Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Роберт Тивьяев: «Ситуация с Турцией разруливается»

30.11.2011

Автор:

Теги:


Автор:  Беседовал Петр Люкимсон, специально для «ВК»
Роберт Тивьяев: «Ситуация с Турцией разруливается»
Депутат кнессета Роберт Тивьяев («Кадима»), председатель парламентской Ассоциации Израиль-Турция. Несмотря на то, что деятельность ассоциации в настоящее время заморожена, Тивьяев продолжает следить за всем, что происходит на израильско-турецком направлении и по возможности способствовать нормализации отношений между двумя странами. Роберт Тивьяев согласился ответить на вопросы «ВК» о том, как ему лично видятся последние перипетии конфронтации между Израилем и Турцией.

- Господин Тивьяев, осуществляются ли сегодня какие-либо израильско-турецкие контакты на парламентском уровне?

- Официально Ассоциация дружбы между Турцией и Израилем, действовавшая при турецком парламенте, вот уже несколько месяцев как прекратила свое существование. Дело в том, что, согласно турецкому законодательству, такая организация может существовать лишь в случае, если в нее входит хотя бы один депутат от коалиции. Так как после кризиса в отношениях с Турцией все депутаты от коалиции вышли из организации, она была закрыта. Я же, в свою очередь, заморозил деятельность Ассоциации кнессета Израиль-Турция. Обратите внимание: не распустил, а именно заморозил в надежде, что отношения между нашими странами рано или поздно наладятся. Должен сказать, что хотя официально контакты между парламентами наших стран прекратились, контакты на уровне властных структур продолжается, и ваш покорный слуга принимает в них определенное участие.

- Насколько верны слухи о том, что в ближайшее время может произойти потепление отношений между Израилем и Турцией?

- Насчет ближайшего времени сказать не могу, но определенные внушающие надежду позитивные сдвиги и в самом деле имеются.

- Это связано с деятельностью спецпосланника Нетанияху Давида Мейдана?

- Понимаете, любой посредник – это ведь только инструмент. Понятно, что без молотка гвоздь в стену не забьешь, но для начала все-таки нужна стена. Следует понять те глубинные причины, которые привели к нынешнему кризису Израиля с Турцией, и те факторы, которые повернули этот процесс вспять. Я позволю себе начать издалека. Турция входит в двадцатку самых развитых стран мира. Турция, вне сомнения, демократическая страна; ее позиция по отношению к Сирии это лишь еще раз подтвердила. Турция – член НАТО. Тем не менее на протяжении последних десятилетий все ее попытки войти в состав ЕС заканчивались ничем. Извините, но никакими другими причинами, кроме как тем фактом, что турки – мусульмане, и у них чуть более смуглая кожа, чем у европейцев, это нежелание видеть их в ЕС объяснить нельзя. Реакцией на это поведение Европы и стало то, что Турция решила позиционировать себя как лидера исламского мира. Однако очень скоро нынешнему турецкому истеблишменту стало ясно, что без вовлеченности в урегулирование израильско-арабского конфликта Турция эту позицию занять не сможет. И турки предложили Израилю стать посредниками на его переговорах с палестинцами. Но мы-то считали, что у нас в регионе есть такой супернадежный посредник как Египет, другие нам ни к чему - и предложение Турции было отвергнуто. На самом деле это и положило начало напряжению в отношениях между Израилем и Турцией.

- Но как Израиль мог согласиться на такую роль Турции, если она заранее заняла предвзятую пропалестинскую позицию?!

- Вы, как и многие, путаете в данном случае причину и следствие. На самом деле турки очень хорошо помнят историю. Помнят они и то, что именно арабы были главными союзниками англичан в Палестине во время их изгнания отсюда в 1918 году. Поэтому не исключено, что в роли посредников они были бы для нас куда более выгодны, чем египтяне. Но, повторю, мы отказались от этого предложения, а палестинцы его приняли – и вот тогда-то Турция заняла откровенно пропалестинскую позицию. Дальше все уже покатилось, как снежный ком: антиизраильская пропаганда, поддержка флотилии по прорыву блокады Газы, инцидент с «Мави-Мармара»… Антиизраильская риторика приносила Эрдогану все новые очки в исламском мире, и потому он прибегал к ней снова и снова. Но затем была его поездка в Египет – и наступило отрезвление. Эрдоган понял, что радикальный ислам ждет от него и от Турции не просто конфронтации с Израилем, но и тех шагов, на которые она пойти не готова – что бы там ни говорили об исламизации этой страны. Понял он и то, что если Турция и в самом деле хочет сохранить те ценности, которые ей дороги, ей ни в коем случае нельзя окончательно разрывать отношения с Израилем; что, по сути дела, наше видение будущего региона во многом совпадает. Таким образом, итоги визита Эрдогана в Египет – ключ к пониманию происходящего. Именно после него антиизраильская риторика в устах турецких политиков пошла на убыль. Хотя, конечно, воинственные заявления в наш адрес с их стороны еще будут - и не раз. Да ведь и мы, честно говоря, тоже не святые. Но все-таки, если присмотреться, это уже другая риторика, другие заявления. В последнее время и мы, и турки сделали несколько шагов навстречу друг другу. Обратите внимание: Израиль никак не возразил против продажи США крупной партии оружия Турции, хотя это происходило в пик кризиса. Турция, в свою очередь, никак не реагирует, когда Израиль в ответ на ракетные удары палестинцев наносит удары по объектам террористов в Газе.

- Но при этом условия нормализации Турция менять пока не собирается?

- Нет, не собирается. Турция продолжает настоятельно требовать извинения за то, что произошло на «Мави-Мармаре».

- Но неужели турки не понимают, что в глазах израильтян это требование звучит нелепо?! Сначала они направляют сюда головорезов, которые едва не убивают израильских солдат, а когда эти солдаты в ответ открывают огонь, от них требуют извинений за то, что они не дали себя убить…

- Безусловно, многие турецкие политики и дипломаты понимают завышенность требований об однозначных извинениях. Вместе с тем я думаю, что мы тоже допустили на этом пути какие-то ошибки. Возможно, наша первая реакция на инцидент с «Мармарой» должна была быть другой, более профессиональной с дипломатической точки зрения. Может быть, нам следовало выразить сожаление по поводу гибели турецких граждан, независимо от того, кем они были и как себя вели – в любом случае погибли люди. Но мы этого не сделали. Ну, а дальше обе стороны уже встали в позу, никто, что называется, не захотел поступаться принципами. Сейчас получение от Израиля однозначных извинений является для Турции делом чести, а все вопросы, связанные с честью, с уважением к их стране и народу значат для турок очень и очень много. Так что ситуация и в самом деле непростая. Но, знаете, у нас на Кавказе была поговорка: «Если соседи хотят подраться – они найдут повод; если соседи хотят помириться – они тоже найдут повод».
Кстати, как вам наверняка известно, экономические связи между нашими странами после начала нашего кризиса не только не пошли на убыль, но и продолжили расширяться. Уже после самых грозных заявлений Эрдогана было заключено несколько крупных израильско-турецких договоров. Думаю, это и есть самый верный барометр: бизнесмены никогда не станут рисковать своими капиталами. Они продолжают заключать сделки именно потому, что знают: нынешнее охлаждение – явление временное. В то же время мы, безусловно, заинтересованы в скорейшей нормализации отношений с Турцией. Эта держава крайне важна для нас и сама по себе, и с той точки зрения, что израильско-турецкие отношения в итоге влияют и на наши взаимоотношения с тюркозычными странами постсоветского пространства. А отношения с этими странами, как известно, приобретают для нас все большее значение. 

- Эксперты считают, что особо преувеличивать влияние Турции на эти страны не стоит…

- Но его не стоит и приуменьшать! Это влияние определяется, кстати, не только огромной вовлеченностью Турции в их экономику; не только тем, что, по сути дела, все свои демократические институты они строят по примеру турецких. Не следует забывать, что сегодня в турецких университетах учится огромное множество студентов из тюркоязычных стран. Это - их будущая интеллигенция, интеллектуальная элита. По возвращении на родину, эти молодые люди делают очень стремительную карьеру, быстро входят в различные структуры. Но мы-то с вами знаем, какое значение имеют студенческие годы для формирования личности человека, его взглядов и мироощущения. И потому Турция влияет на многие стороны жизни в этих странах именно через их талантливую молодежь.

- Так как же вы бы все-таки охарактеризовали нынешний этап израильско-турецких отношений?

- Говоря тем языком, который сейчас в моде в России, ситуация постепенно разруливается. Хотя, может, и чуть медленнее, чем хотелось бы…


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение