Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Российский летчик осужден на 8 лет колонии в Таджикистане

11.11.2011

Автор:

Теги:




Грозин Андрей Валентинович

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ


Мнения.Ру 

8 ноября в Таджикистане суд приговорил российского летчика Владимира Садовничего к 8,5 годам колонии строгого режима.

О своем намерении обсудить с председателем парламента Таджикистана ситуацию с осужденным за контрабанду российским летчиком уже заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. А президент РФ Дмитрий Медведев отметил, что и приговор российскому летчику, и сам ход процесса вызывают много вопросов.

Мнения.ру уже сообщали о том, что весной этого года два летчика —  Садовничий и гражданин Эстонии Алексей Руденко возвращались из Кабула, куда доставляли гуманитарную помощь. На обратном пути они неожиданно были задержаны в таджикском аэропорту Курган-Тюбе и взяты под арест. Летчикам предъявили обвинения в незаконном пересечении границы, нарушении правил международных полетов и контрабанде.

Предметом контрабанды сочли полуразобранный авиадвигатель, который летчики двух Ан-72 использовали в качестве запчастей. Именно он и стал главным аргументом обвинения.

Прокуратура требовала для подсудимых по 13,5 лет лишения свободы. Суд признал летчиков виновным по всем пунктам, но сократил срок до 10,5 лет колонии строгого режима. С учетом амнистии, которая действует в Таджикистане, срок заключения сокращается на два года, сообщает газета «Коммерсантъ».

Напомним, что представители МИД России заинтересовались этим делом лишь после публикации в СМИ 26 октября, до этого посольство РФ в Душанбе никакой поддержки подсудимому не оказывало. Впоследствии сотрудники посольства уверяли, что возьмут дело под свой контроль, однако ограничились тем, что направили к летчику священника.

Адвокат Анатолий Кучерена уже назвал приговор «пощечиной нашему государству». По его словам, российские дипломаты с самого начала должны были вмешаться в конфликт и настоять на соблюдении Токийский конвенции. Согласно этому документу, все разбирательства в отношении воздушного судна должны производиться страной, где оно зарегистрировано либо арендуется.

Сразу после приговора МИД РФ продемонстрировал искреннее возмущение его жесткостью и выразил готовность поспособствовать справедливому разбирательству дела.

Механизмов, чтобы надавить на власти Таджикистана, у России достаточно. Вопрос в том, станет ли она их задействовать в интересах одного своего гражданина.

Мнение высказывает Евгения Войко, эксперт Центра политической конъюнктуры:

Российский МИД пока выступил только на уровне риторики, но я думаю, что должна последовать и заметная практическая реакция.

Что касается специфики российско-таджикских отношений, то в последнее время они стали достаточно прохладными. Главным образом это связано с вопросами водоэнергетики, с вопросами углеводородного сотрудничества и с вопросами охраны таджикско-афганской границы. Отношения напряженные, не такие, какими они были в начале 2000-х годов. Сейчас этот комплекс проблем не позволяет вести прозрачный диалог, чтобы решать такого рода инциденты, какой произошел с российским летчиком.

Тот факт, что российская сторона в этой ситуации почти никак себя не проявила, не вписывается в схему, по которой обычно действует страна, гражданина которой задержали на территории другого государства. Логика такого положения предполагает активное вмешательство дипломатических сил с тем, чтобы оказывать всестороннюю помощь задержанному. Думаю, что российская позиция по этому вопросу в ближайшее время будет обозначена весьма жестко.

Мнение высказывает Андрей Грозин, руководитель отдела Средней Азии в Институте стран СНГ: 

Российская сторона отреагировала на этот процесс: было заявление МИДа по поводу того, что приговор Садовничему необоснован, политически мотивирован и жесток.

Несмотря на все противоречия, Таджикистан следует рассматривать как стратегического партнера России. Если посмотреть на позицию Ташкента, то мы увидим куда более жесткие и задирающие Россию шаги. Но на территории Таджикистана расположен самый крупный военный сухопутный контингент за пределами Российской Федерации: там расположены станции загоризонтного слежения, входящие в состав Военно-космических сил. На территории Таджикистана сосредоточены и экономические интересы российского бизнеса, впрочем, не столь сильные, как в Казахстане или даже в Узбекистане.

Таджикистан является членом договора «О коллективной безопасности», участником Евразийского экономического союза, СНГ. Кроме того, в статье Владимира Путина именно Таджикистан наряду с Киргизией назван кандидатом на вступление в Таможенный союз, а затем и в Евразийский союз — ни одна другая страна, в том числе и Украина, там больше не названа.

Таджикистан интересен России еще и геополитически, потому что серьезных сырьевых ресурсов, не требующих гигантских инвестиций, там нет. Проекты в гидроэнергетики там долго окупаемы, проекты в горнометаллургической отрасли тоже смотрятся достаточно смутно. То есть в плане материальной выгоды Таджикистан менее интересен, чем с точки зрения геополитики. Повторю, в Таджикистане находится самый крупный за пределами России сухопутный воинский контингент, который является существенным фактором российского влияния во всем регионе Центральной Азии: рядом Афганистан, Иран и так далее.

Мнение высказывает Алексей Власов, Генеральный директор информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства при МГУ:

Я полагаю, что в период, когда шел процесс, расчет был на часто используемый в отношениях с нашими партнерами по интеграционным структурам вариант кулуарной договоренности. Раздувать из этого дела скандал сейчас, когда мы надеемся привлечь Таджикистан в евразийский проект, было не нужно. Но Душанбе, судя по всему, ни на какие уступки не шел, имея определенные резоны со своей стороны. И после этого осталось только два пути: либо сделать вид, что ничего такого не произошло, и пытаться через амнистию или другие каналы освободить людей, либо идти на обострение в публичной форме. МИД выбрал второй вариант и выступил с рядом жестких заявлений.

Если брать конспирологическую версию всего этого процесса, то можно сказать, что отношения между Таджикистаном и Россией сейчас не самые хорошие. Два последних конфликта — это отказ РФ от участия в проекте Рогунской ГЭС, а также отказ ОДКБ от оказания помощи Таджикистану, когда были проблемы с Исламским движением Узбекистана. Затем возникли проекты с введение визового режима и ограничением денежных переводов. Это был уже ответ на недружественные шаги таджикской стороны. Возможно, что разговоры о прикрытии каналов, по которым гастарбайтеры свободно приезжали в Россию и доходы от работы которых составляют значительную часть дохода таджикских семей, раздражали Душанбе. И Рахмон решил показать Москве, что и у него есть определенные рычаги воздействия. Логическими комбинациями действия Таджикистана не объясняются, скорее это похоже на желание показать, что в своем доме он хозяин. Это соответствует психотипу главы страны.

Учитывая заявления МИДа, ясно, что Москва всерьез намерена оспорить приговор. Не думаю, что после таких громких заявлений последует отыгрыш назад. Теперь МИД и Кремль пойдут до конца.

Анна Юрьева



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение