Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ирина Зайцева: Украина — страна с реальным двуязычием

05.12.2011

Автор:

Теги:

ИринаЗайцева: Украина — страна с реальным двуязычием

 

Дискриминациярусского языка на Украине началась еще с приходом Леонида Кучмы, когда наповерхность стали выходить проблемы с русскоязычными школами,и достигла апогея во время правления «оранжевого Ющенко». После избранияпрезидентом Виктора Януковича и украинцы, и россияне рассчитывали наулучшение ситуации, но этого до сих пор не произошло, хотя 2011 г. былпровозглашен на Украине Годом образования и информационного общества.

 

Бывший заместитель министра образования и наукиУкраины, а ныне — директор Украинского центра оценки качества образованияИрина Зайцева в интервью эксперту ИАЦ МГУ Олегу Сюмко рассказала о том, какихтрудов стоит привести законодательную базу в соответствие с пророссийскимиинтересами в стране, а эти самые интересы — в соответствиес законодательством.

 

— ИринаПавловна, верно ли то, что формально Украина все еще живет по закону«О языках» 1989 г., который гласит, что во всех школах Украиныв обязательном порядке должны изучаться два языка — украинскийи русский?

 

— Да, это так. И реальность с этим законом несовпадает. на Украине за годы независимости общее число школ с русскимязыком обучения сократилось больше чем в 10 раз и составляетсегодня менее 5% от общего числа. Правда, по регионам распределениенеравномерное. В Луганской области где-то 45% школ с русским языкомобучения, а в иных местах, в лучшем случае, одна — двешколы на область — в Тернопольской, Ивано-Франковской, Львовскойобластях... В Киеве же из 537 школ на русском языке преподаваниеведется в пяти. И эта цифра не соответствует истинному положениювещей. Потому что Украина — страна с реальным двуязычием.

 

—Внешнее независимое тестирование (ВНО) на Украине — это аналог российского ЕГЭ?

 

— Не абсолютный аналог, но очень приближенная, фактическитождественная форма проверки знаний. Здесь нам интересен российский опыт,и я знаю, что российских коллег тоже интересует, как это происходитна Украине. Тем более что сфера применения сертификата ВНО постепеннорасширяется.

 

—В этом году на Украине впервые проводилось тестирование по русскому языку.Однако тест решили сдать всего 2% абитуриентов. Много это или мало?

 

— Это неплохой результат, потому что 2% — это около6 тыс. абитуриентов из 258 тыс. И если учесть, что сертификат порусскому языку в этом году требовался только для поступления наспециальность «русская филология» или «русская филология» в сочетании ещес чем-то, допустим, русский с немецким, то стоит отметить, что сампроцент этих специальностей ничтожно мал. Но число желающих пройти тест порусскому языку будет расти; к примеру, в правилах приема в вузына 2012 г. сказано, что сертификат по русскому языку будетвостребован и на специальности «журналистика». Это как раз результатвлияния общественности, поскольку на Украине больше половины СМИ выходит нарусском. Вот это я считаю маленьким сдвигом.

 

—Какова судьба нового законопроекта «О языках», который предусматриваетпредоставление русскому языку регионального статуса?

 

— Печальная. Закон давно уже внесен в парламент,зарегистрирован, но у депутатов Верховного Совета все как-то руки до негоне доходят. Можно спорить, хорош он или требует доработок, но то, что приниматьновые законы о языках совершенно необходимо, очевидно многим. Мне все чащеприходит на ум одна украинская пословица: «Хай гирше, та инше», что означает«Пусть хуже, лишь бы по-моему». Долгое время этот принцип был на Украиневедущим, и по сей день его последствия еще не устранены.И законодательная неопределенность — его отражение, а она,в свою очередь, тормозит расстановку акцентов во всех сферах общественнойжизни, в том числе и в образовании. И я все женадеюсь, что до следующих выборов, до которых меньше года осталось, парламентк этому закону вернется. Во всяком случае многие партии шлив парламент, обещая навести порядок в национальной языковой политике.Пока этого не случилось.

 

—Весной Европейская комиссия за демократию через право (так называемаяВенецианская комиссия) раскритиковала новый проект закона «О языках».Согласны ли Вы, что международные западные структуры всячески стараютсяразрушить связь Украины с Россией? Или это версия сторонников теориивсемирного заговора?

 

— Это подтверждает высказываемую некоторыми политологамимысль о Европе. Я была свидетельницей и непосредственнойучастницей того, как вся необходимая информация по Украине предоставляласьСовету Европы, многократно проводились встречи с Верховным комиссаром ОБСЕпо делам национальных меньшинств Кнутом Воллебеком, он получил развернутуюинформацию о том, что на Украине далеко не все так однозначно, как об этомговорила предыдущая власть. И странное заявление Венецианской комиссиименя несколько обескураживает. Я с трудом понимаю, почему это делается.В любом случае выводы этой комиссии носят рекомендательный характер,и вопрос о двуязычии будет решаться внутри Украины.

 

— Можноли решить этот вопрос путем внесения изменений в Конституцию? Для этогонужно 300 голосов в парламенте — они есть или нет?

 

— Безусловно, изменения в Конституцию должны бытьвнесены, но это заключительный шаг. Инициатива хороша, когда она формируетсявнизу и осознанно достигает верхов. У меня есть опыт работы депутатомЛуганского областного совета, и я убедилась, насколько эта стратегияможет быть действенна. Облсовет добился придания русскому языку статусаофициального на территории Луганской области. 4 года дело проходило черезразличные суды, полгода назад оно было выиграно, и сегодня Луганскаяобласть живет и работает на 2-х языках. Но в масштабе страны начинатьстоит с другого. Более половины регионов Украины должны признать русскийязык официальным, тогда будет легче говорить и о придании ему статусагосударственного на всеукраинском уровне.

 

— Выпривели в пример Белоруссию, но еще ярче выглядит пример Приднестровья.В ПМР отсутствует понятие «государственный язык», там 3 официальных языка,русский, украинский и молдавский. Дети, например, в русских школахобязательно, по выбору, изучают еще один из двух оставшихся официальных языков.И никакого национализма. Что мешает Украине перенять этот опыт?

 

— Думаю, что жителей Приднестровья сплотила общаябеда — непризнанность их республики. Ведь споры по так называемому«языковому вопросу», они по своей сути достаточно мелкие, — другое дело, что наУкраине они осознанно подогреваются, потому что это очень выгодная вещь дляполитических спекуляций: особых вложений не требует, а муссировать темуможно бесконечно. А у Приднестровья есть более глобальная задача,которая нуждается в решении, и людям просто недостает времени, чтобыраспыляться еще и на языковые вопросы.

 

—Налажено ли сотрудничество с Приднестровьем в образовательной сфере?

 

— С Приднестровьем у нас, к сожалению, тесныхконтактов достаточно мало. Знаю, что иногда возникают трудностиу приднестровских выпускников, которые закончили школу в ПМРи поступают в украинские вузы. В прошлом году удалосьурегулировать часть этих вопросов — они в основном касались того,чтобы разрешить этим выпускникам сдавать экзамены в традиционной форме,потому что они по ряду причин не успевали пройти ВНО, накладывалось одно надругое. Всяческие препятствия следует сводить к минимуму, потому чтоаприори народы дружественные, и то, что в ПМР сосуществуютв гармонии 3 языка, должно нас кое-чему научить. Этот позитивный опытследует попытаться распространить как минимум на пространство СНГ.

 

—Запрет на выбор студентами языка отменен?

 

— Официально — нет. На Украине официальным языком высшейшколы остается украинский, другое дело, что реально при обучении в вузахиспользуется 3 языка — украинский, русский, плюс в Закарпатье естьодин университет, в котором преподавание ведется на венгерском. Но подокументам единственным языком вузов является украинский.

 

—Уточню: мы сейчас говорим про украинских студентов или про иностранных тоже?

 

— Есть особое распоряжение Министерства образованияо том, что иностранцы могут учиться либо на русском, либо на украинскомязыке. Либо иногда на английском.

 

—Украинский министр образования Табачник заявил, что с тех пор, как вузамразрешили выбирать язык для иностранных студентов, бюджет получил 100 млндолларов дополнительных средств и на 3 тыс. увеличилось количествоконтрактников из разных стран. Это так?

 

— Действительно, число иностранных студентов с тоговремени стало расти. Но в новом законопроекте о высшей школе, которыйтоже нужно побыстрее принимать, как раз делается акцент на автономии вузов,и одним из признаков автономии является право на выбор языка обучениясамим вузом на основании решения Ученого совета. Это было бы очень кстати,потому что надежно закрепило бы реально существующее положение вещей.К тому же очевидная выгода для бюджета.

 

—А как быть с украинским бизнесом? Большинство фирм разрабатываютдокументацию только на украинском и английском, и это ограничиваетвозможность заключения договоров с Россией. Страдает ли из-за этогоэкономика Украины?

 

— Само собой. Другое дело, что крупные структуры свой бизнесрешают более радикальными методами, у них есть штат переводчиков.Государственные бумаги ведутся исключительно на украинском языке, и этопорождает своеобразную двойную коммуникацию, персональную, которая, какправило, ведется на языке русском. Да, это безусловное неудобство длябизнес-кругов, и один из аргументов за то, чтобы ввести на Украине 2государственных языка.

 

—Говорят, на Украине многие смотрят на Россию уже не как на проблему, а какна возможность, и начинают учить русский, поскольку это дает перспективыдля карьерного роста. Правда ли?

 

— Дело-то в том, что украинцам фактически не нужноначинать учить русский язык. Уверена, вы не найдете ни одного украинца, которыйна уровне понимания не владел бы русским. Другое дело, что его нужносовершенствовать, чтобы это был не печально известный суржик, а язык грамотный.На Украине еще нет того поколения, какое есть, скажем, в Прибалтийскихстранах, того, которое выросло, не зная русского языка. Большая часть жителейУкраины владеет им и на уровне продуцирования собственных высказываний.Поэтому мы, к счастью, еще не достигли того уровня, когда язык нужноучить, но повышать качество владения им необходимо.

 

—А рядовые украинцы проявляют инициативу? Отстаивают ли свои права?

 

— В этом тоже проблема. Родители не очень пользуютсятеми правами, которые у них есть. По требованию родителей руководстволюбой школы обязано ввести факультатив по русскому языку. Но инерционностьобщества приводит к тому, что на кухонном уровне говорится «ах, надо быэто отстоять», а потом, когда дело нужно оформить документально и довестидо конца, многое пробуксовывает. Но есть и позитивные примеры, когдародители объединялись, и по их требованию открывался первый в школекласс с русским языком обучения, вводился факультатив, русский былобязательным предметом в школе. Родитель четко должен знать, что принаписании заявления о приеме в школу он должен просто указать языкобучения, и на другом языке никто его ребенка обучать не имеет права.Я часто сталкивалась с тем, что родители просто не знают своих прав.Им директор говорит: «А мы не будем в этом году набирать классс обучением на русском». И родители покорно вздыхают. А ведь этолегко меняется, законодательная база для этого есть — и в законеоб образовании, и в законе о средней школе.

 

ОлегСюмко, специально для ИАЦ МГУ (первая публикация в «Российские Вести)


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение