Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Обратная сторона истории, или о чем умалчивает официоз

18.12.2011

Автор:

Теги:

Обратная сторона истории, или о чем умалчивает официоз

Автор:  Евгений Кришталев специально для "ВК"
Двадцатилетие распада СССР вновь вызвало к жизни дискуссии на исторические темы. На новом этапе общественных отношений в начале XXI века перестройка и другие атрибуты грозных 1990-х осмысливаются в менее эмоциональном формате, с большей опорой на факты и здравые суждения. Историки, публицисты и общественные деятели в своих рассуждениях доказывают свою свободу от прежних идеологических рамок и установленных границ. К примеру, все чаще можно услышать заявления о том, что сам распад СССР скорее историческая трагедия, чем естественная историческая необходимость. На место преклонению перед Западом приходит трезвое осмысление происходивших процессов, их истоков и первопричин. Однако шаблонность мышления, заложенная еще десятки лет назад, следование уже придуманным, упрощенным трактовкам событий порой не позволяет истине пробиться сквозь толщу времени, и описываемая картина выглядит по-прежнему искаженной.

Примерно в таком ракурсе в российской прессе и околоисторических публикациях подается армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт. Удобная формулировка – армяне, на протяжении десятилетий, если не столетий, угнетаемые азербайджанцами в Карабахе, захотели выйти из-под контроля Азербайджана, попросились в Армению, за что получили от Баку войну. Многие события можно уложить в эту схему, если за точку отсчета принимать исключительно 1988 год – точнее февраль, когда стремление к "свободе от Азербайджана" было сформулировано в виде решения законодательного органа Нагорно-карабахской автономной области. Но история самого затяжного конфликта на постсоветском пространстве началась не зимой 1988 года, а вместила в себя и ретроспективу событий начала века и подготовительный период, оформившийся в действия, предпринятые в феврале.

И как раз эта подготовка представляет наибольший интерес для изучения историков. Это, по сути, белое пятно, которое требует глубокого всестороннего просвечивания. Именно тогда формировались ожесточенность и фанатизм, с которыми и сегодня в Армении пытаются отстаивать независимость Нагорного Карабаха, отвергая все возможности и сжигая мосты для возврата к основам совместного проживания на этой территории двух народов.

С чего же начиналась "февральская революция" 1988 года, приведшая к столь трагическим последствиям для большой страны и ее отколовшимся кусочкам. Подготовка к аннексии строилась на активном лоббизме идеи со стороны армянской интеллигенции и партийных чиновников, работавших преимущественно в Москве. Немыслимая еще в начале 1980-х идея перекраивания внутренних границ СССР обрела физический смысл с началом перестройки и гласности. Прежде табуированные темы получили резонансные обсуждения. Безоглядные размышления о пользе присоединения территории с преимущественно армянским населением к территории Армении размывали строгие формы национального устройства Советского Союза. Тезисы обкатывались на иностранной публике, армянской диаспоре, которая выступала своеобразной тестовой площадкой для дальнейшего инкорпорирования ее в сознание как жителей Армении, так и, прежде всего, руководителей советского государства. Ведь только Политбюро могло решить этот вопрос "за" или "против". Диаспора рассматривалась также как донор для финансирования акций будущих сепаратистов. К слову, и сегодня ее статус не сильно изменился, если исходить из оценки того объема средств, которые Армения зарабатывает сама, и сумм переводов, которые ежемесячно приходят из-за рубежа. Армян Америки, Европы и России по-прежнему доят, чтобы жизнь в Армении не остановилась вовсе. При реализации аннексионного плана армянская диаспора оказывала содействие в давлении на власти СССР, "демонстрируя" якобы экономическую эффективность присоединения Нагорного Карабаха к Армении. А такую идею для раскрутки подбросил никто иной как известный академик Аганбегян, который входил в ближний круг Горбачева и считавшийся одним из идейных творцов перестройки. Таким людям в то время было принято верить на слово, а они умело пользовались статусом и ситуацией для лоббирования и осуществления собственных задач.

Вот как описывает эти исторические события, происходившие задолго до 1988 года, известный публицист Томас де Ваал в своей книге "Черный сад": "Влиятельные армяне активно лоббировали карабахский вопрос за границей. Историк Сергей Микоян, сын старого партийного функционера Анастаса Микояна, и писатель, журналист Зорий Балаян открыто пропагандировали идею присоединения Нагорного Карабаха в интервью газетам армянской диаспоры в США. А в ноябре 1987 года свой голос возвысил Абел Аганбегян…
16 ноября Аганбегян, один из ведущих экономических советников Горбачева, встретился с группой французских армян в отеле "Интерконтиненталь" в Париже и предложил им свое видение проблемы: "Я был бы рад, если бы Нагорный Карабах вернули Армении. Как экономист, я считаю, что у них куда более тесные связи с Арменией, нежели с Азербайджаном. Я уже внес подобное предложение, и надеюсь, что эти идеи будут воплощены в жизнь в духе перестройки и демократии". Взгляды Аганбегяна были изложены в газете французских коммунистов "Юманите", распространявшейся, в том числе, и в Советском Союзе. Именно из этих откровений академика азербайджанцы впервые и узнали о ведущейся против них армянской кампании. 
К февралю 1988 года механизм этой кампании был окончательно отлажен и готов к запуску. Возглавляемая Жанной Галстян третья карабахская делегация, состоящая из писателей и художников, прибыла в Москву. В Нагорный Карабах доставили десять тысяч листовок. Все дальнейшие события были скоординированы таким образом, чтобы их начало совпало с возвращением из Москвы карабахской делегации".

Политбюро ЦК КПСС времен Горбачева не совладало с ситуацией, когда силы, оседлавшие лозунги о свободе слова и демократии бесцеремонно поставили руководство страны перед фактом. Более того, абсолютно безразлично в Москве отнеслись к первым вынужденным переселенцам в СССР – азербайджанцам, которых стали изгонять из Армении в конце 1987–начале 1988 годов. Отнюдь не мягкое "выдавливание" проходило в рамках подготовки к февралю 1988 года. В этом же ряду стоит и провокация в Сумгаите 28 февраля 1988 года, как иллюстрация и красноречивое доказательство ныне активно используемого в Ереване тезиса о "несовместимости" армян и азербайджанцев. Как раз, отсюда рассказываемый нынешними историками сюжет, начинает обретать черты того, что вдалбливается в течение более двух десятилетий. А предтеча Сумгаита поросла травой на землях Зангезура, оставленных азербайджанцами.

Осознание партбоссами СССР, что удовлетворение одного требования повлечет за собой возникновение сотен других, тем не менее, не помогло им сказать твердое и главное жесткое "нет" первым росткам сепаратизма. Вступление в диалог означало признание пусть и теоретической, но возможности осуществления "мечты" армянства.

Объяснение этой "беспомощности" центральной власти дал в своей книге другой уже российский исследователь карабахского вопроса Юрий Помпеев в своей книге "Карабахский дневник": "Что же касается армянского лобби на вершинах власти в СССР, то тут Абел Аганбегян просчитаться не мог, он знал всех поименно: от помощников генсека Шахназарова и Брутенца до приближенных к новому премьеру Рыжкову Ситаряна и Хачатурова".

Историк также отметил заинтересованность стран Запада в раздувании карабахской темы как одного из инструментов в холодной войне против Советского Союза. "Заявление Абела Аганбегяна о Карабахе мгновенно стало центральной темой для многих зарубежных армянских газет и журналов, радиостанции "Айб" в Париже, армянских редакций радио "Свобода", "Голос Америки" и других. Оживились многочисленные политические организации второй по богатству зарубежной диаспоры: партии "Революционные дашнаки", "Союз армянских революционеров", "Крестьянская свобода", "Восточные армяне Соединенных Штатов", "Киликия", "Жираир", "Защита Армении" и "Юные армянские дашнаки"".

Помпеев поясняет, что в конце 1987 года США готовились к очередным президентским выборам. "Армянское лобби не могло остаться в стороне от главных кандидатов в президенты. Советником Майкла Дукакиса по национальным вопросам стал Мурад Топалян, а руководитель армянской общины в США Паруйр Зорчян выступил в поддержку Джорджа Буша…
На съезде республиканской партии в Нью-Орлеане делегаты от армянской общины настояли на включении в программу партии пункта о "поддержке тех народов Советского Союза, которые добиваются права на самоопределение".

Все исследования вопроса доказывают, что зерна карабахского конфликта были занесены в регион извне, взращены на неугасающем огне национализма и имевшей место в Советском Союзе бедности. Ни армяне в Карабахе, которых нынче преподносят как отдельный этнос – "карабахские армяне" – заслуживающий не просто автономии, а целого независимого государства, ни азербайджанцы, проживавшие в Армении и изгнанные задолго до февраля 1988 года, не желали конфликта и явно не инспирировали его начало.

Как пишет Томас де Ваал, "поступавшие из Москвы противоречивые сигналы породили у азербайджанцев недобрые подозрения относительно истинных намерений Горбачева, причем многие до сих пор верят в существование в Москве заговора против них, и никакие свидетельства обратного не могут рассеять эти подозрения. Армянские же активисты, жившие в своем советском мирке, допустили еще более серьезный просчет. Многие из них поддались заверениям, что они ломятся в открытую дверь и советское руководство рано или поздно непременно согласится на передачу Нагорного Карабаха Армении. По этой самой причине они и продолжали упорно игнорировать точку зрения Азербайджана. И когда Политбюро отказало им в поддержке, у армян даже не нашлось запасного плана действий, оставлявшего им возможность переговоров с Азербайджаном".

Расчленение СССР как последнего финального аккорда холодной войны стало возможным во многом благодаря таким радетелям за "экономическую целесообразность" присоединения Карабаха к Армении и бескомпромиссным "борцам за свободу".

Если бы все проблемы решались лишь перекройкой границ, административными инструкциями, то человечество давно бы выписало себе билет в светлое будущее. Но, к сожалению, исторический опыт доказывает, что таких "билетов" в природе не существует, и только сообща в созидании народы могут создавать свое благосостояние.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение