Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юлия Григорьева: ЛИТОВСКО-ПОЛЬСКИЙ ГАМБИТ, ИЛИ НОВОЕ «СДЕРЖИВАНИЕ» РОССИИ НОВЫМИ ЧЛЕНАМИ ЕС - ИДЕОЛОГИЯ ИЛИ ПРАГМАТИКА?

19.05.2008

Автор:

Теги:

 

 

 

Литовское руководство перехватывает инициативу

 

В конце 1980-х, когда Прибалтийские республики  формально оставались частью СССР, группа российских туристов, проезжая мимо ухоженных окрестностей, с удивлением могла прочитать надпись на серой стене: «Бери шинель, иди домой!» Это был  тогда еще достаточно вежливый призыв к советским военнослужащим. Однако сейчас стало ясно, что на самом деле он должен был звучать по-другому: «Берите шинель, идите домой, но оставьте нам нефть и газ!».

Причины, которые были названы Литвой как  основания для блокирования переговоров между Россией и Евросоюзом по заключению нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) в конце апреля 2008 г., трудно интерпретировать иначе.  Перед встречей Россия-ЕС на уровне министров иностранных дел 29 апреля 2008 г., Литва неожиданно перехватила эстафету «сдерживания» России от продолжения стратегического  партнерства с ЕС,  которое длилось уже 18 месяцев по инициативе  Польши, блокировавшей переговоры до этого. Литовское руководство связало  свое  вето с деструктивной, по его мнению, политикой России в области энергетики, конфликтов на территории Грузии и  Молдовы и в области правовых стандартов. Министр иностранных дел Литвы Petras Vaitiekunas заявил, что возобновление российских поставок по нефтепроводу «Дружба», прерванное в 2006 г., и прогресс в разрешении  «замороженных конфликтов» на территории Грузии и Молдовы являются  предварительными условиями для начала переговоров Евросоюза  с Москвой  по СПС.

Однако более подробные объяснения Постоянного Представительства Литвы при ЕС (Permanent Representation of Lithuania to the EU) формулировались более конкретно.   Чтобы достичь, как ранее выразился литовский министр иностранных дел, надлежащего «качества» партнерства России и ЕС, России просто следует «снова открыть участок нефтепровода «Дружба», идущий  к нефтеперерабатывающему заводу в Литве. Согласно европейским источникам, первый секретарь литовского представительства пояснила в своем комментарии  в конце апреля, что  в ответ на утверждения России, что нефтепровод требует ремонта, литовская сторона даже была готова «послать литовских инженеров с целью установления причин неполадок, но они не были допущены к нефтепроводу».

Подобные аргументы выглядят весьма экстравагантно не только в глазах России. Не удержался даже министр иностранных дел Словении, в настоящее время председательствующей в ЕС, Д. Рупель, назвав, сразу после встречи  министров иностранных дел в Люксембурге  29 апреля, «невыносимой» неожиданную для остальных членов ЕС оппозицию Литвы. Однако впереди были  и другие сюрпризы. Если 12 мая Литва заявляла о своем согласии снять вето на переговоры с Россией  по СПС и  готовности  передать в компетенцию ЕС урегулирование  поставленных ей  вопросов,  то 14 мая она  снова вернулась к своим возражениям. 26 мая предстоит новая встреча министров  иностранных дел ЕС, на которой «ожидается» принятие  мандата, санкционирующего начало переговоров с Россией. Саммит  Россия-ЕС должен пройти в конце июня в Ханты-Мансийске.  Однако ожидание переговоров о стратегическом партнерстве   затянулось так беспрецедентно, что европейская перспектива России все больше окутывается  туманом, при том и для той, и для другой стороны.

Но, объективно говоря, нельзя не видеть связи между  «демаршем» Литвы  и  позицией Евросоюза в целом, как и  острыми разногласиями между Россией и Евросоюзом в феврале-апреле 2008 г.  Произошла череда чрезвычайных событий, на фоне которых вето Литвы кажется уже не спонтанным, а закономерным: провозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 г.;  отмена в начале марта Россией санкций по отношению к Абхазии, что  вызвало крайне негативную реакцию «завхозов» ЕС по внешней политике; поручение президента В.Путина в середине апреля разработать меры предметной помощи гражданам Абхазии и Южной Осетии; сбитые беспилотные самолеты  над Абхазией; разбирательство 23 апреля в стенах СБ ООН, инициированное Грузией, после которого Франция, Великобритания, Германия и Италия приняли особое коммюнике, не одобряющее российские действия; заявление 24 апреля специального  представителя генсека НАТО на Кавказе и в Центральной Азии Роберта Симмонса о том, что НАТО теперь сомневается в способности России быть объективным  посредником в урегулировании абхазского и югоосетинского конфликтов, и, наконец, экстренный незапланированный визит премьера Литвы Гедеминаса Киркаласа в  Тбилиси для встречи с грузинским президентом на обратном пути из  Туркменистана 23 апреля. После «вето» обстановка накалилась еще больше. Заявление министра С. Лаврова 29 апреля в Люксембурге  о том, что Россия не собирается воевать с Грузией, и что это Грузия намерена осуществить в Абхазии и Южной Осетии силовые действия, как и решение увеличить число российских миротворцев  в пределах соглашений 1994 г., мягко говоря, не встретили понимания в  ЕС. Как сообщалось, спецпредставитель Евросоюза на Южном Кавказе Питер Самнеби сделал заявление, что «увеличение численности миротворцев в зоне конфликта не пойдет никому на пользу, а в Евросоюзе изучат данные факты». Получается, что Литва  просто немного раньше решила «изучить факты» и помочь Грузии, нисколько не противореча  общему настрою ЕС и НАТО на полное недоверие к российским словам и делам. 

Литовский президент Валдас Адамкус еще 23 апреля направил официальные письма в ЕС и Североатлантический Альянс. Он  убеждал ЕС  ускорить евроинтеграцию Грузии,  установив с ней безвизовый режим и заключив соглашение о свободной торговле. Он также  убеждал НАТО  предоставить Грузии План действия по членству в Альянсе, что поможет Грузии произвести модернизацию, «содействующую урегулированию  конфликтов».  Активную поддержку Грузии в разногласиях с Россией выразили также  руководители Польши, Латвии, Эстонии и  Украины.  Более того, в начале мая премьеры  Литвы и Польши публично договорились о взаимопонимании и дальнейшей координации своих позиций по отношению к России. Все это вполне укладывается в негативную колею, в которую попали в последние месяцы отношения между Россией и ЕС.

Однако нельзя отказать Литве и в наличии сильной собственной воли антироссийского  склада. Похоже,  что страны Балтии вообще не хотят находиться Россией в общем европейском доме.  Их сближение с Грузией и Молдовой на антироссийской почве  давно отмечается аналитиками, в том числе и западными. Идеи о том, что России вообще не по пути с Евросоюзом, как и сомнения в целесообразности стратегического характера партнерства между Россией и ЕС,   высказывались литовским руководством  гораздо раньше.  Например, когда в конце августа-начале сентября 2007 г. президент Еврокомиссии  Ж.М. Баррозо публично продолжал отстаивать верность принятой линии в отношениях с Россией, несмотря на имеющиеся вопросы  к состоянию российской демократии,  литовский премьер Г. Киркалас, используя отнюдь не дружественный  лексикон,   выражал к России абсолютно те же претензии, что и сейчас. При этом им была высказана мысль, что без ратификации Россией Энергетической Хартии и Транзитного протокола ЕС данное партнерство не может быть   стратегическим.

К этой же теме - о том, что ЕС не стоит вести с Россией стратегический диалог,  или что Россия не стоит такого отношения  Евросоюза, регулярно возвращается и эстонское руководство.  Например, во время скандала о переносе памятника Российского солдата в Таллинне весной 2007 г., министр иностранных дел Эстонии Урмас Пает заявлял, что реакция Евросоюза на поведение   России по отношению к Эстонии должна быть предельно  жесткой: вплоть до остановки любых переговоров и отмены российско-европейских саммитовВсех названных «фигурантов»  - страны Балтии, Польшу, Украину, Грузию, а также  и Азербайджан,  объединяет стремление создать «новое энергетическое пространство», о чем они заявили   в 2007 году.  На энергетическом саммите в Вильнюсе в октябре 2007 г. Польша, Украина, Литва,  Грузия и Азербайджан подписали соглашение о нефтепроводе Одесса-Броды-Плоцк, объявив, что его стратегическая  цель - транспортировка  нефти из Азербайджана в Европу. Активная поддержка разными способами, оказываемая  Грузии участниками данного проекта (пожалуй, менее активно в этом плане ведет себя только Азербайджан), -  это, конечно, прежде всего политическое «прикрытие» экономических интересов.  

Однако значительная утрата доверия  в отношениях  между Россией и ведущими странами  ЕС, к сожалению, действительно имеет место. Президентом Еврокомиссии Ж.М. Баррозо в сентябре 2007 г. был сформулирован тезис:  качество российско-европейских отношений  будет зависеть от качества российской демократии, хотя Россия, и переживает многие трудности по объективным причинам. Первая часть данного  тезиса сейчас воспринимается  европейскими партнерами как идеологическое и моральное обоснование  любых шагов по отношению к России.  Разгоны митингов радикальной оппозиции и коррупционные скандалы приводят к ощутимому охлаждению в отношениях с ЕС, - но, в то же время, беспрепятственное  спонсирование и руководство оппозиционных сил  из-за рубежа в состоянии привести  к «имитационной», а не реальной демократии, таящей в себе угрозы новых социальных потрясений. Последствия этого  ребуса продолжают  крайне негативно отражаться на российско-европейских отношениях, несмотря на начало «диалога по правам человека» с 1 марта.  Одновременно их охлаждение используется европейскими «ловцами удачи» и в чисто прагматических целях. Что же теперь делать России - признать свои выкованные историей недостатки перед более благополучными европейскими соседями, которые сравнительно недавно, по историческим меркам, сами переживали  времена, далекие от нынешней «рыночно-социальной» модели, и следовать указаниям? Однако, несмотря на европейское происхождение идей гуманизма, все еще сохраняющие некоторые амбиции failing  states - «государства, терпящие неудачу», сейчас больше воспринимаются как потенциальная угроза, а не как субъекты для сочувствия, в стратегической концепции западноевропейских государств, и их  влияние, согласно этому взгляду,  должно быть сведено к минимуму. Так что Россия, «проигравшая» геополитические столкновения, так же, как и «выигравшая» их, пока не может рассчитывать на особо  искренние  симпатии и преференции.  Все это не оставляет другого выбора, кроме как отстаивание своих стратегических  интересов на условиях равного партнерства.

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение