел соломоново решение, пусть болезненно, но все-таки устроившее обе стороны. Но если в случае сЮОАО, модус-вивенди, существовавший к тому времени, нарушили грузинскиенационалисты (прорвавшиеся к власти в результате провокации 9 апреля, азатем и оформившие эту власть после выборов 28 октября 1990 года и поставившие под сомнение пребывание Грузии в составе СССР), то в случае сНКАО статус-кво нарушили армянские, а не азербайджанские националисты.

Авторы фильма «СССР. Крушение», судя по всему, считают «невинным и легитимным волеизъявлением» решение о выходе НКАО из Азербайджана и вхождение в состав Армении. Но в таком случае они просто обязаны, в соответствии с элементарной логикой, объявлять столь же «справедливым» ираспад Советского союза, то есть «большой России».
Продолжение следует

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение