Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тбилиси обыгрывает Москву в динамике и креативности. Некоторые рекомендации для правительства и МИД РФ.

18.05.2008

Автор:

Теги:
 

Тбилиси обыгрывает Москву в динамике и креативности. Некоторые рекомендации для правительства и МИД РФ.

 

Политический Тбилиси при Саакашвили демонстрирует интересный феномен: ранее незаметная страна, на ниве борьбы с Москвой за свои интересы, достигла по своим масштабам весьма ощутимых внешнеполитических успехов. Холодная война между РФ и Грузией не новость, так же как не новость поддержка Вашингтоном известного курса Саакашвили. Другое дело, что тбилисская дипломатия стала многого добиваться своими силами, без прямой поддержки Вашингтона. Нет необходимости разбирать отдельные шаги Тбилиси и выяснять долю содержания в них поддержки «демократического интернационала» Восточной Европы и Прибалтики, долю влияния Вашингтона, и прочих игроков.

 

Интересней посмотреть на то, каким образом Тбилиси обыгрывает Москву в тактике, при том, что, формально говоря, дипломатические укрепления Москвы достаточно сильны и пока лишь дали небольшую трещину. Дело даже не в низкой интенсивности статичной российской дипломатии, МИД вроде бы вовремя и грамотно отвечает на «уколы», но это лишь реакция в ответ на залпы с той стороны. Грузинская дипломатия успешно борется, словно партизанские отряды, атакуя мелкими уколами превосходящие силы внутри крепости.

 

Чего достигла политика Тбилиси с начала 2004 года?

 

Первое. Группа Саакашвили создала определенный позитивный фон на Западе вокруг своей позиции в конфликте, средствами не только дипломатии, но и медиа (Москва, владея еще советским опытом пропаганды, пользуется этим механизмом от случая к случаю и только в отношении оценок внутренней ситуации в России).

Второе. Они активно пропагандируют Грузию как «успешную страну», развивающуюся, несмотря на «противодействие» РФ и войну на своей территории. Понятно, что реальная социально-экономическая ситуация в стране, какая бы она ни была хорошая, отличается от специально созданного глянцевого позитивного образа.

Третье. Дипломатия Саакашвили позиционирует Грузию как ключевую демократию в СНГ, которая опять же выгодно отличается и борется с «активным давлением» со стороны РФ, в которой демократия лишь имитируется. Саакашвили очень дорожит этим образом и старается его выправлять, когда внутриполитические скандалы выливаются за пределы Грузии. Ему это удается.

Четвертое. Это относиться к опосредованному эффекту от вышеуказанного. Грузия косвенным образом спекулирует особым расположением Вашингтона к действующему тбилисскому режиму, умело играет условным статусом «форпоста» США в регионе. В результате для Саакашвили открыты многие двери (имеется ввиду готовность лидеров ряда государств мира и международных организаций слушать грузинского лидера и вставать на его позицию). Судя по результатам голосования по последней резолюции Генассамблеи ООН, обнаружилось как минимум 14 стран - последовательных союзников режима Саакашвили.

 

Таким образом, созданная информационно-политическая среда позволяет Тбилиси не только весь комплекс своих инициатив, но даже одно предложение-инициативу, двигать сразу по нескольким внешнеполитическим трекам, почти везде собирая дивиденды.

 

Пример: инициатива по созданию свободной экономической зоны на границе с Абхазией плюс международная конференция по Абхазии в Москве.

Внутри страны это работает в качестве предвыборной платформы правящей партии на ближайших выборах. Для Европы -- в качестве подтверждения статуса инициативного «демократического лидера» на Южном Кавказе. В направлении Москвы - способ попытаться: а) доказать свои аргументы на площадке РФ, б) либо дать возможность Москве почувствовать способность влияния на процесс урегулирования, как бы «протягивая руку» Москве, но по правилам Тбилиси, в) либо продемонстрировать негибкий характер позиции РФ - все варианты российской реакции на это предложение для Тбилиси приносят бонусы.

 

Для мирового сообщества создается иллюзия, что Саакашвили предлагает реальный путь решения кавказского этнического конфликта «европейскими» методами. Иллюзия того, что население обеих сторон готово в ближайшем будущем вступить в широкие социально-экономические связи. Иллюзия беспрепятственного возвращения беженцев, в случае изменения состава миротворцев. И, наконец, иллюзия того, что Москва занимает, мягко говоря, ретроградную позицию, в то время как Грузия пытается идти вперед.

 

На что стоит обратить внимание правительству, Кремлю и МИД. Вернее, что можно изменить, для повышения эффективности внешнеполитической борьбы в противовес тбилисскому «креативу». Общий рецепт достаточно банален - использовать похожее оружие - динамично и активно вступать в интенсивную иноформационно-пропагандистскую войну.

Ряд политологов могут возразить  - РФ не может использовать эти методы, если она остается наблюдателем-миротворцем.

Но надо честно признать, реальное урегулирование конфликта - эволюционное смыкание двух мирных сообществ Грузии и Абхазии -  остается за рамками грузинской политики, поэтому с Грузией нужно вести политику как с той страной, которая угрожает интересам безопасности РФ в регионе. Собственно говоря, такая политика Москвой и проводиться.

 

Однако для внешнего наблюдателя, прежде всего на Западе, российская позиция выглядит невнятно. Официальной Россией до сих пор не представлено единой системы аргументов в этом конфликте (Плана действий или «дорожной карты»). Легализация отношений РФ и Абхазии может быть этапом в этом плане. Но каковы дальнейшие шаги? С трудом, но можно согласиться с тем, что «дорожная карта» по урегулированию может быть не публична (это свойство путинской политики вообще). Но почему о пользе укрепления экономических связей с Абхазией слышно только из уст министра (если такой вопрос возникает) и один раз из уст президента?

 

Все повисает в воздухе. Отсутствует регулярная и планомерная работа, направленная в адрес «большого мира» в обеспечение информированности о российской позиции и шагах в этом конфликте (участие политологов в международных конференциях явно не достаточно). Получается, что РФ теряет даже там, где позиции сильны и есть необходимые аргументы для доказательства правоты и силы позиции.

 

Сухуми также упускает достигнутые позиции. Да, они привыкли работать с Москвой и Кремлем, были выстроены неформальные политически и коммерческие связи. Но теперь этого мало. Им надо выходить на широкий международный простор, на базе своих торговых представительств разворачивать политическую активность, стремиться закрепляться в международных организациях, в тех странах где возможно открывать свои офисы, опираясь на НПО. Абхазии, ее истории, ее версии конфликта в мире не слышно. Их как бы нету, есть только Грузия. Если так пойдет дальше, Грузия выиграет информационную войну.

 

У Абхазии очень мало финансовых и других ресурсов, включая диаспору, в обеспечение такой деятельности. Остается надеться на интенсивность российской дипломатии. Есть поручение (весенние рекомендации парламента для правительства и МИДа) - сопровождать и помогать представителям Сухими в международных организациях. К 2014 году, на волне подъема международного интереса к Сочи, появиться возможность запустить и абхазский информационный «трек». Но для успеха реализации этого «окна возможностей» должна проводиться активная подготовительная работа уже сегодня. Ее пока нет.

 

Интенсивная российская дипломатия могла бы увереннее играть и на «грузинском поле». Снова, навскидку, рассмотрим пример. Разберем цепочку последних грузинских предложений: международная конференция в Москве - предложение расширить состав миротворцев - политическая и экономическая реинтеграция.

 

1. Имея козыри на руках можно согласиться на проведение подобной конференции, она ничем не угрожает, если заранее подготовить информационный фон - подобные мероприятия в ближневосточном урегулировании десятки лет не меняют реальную картину того же палестино-израильского конфликта.

 

2. Допустим, на конференции Грузия доказывает, что РФ стала стороной конфликта. Да, с этим можно и нужно согласиться, Россия действительно поддерживает Абхазию. Но не просто ради любви к Абхазии и дестабилизации Грузии (какая от этого польза -?), а ради стабильности в регионе. Иначе война. Не сложно доказать, что в реалиях грузинско-абхазских отношений нельзя урегулирование начинать с составления графика возвращения беженцев (как это предлагает Саакашвили), тем более, если нет никакой стыковки на уровне политической элиты и бизнеса.

 

3. Допустим, грузинская сторона утверждает, что может в перспективе года при участии нового состава миротворцев вернуть беженцев и реинтегрировать территорию. Москве достаточно провести социологические исследования по отношению между этническими группами, плюс процитировать слова Саакашвили о стопроцентном возвращении собственности и отмене всех коммерческих сделок абхазского бизнеса. Какая после этого мирная интеграция? Зато имеется обратный пример: предложение молдавского президента Воронина амнистировать все капиталы, инвестированные в Приднестровье.

 

4. Москва может в перспективе согласиться начать переговоры (начать не значит закончить-!) по расширению состава миротворцев ( и только в рамках мандата СНГ - !). Однако такой вопрос требует аккуратности, постепенности и локальности. Грузия может по желанию привлечь на свою часть территории миротворцев из Украины (ГУАМ), Россия поделиться рядом блокпостов с батальоном ОДКБ. У «новичков» уже появился необходимый опыт в операциях в Ираке и Афганистане. Но до сих пор, кроме абстрактных заявлений, сильного желания («стука в абхазскую дверь») как со стороны ОДКБ так и ГУАМ не наблюдалось.

Российская позиция понятна - смена миротворцев сама по себе лишь политическая игра далекая от урегулирования. Сейчас достаточно сложно найти абсолютно беспристрастные силы, еще не ясно какую роль они сыграют в конфликтной ситуации и какую кашу придется расхлебывать. В любом случае изменение состава миротворцев чревато еще большим расшатыванием стабильности «холодного мира».

 

5. Москве необходимо громче говорить о своей идеологии в этом конфликте. Надо сказать, что она ясна. СТАБИЛЬНОСТЬ - это устойчивое сохранение линии разъединения сторон, гарантирующей длительную мирную эволюцию двух обществ. Россия в свое время предлагала снизить тон враждебности в Тбилиси и Сухуми. Одно время это получалось. В мирной обстановке могли бы вырасти два новых невраждебных поколения, которые смогут найти компромисс либо по модели реинтеграции в будущую многонациональную страну (Грузию), либо создать содружество двух независимых государств (Грузии и Абхазии). Это разумный путь и понятная позиция, в отличие от предложений Саакашвили решить все «по-быстрому», с наскока.

 

Видимо в таких контурах, Москва должна выработать непротиворечивую модель доводов, репрезентирующих российскую систему контроля и регулирования грузинских конфликтов. И затем, активно продвигать эту модель на международных форумах, а не только за закрытыми дверями, в общении с чиновниками Госдепартамента США.

 

19.05.08


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение