Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Эдуард Шеварднадзе: «Грузинам и абхазам надо найти общий язык и договориться»

28.09.2011

Автор:

Теги:

- Эдуард Амвросиевич, все эти годы, после окончания войны в Абхазии, общество задается вопросом, можно ли было ее избежать…

- Тут необходимо вспомнить, какая была ситуация в те годы в Грузии, в том числе в Абхазии. Сторонники бывшего президента (Звиада Гамсахурдиа, свергнутого в январе 1992 года «национальной гвардией» во главе с Тенгизом Китовани, – прим. ВК) почти каждый день взрывали железнодорожное полотно, взрывали мосты, грабили составы. В том числе с грузом, принадлежащим соседней Армении. Нам пришлось взять на себя ответственность и признать большой долг перед Арменией, поскольку это были ее грузы и их разграбляли на нашей территории – в Абхазии.
Мы были обязаны принять меры. Я позвонил Владиславу Ардзинба (в те годы – председателю Верховного совета Абхазии, - прим. ВК) и сказал, что наша сторона возьмет под охрану железную дорогу и с этой целью в Абазию будут введены дополнительные силы. Он не возражал. Но когда наши подразделения стали продвигаться вдоль железной дороги, абхазские формирования открыли по ним огонь. Тогда Тенгиз Китовани ввел в Абхазию гвардию, но я попросил, чтобы гвардия не входила в Сухуми. Он меня не послушал, и подразделения все-таки вошли в город. Так началась война. Все наши попытки мирного разрешения не принесли результата. 3 сентября (1992 года, – прим. ВК) в Москве при посредничестве Ельцина был подписан договор об окончании войны, но абхазская сторона нарушила этот договор.

- В Сухуми говорят, что целью ввода гвардии была не охрана железной дороги, а ликвидация абхазской государственности.

- Абхазия была автономией в составе Грузии. Помню, однажды Василий Павлович Мжаванадзе (предшественник Шеварднадзе на посту первого секретаря ЦК Компартии Грузии, - прим. ВК) рассказал мне, как ему пригрозил Никита Хрущев: «Если вы, грузины не будете себя хорошо вести, мы натравим на вас абхазов». Я никогда не выступал против самой широкой автономии Абхазии. Но договориться не удалось, потому что сепаратисты были бескомпромиссны.

- Как же быть в нынешних условиях, когда Россия признала независимость Абхазии?

- Но большинство стран мира не признало и не признает независимость Абхазии. Тут главная проблема – возвращение беженцев. Когда мы многие годы вели переговоры с Ардзинбой о будущем статусе Абхазии, у меня сложилось впечатление, что абхазская сторона была готова заключить с Грузией какой-то договор, они были согласны на «общее государство» и так далее, но ни при каких условиях не соглашались на возвращение грузинских беженцев куда-либо кроме единственного Гальского района. То есть сотни тысяч человек теряли право и возможность вернутся. Мы проводили переговоры с участием Ельцина, Примакова, но всегда наталкивались на эту проблему - отказ абхазского руководства вернуть беженцев. Я тогда сказал: «Ардзинба пойдет на компромисс в вопросе статуса Абхазии, может быть и подпишет какую-то федерацию или конфедерацию, либо «общее государство», но не пойдет на возвращение беженцев». А ведь мы не могли согласиться с этим – зачем статус и название, если беженцы не могут вернутся?
И сегодня иного пути как договорится и найти компромисс ни у абхазов, ни у грузин нет. Мы – исторически жили вместе, поэтому обязаны найти общий язык и договориться. Иначе будет плохо и грузинам и абхазам.
Беседовал Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для ВК

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение