Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Новая стратегия при старой тактике

01.11.2011

Автор:

Теги:


Формирование нового абхазского правительства практически завершилось с назначением 28 октября министра экономики. Им стал Давид Ирадян, с 2005 года работавший в аппарате кабинета министров Абхазии, а последние полтора года занимавший пост заместителя министра. Это самый необычный ход президента: имя нового министра не угадал никто. С одной стороны, Ирадян уже успел заслужить репутацию хорошего экономиста на всех должностях, которые занимал. С другой – это бесспорный стратегический успех во внутренней политике, если вспомнить, что главныйсоперник Александра Анкваба на президентских выборах, Сергей Шамба, делал ставку на молодежь и на армян. Теперь один из важнейших постов в правительстве получил 32-летний армянин. Назначить на такой пост представителя армянской общины не рискнули ни Владислав Ардзинба, ни Сергей Багапш.

Оценивая обстановку в Абхазии за два месяца, прошедшие после выборов президента, нужно отметить прежде всего общий спад политической напряженности. Можно даже назвать минувший октябрь самым спокойным месяцем этого года. Зима и весна 2011 года, до внезапной кончины президента Сергея Багапша 29 мая, были заполнены довольно громкими политическими скандалами, а лето – предвыборной гонкой. Мало того, первый месяц после дня голосования (26 августа) оказался тоже не из легких. По республике прокатилась волна чрезвычайных происшествий - несколько громких преступлений и терактов. Набором случайностей эту цепочку событий вряд ли можно назвать.

Сначала, 27 августа, произошло похищение Александра Аршба, племянника известного абхазского бизнесмена Беслана Агрба, живущего в Москве. Уже сам факт похищения был знаменательным: преступлений такого рода в Абхазии не наблюдалось уже несколько лет. Обстоятельства нападения на Аршба (преступники ранили троих его друзей, пытавшихся защитить молодогочеловека) также наводили на размышления. Было ясно, что похитители стремились выполнить поставленную задачу во что бы то ни стало. Хотя через несколько недель Аршба был освобожден (скорее всего, за выкуп), создается впечатление, что похищение было не просто удачной акцией криминального мира, а носило в какой-то степени демонстративный характер.

Вскоре за этим происшествием последовали: 2 сентября обстрел из автоматического оружия штаб-квартиры партии ветеранов грузино-абхазской войны «Амцахара» (одной из двух главных политических сил, поддержавших Александр Анкваба на выборах); 6 сентября поджог школы в селе ПриморскоеГудаутского района (здание сгорело полностью); 12 сентября анонимное сообщение о взрывном устройстве, заложенном в сухумской школе №3 (сообщение оказалось ложным).
Затем произошло два громких теракта: 24 сентября на улице Когония взорвался автомобиль «Тойота», пострадавших не оказалось; тремя днями ранее на Кодорском шоссе в Сухуме произошел еще один взрыв – в автомобиле погиб герой и инвалид грузино-абхазской войны, кабардинец Арсен Бжикшиев. О причинах его убийства до сих пор нет никаких предположений. Известно лишь, что в политике он участия не принимал и с радикальными мусульманами связан не был.

Череда преступлений оборвалась так же внезапно, как и началась. Пока чтони одно из них не раскрыто (и большинство, очевидно, так и не будет раскрыто, учитывая туманные обстоятельства). Какие силы могут быть задействованы в этой серии чрезвычайных происшествий? Трудно сказать, номожно вспомнить схожую ситуацию: весной 2005 года, после первой победы Багапша на выборах и почти сразу после назначения Анкваба премьер-министром автомобиль последнего дважды подвергался автоматному обстрелу (1 марта и 1 апреля 2005 года). Это были первые два покушения на Анкваба из пяти. Учитывая, что позднее, в 2006 и 2009 годах, на Анкваба «охотились» уже с гранатометом, можно предположить, что первые два обстрела были предупреждением только что назначенному премьеру со стороны его врагов. Теперь, после того, как Анкваб занял новую должность, картина в принципе повторяется. Во всяком случае, «грузинскийслед» во всех перечисленных диверсиях никто не ищет. Учитывая, что несколько громких убийств известных абхазских политических деятелей и чиновников в последние 15 лет слишком явно совпадали с внутриполитической борьбой, Александру Анквабу и в качестве президента по-прежнему следует опасаться покушений. В этом и будет заключаться характерная особенность правления Анкваба, поскольку обещанное им наведение порядка встретит, без сомнения, самое агрессивное сопротивление.

Главным событием осени 2011 года стало формирование нового правительства. (Согласно конституции Абхазии, назначает премьера и составляет кабинет президент). И обстоятельства этого процесса показывают, что Александр Анкваб проявляет осторожность, а некоторые егосторонники даже считают новые назначения отходом от предвыборных обещаний. Начать надо с того, что Анкваб во время выборной кампании высказал весьма разумную мысль о необходимости максимально сократить количество высших должностей в сфере исполнительной власти: упразднить посты вице-президента, всех или почти всех вице-премьеров, а возможно, даже и премьера, объединив этот пост с президентским.

Идея реформы структур исполнительной власти в Абхазии обсуждается давно,хотя схемы предлагались несколько иные. Первая из них выдвигалась сторонниками парламентской республики (эта идея на сегодняшний момент в Абхазии мало популярна) и предусматривала формирование правительства парламентом; однако она почти не имеет смысла при мажоритарной избирательной системе. Вторая заключалась в ограниченном «сокращения штатов», прежде всего в упразднении вице-премьерских постов (их число в прежние годы доходило до пяти), а также в значительной «усушке» администрации президента и аппарата Кабмина. Именно реализации второго варианта ожидали от Анкваба многие общественные деятели. Когда же 11 октября появилось президентское постановление о структуре правительства,сразу началась критика со стороны разочарованных. Схема нового кабинетаполностью совпадает с той, на которой остановился Сергей Багапш в 2005 году: премьер, три вице-премьера и 12 министров. Убавился лишь один из «вице»-постов.

Надо отметить, что нынешняя критика в адрес Анкваба и нападки на него состороны абхазской оппозиции – явления разного порядка. Лидеры оппозициипока не спешат атаковать нового президента обвинениями, тем более что результаты всенародного голосования наглядно показали степень доверия населения к пачкам компромата, выброшенным в течение лета. Оппозиционнаяпресса тоже явно взяла тайм-аут, и ворчание по поводу новых назначений ограничивается кофейнями и интернетом. В то же время и умеренная оппозиция, и либеральные журналисты, и многие сторонники Анкваба почти водин голос высказывали пожелания о формировании принципиально нового правительства из талантливых (желательно молодых) специалистов. Хотя лишь четверо министров и один вице-премьер сохранили те посты, которые они занимали последние годы (в правительстве Сергея Шамбы), назначения членов кабинета стали поводом для саркастических высказываний в адрес нового президента.

Однако нельзя утверждать, что Анкваб проявил политический консерватизм при подборе вице-премьеров и министров. Следуя тактике Багапша, Анкваб воздержался от того, чтобы назначить одним махом весь кабинет, предпочитая спокойно, без спешки отставлять и назначать по несколько чиновников с интервалом в три-четыре дня. В этом смысле опять-таки прослеживаются параллели с 2005 годом; но так назначал чиновников не только Сергей Багапш, но и Владислав Ардзинба в 1990-х. Вряд ли причина этой медлительности кроется в закулисной борьбе – скорее, чувствуется нежелание президента одновременно посеять широкое недовольство у оставшихся без постов «отставников» и претендентов, у которых немало друзей.

По большому счету, изначально предсказуемо было лишь назначение на премьерский пост Леонида Лакербая, давнего союзника Анкваба, проявившегосебя и в качестве политика, и в качестве управленца. На протяжении последних двух десятилетий Лакербая много раз оказывался в шаге от премьерской должности; бывало и так, что он фактически руководил правительством, но только сейчас официально занял эту должность. Лакербая – хороший дипломат, легко находит общий язык с людьми, подчеркнуто скромен, умеет хранить верность своей партии; по матери он принадлежит к роду Ардзинба, что должно в известной степени примирить с его назначением все еще влиятельную группировку родственников первого президента.

Из трех вице-премьеров только Александр Страничкин остался на том же посту: он (вместе с министром соцобеспечения Ольгой Колтуковой) представляет русскую общину, а кроме того, известен как хороший экономист, которого ценили и во время прежней работы в аппарате Кабмина ив парламенте. Другой вице-премьер, Владимир Делба, получивший в придачуи министерство финансов, тоже призван укрепить экономический сектор. 37-летний технократ, Делба был мало заметен ранее; вместе с Ирадяном он является, по сути, первым значительным кадровым экспериментом Анкваба. Эта тройка специалистов – Делба, Ирадян и Страничкин – вполне может предпринять решительные шаги для оживления абхазской экономики, много лет после войны пребывавшей в состоянии анабиоза, а теперь получившей поток финансовой помощи из Москвы, но до сих пор так и не вставшей на ноги.

Фигура третьего вице-премьера, Индиры Вардания, в чьем ведомстве окажется образование и культура, вызывает больше всего нареканий со стороны сухумской общественности. Вообще же «кадровый листопад», которого ожидали абхазы в сентябре, частично оправдался. В отставку былиотправлены многие чиновники, чьего ухода с нетерпением и по разным причинам ожидали давно: глава администрации Гагрского района Астамур Кецба, директор телевидения Гурам Амкуаб (Миквабия), замглавы администрации президента Зураб Каджая и т.д. Однако ясно, что их места не займут, во всяком случае немедленно, «восходящие звезды» большой политики, да и вообще политиков как таковых среди новых министров мало. Очевидно, что многих чиновников, поддержавших его во время выборов или во всяком случае не вставших на сторону Сергея Шамбы, президент не спешит выбрасывать за борт. Типичный пример – бывший вице-премьер БесланКубрава, которого на его двух постах заменил Владимир Делба. Анкваб назначил Беслана Кубраву главой президентской администрации – это солидная и не требующая ответственных решений синекура. Его предшественник Валерий Аршба попал на эту должность в 2005 году с поста вице-президента, с него был передвинут в 2009 году на управление правительственной резиденцией президента Абхазии, теперь же и вовсе отправлен в отставку. Надо полагать, что его путь повторит и Кубрава и еще немало других чиновников, но времени на это уйдет немало.

Кроме Владимира Делба, в правительстве Абхазии появились и другие любопытные фигуры, в частности министр культуры Бадра Гунба, опытный менеджер – сегодня такие люди считается более важными для этой сферы, чем, скажем, его предшественник, художник Нугзар Логуа. Из той же когорты и другие недавние назначенцы – министр-налоговик Рауф Цимцба, министр сельского хозяйства Беслан Джопуа. Назначение главой МИД Вячеслава Чирикба – опытного дипломата, много лет прожившего в Европе, равноудаленного от всех партий – видимо, планировал еще Сергей Багапш, пригласивший его в 2009 году на работу в администрацию президента из команды оппозиционера Беслана Бутба и назначивший его на должность политического советника, то есть на промежуточную ступень. На международных делах назначение Чирикба практически не отразится – учитывая, что в Абхазии министр иностранных дел почти ничего не решает, внешнюю политику определяют президент и парламент. Напротив, от министров обороны и внутренних дел очень многое зависит, и здесь Анкваб четко определил свои приоритеты: эти посты заняли соответственно Мираб Кишмария и Отар Хеция – оба багапшисты, оба авторитетны среди силовиков.Это и есть ключевые назначения – вместе с Ирадяном и Делбой.

Таким образом, Александр Анкваб в качестве президента продемонстрировал политический опыт и показал, что отдает себе отчет, какие трудности ему предстоят в ближайшее время. Безусловно, сегодняшнее политическое затишье – это преддверие новой предвыборной гонки, парламентских выборов2012 года. А их итоги менее предсказуемы, чем результат президентской кампании. В такой обстановке Анкваб предпочел не делать резких движений.Очевидно, что успех его сторонников на парламентских выборах позволит президенту гораздо свободнее провести обещанные реформы в структурах исполнительной власти. Например, упразднение должности вице-президента вообще невозможно без пересмотра ряда статей в конституции, да и кардинальный передел правительства гораздо легче проводить при поддержкепарламентского большинства. Если же в парламент попадет, сверх ожидания, значительное количество оппозиционеров из числа шамбистов и хаджимбистов, то любое сегодняшнее начинание Анкваба, даже самое популярное, может быть поставлено под сомнение, и президенту придется решать проблемы сызнова. Пока что Абхазия может позволить себе отдых после долгого периода политического напряжения. Однако это расслабление вряд ли будет долгим.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение