Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Интересно выглядит эволюция Казахстана на протяжении последних двух десятков лет

15.09.2011

Автор:

Теги:


 

 Сначала мы взяли за основу опытарабских стран, чтобы поднять сырьевой сектор, затем опыт некоторыхвосточноевропейских государств (например, Финляндии) для развития финансовогосектора.

Сейчас пытаемся перенять опыт Сингапура в сференаукоемких производств. Но вот ведь, что интересно, ни один из этих опытов небыл идеально спроецирован внутри страны. И слава Богу.

 

Первый шаг

 

Когда-то, в далеких девяностых, мы начали свой путь стого, что, равняясь на арабские экономики и страны Океании, решили привлечь всовершенно обнищавшую страну западные инвестиции. Тогда для нас был одинприоритет – выиграть время за счет внутренних ресурсов, поднять страну.

Безусловно, мы можем без особых усилий обскакать насырьевом рынке всех. У нас есть большие ресурсы нефти, газа и урана, и мы можемв ближайшие 10–15 лет стать одним из крупнейших в мире поставщиковэнергоносителей. Но и по другим видам сырья Казахстан очень богат. Залежи медисоставляют 10 процентов от мировых запасов, свинца – 19, цинка – 13, железа –10, марганца – 25, а хромовых руд – 30 процентов.

Уже к 2000 году Казахстан завоевал прочные экспортныепозиции на рынках сырья. Однако последний кризис показал, что всегда зависетьот сырья опасно. Когда спрос на него снизился до минимума с 1998 года, этонегативно отразилось на бюджете страны, да и на благосостоянии граждан.

А потому опыт арабских стран с их сырьевой экономикойесли на первом этапе и сыграл свою положительную роль, то на перспективу намсовершенно не подходит. Риски колебаний цен на рынке энергоресурсов провоцируютуязвимость нашей экономики. Чем, по сути, они там занимаются? Онипросто-напросто заколачивают деньги. Кстати, избыток ликвидности,спровоцированный производителями энергоресурсов, был одним из ключевыхфакторов, приведших мир к кризису. Поэтому было принято решениедиверсифицировать экономику. Но как?

На самом деле попытки в плане развития индустрииежегодно предпринимались все последнее десятилетие. Однако пользы было мало.Большинство производств так и не были достроены. Те, что достроили, многократнопроходили реструктуризацию и перепроверки – а это несовместимо с ведениемуспешного бизнеса. Из более чем пятидесяти проектов до логического финала дошлоне более десятка.

Кризис заставил отнестись к индустриализации болеесерьезно. Стало ясно – быть сырьевым придатком мало того что не престижно, но иопасно. Поэтому в своих «кризисных» посланиях народу Казахстана главагосударства Нурсултан Назарбаев посвятил огромные блоки индустриальномупрогрессу. А на XII съезде партии «Нур Отан» он представил новуюгосударственную программу форсированного индустриально-инновационного развития.

Перед правительством опять встали вопросы: какразместить производства, за что браться, что выпускать?

Если брать за основу еще ту, старую«диверсификационную» карту, то новые производства в Казахстане почти пять летназад распределились вполне адекватно потенциалу регионов. Посему решили еепопросту усилить. Но на этот раз приоритеты расставить в пользувысокотехнологичных производств и аграрного сектора. И здесь, разумеется, опятьрешили прибегнуть к зарубежному опыту. Ведь есть такая пословица: дурак учитсяна своих ошибках, а умный – на чужих.

 

Шаг второй

 

Большинство специалистов сходятся во мнении, что вотношении новых технологий нам первоочередно нужно развивать секторбиотехнологий и химию. Это достаточно перспективные, мощные сектора,подкрепленные сырьевой базой. Да и рынок сам по себе привлекательный. Этинаукоемкие отрасли в свою очередь могут подтянуть за собой другие в лице тогоже IT-сектора, нанотехнологий или биотехнологий и т.д.

За основу берется опыт Сингапура. В концевосьмидесятых это государство было сходно с Казахстаном полдесятка лет спустя:разруха, бедность… Только у них сырья никогда не было. Потому-то им ничего неоставалось, как сделать ставку на новые технологии. И пожалуйста, сейчасСингапур – одна из ведущих экономических держав мира.

Но путь такой тернист. Он предполагает наличиезначительного научного потенциала. В Казахстане эти резервы имеются. Мешаетодно «но». Напрочь разрушенная в 90-х годах система взаимодействия производстваи науки по сей день не восстановлена. Причем проблема в принципе определена.Уже не раз приступали к ее решению. Однако результаты, даже спустя десяток лет,пока не впечатляют.

Такие нюансы часто и мешают Казахстану увереннодвигаться вперед. К примеру, если взять первый опыт – нефтяной, здесь мыпереборщили с доступом к недрам. В итоге 85 процентов нефти в стране нынедобывают иностранцы. И очень тяжело дается Казахстану вернуться в эту отрасльсамому. В случае с финансовым сектором погорели, правда, не только мы. Самобразец – Финляндия – «посыпался» первым, с его колоссальными внешнимизадолженностями в банковском секторе. Что и стало первым звоночком для нас. Впучину кризиса мы нырнули после них спустя почти полгода. О ситуации с опытомСингапура мы уже писали выше.

 

Шаг третий

 

Чем еще может похвастать Казахстан, помимо богатыхзапасов полезных ископаемых? Западные эксперты в один голос твердят: земля. Таконо и есть. Государство занимает девятое место в мире по площади. Причем земли ещесо времен освоения целины считаются весьма плодородными. Не в пример Китаю… Тамплодородных земель намного меньше. Почти две трети страны – местность гористаялибо пустынная, одним словом, для сельского хозяйства не приспособленная. Нодаже это их не остановило. А потому сейчас специалисты в один голос рекомендуютна примере Китая развивать аграрный сектор.

Их опыт в аграрной отрасли можно считать поистинеуникальным. Китаю ныне пророчат первое место по ВВП в мире. Но начиналось-товсе с «мотыги и лопаты», а точнее, с земельной реформы. Это когда крестьянефактически самозахватом заняли все плодородные земли, при этом государствупришлось признать законность этого раздела и отдать участки в долгосрочнуюаренду.

Указанные меры положили начало квазикапиталистическимреформам в деревне: народ наконец-то смог зарабатывать своим трудом, чтосоздало условия для повышения платежеспособного спроса и уровня жизнинаселения. Накопление капитала на селе привело к стремительному росту сельскогохозяйства, его модернизации и подготовило серьезную платформу для развитияэкономики в целом.

Рост благосостояния на селе способствовал развитиюмелкого деревенского ростовщичества как предпосылки для появления финансовогосектора. Все сказанное еще раз подтверждает тезис о том, что развитиенормального рынка всегда начинается с реформ на селе.

За счет этого сначала произошло расширениесельскохозяйственного производства, продукция которого стала активноэкспортироваться. Следующим шагом было освоение рынков трудоемкого ширпотреба –изделий из кожи, производства одежды и обуви. В городах и сельской местностипоявились несложные трудоемкие производства.

Можно было бы провести подобные реформы и вКазахстане. Однако сегодняшнее положение нашей страны сильно отличается отКитая 1980-х годов. Это очередная наша особенность, которая, как видится, вновьпомешает спроецировать успешный опыт другой страны в Казахстане.

В нашей стране сегодня наблюдается сильный контраст поуровню благосостояния населения. Пять процентов казахстанцев имеют сверхдоходы,около пятнадцати процентов – доходы выше среднего, 20 процентов – средние,треть населения – выживают, остальные находятся за чертой бедности. В Китаеагрореформа начиналась, когда почти 80 процентов граждан были за чертойбедности.

То есть о саморазвитии в данном случае говорить неприходится. Нужна существенная поддержка государства. И здесь уже впоруприменить опыт США, где сельское хозяйство снабжается такими грандиознымисубсидиями, что иному казахстанцу показалось бы, что достаточно купить трактори объявить себя фермером, чтобы сесть на полное государственное обеспечение.

По этому поводу президент Казахстана НурсултанНазарбаев в недавнем послании народу Казахстана отметил: «В аграрном секторе будетреализован беспрецедентный проект по развитию мясного животноводства. Уже в2016 году экспорт мяса составит 60 тысяч тонн, что равноценно экспорту четырехмиллионов тонн зерна. Государство выделит на эти цели 130 миллиардов тенгекредитных ресурсов. Это позволит создать свыше 20 тысяч рабочих мест на селе,предоставит источник доходов для более ста тысяч сельчан. Все это будетстимулировать рост производства в смежных отраслях: сельскохозяйственноммашиностроении, химической и пищевой промышленности, кормопроизводстве, ремонтетехнике».

Другое дело – сколько это будет нам стоить. Когдаприходят иностранцы и развивают, как-то не очень заметны денежные траты. СейчасКазахстану, пожалуй, впервые, предстоит действовать самостоятельно. Суммывелики, они выделены и активно осваиваются. Будет ли эффект? Правильно ли мыдействуем на этот раз? Вот несколько примеров…

В Костанайской области, где полным ходом идетстроительство промышленных предприятий животноводческого комплекса, уже сегоднясомневаются, кто будет обитать на многочисленных откормочных площадках. Гдебрать коров, где брать племя, что с кормами? Таков далеко не полный переченьвопросов, вставших перед аграриями.

В Алматинской области ситуация и вовсе казуснаясложилась. В прошлом году, в кои-то веки, фермеры получили сверхурожай овощей,надеясь на построенные недавно консервные заводы. Но вот ведь незадача – заводыоказались неплатежеспособными. Надеемся, в этом году ситуация изменится клучшему. И такие примеры можно найти в любом регионе страны.

То есть фактически задачи, которые ставит президент,часто исполняются формально. Запланированное к постройке предприятие вроде быпоявилось. Оно есть, его можно увидеть, пощупать, а если запустить конвейернуюленту – еще и услышать. Но недостаток специалистов и прежде всего грамотныхуправленцев очень быстро доводит это предприятие до состояния коллапса. Но этонаш путь. И уже совсем скоро мы научимся не только опыт других применять, но исвой собственный.

Алексей ХРАМКОВ, Алматы

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение