Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан и Россия - 2011: крах деидеологизации?

04.09.2011

Автор:

Теги:

Интервью с заместителем Генерального директора ИАЦ МГУ, Андреем Карповым.

Казахстан и Россия - 2011: крах деидеологизации?

Специально для журнала ЕвроАзия.

Наталья Белова: Итоги последнего Саммита СНГ настроили многих экспертов на пессимистический лад. Похоже, что процесс распада Содружества вступил в новую фазу. Как оценивают решения душанбинского форума эксперты вашего Центра?

Андрей Карпов: Позитива, действительно, крайне мало. Особая позиция Украины, противоречия между Арменией и Азербайджаном, отсутствие внятной идеологии интеграции превращают СНГ в тот самый чемоданчик, который жалко бросать, но так, честно говоря, руку тянет...

Да и Москве обустраивать весь колхоз с одной только целью - недопустить внешних игроков в наш огород - как-то не очень амбициозно. Многим экспертам кажется, что терпение Кремля подошло к последней черте. Другой вопрос, что альтернативы СНГ смотрятся столь же мало убедительно, если не брать формат ТС. 

Саммит ОДКБ, несмотря на грозные обещания бороться с арабским вирусом до последнего, оставил смутные впечатления от перспектив военно-политического альянса. Коня и трепетную лань, как известно, не совеместить. Меж тем заметно, что Батька говорит о своем, казахи о своем, Каримов вообще не намерен больше играть в слова.

Получается, что кроме России и Нурсултана Назарбаева никто не видит особой пользы в постоянной имитации партнерства в многостороннем формате. Думаю, следующий саммит СНГ недосчитается еще нескольких постсоветских вождей - и это вполне закономерно.

Н. Белова: Вы заговорили об идеологии.. Может ли евразийская идея Назарбаева рассматриваться как основа для новой интеграционной идеологии нового десятилетия? Если нет, то что может предложить Россия в качестве подобной объединяющей идеи?

А. Карпов: Вы обозначили главную проблему момента. Попытка строить прагматичные деидеологизированные отношения провалилась. Да она и была обречена изначально. Ни в масштабах национального проекта, ни на уровне многосторонних отношений никто не в силах внятно объяснить мотивы решений, описать контуры будущего. Вне идеологических формул это сделать невозможно - что еще может стать фактором сплочения? 

Происходит атомизация наших обществ, ибо нет никаких общих принципов, мотивов развития. Люди пытаются задавать вопрос - зачем? А отвечать и некому..Голос идеологических структур звучит все более приглушенно. 

Назарбаев в 1994 году сделал абсолютно правильный шаг - он в черновой форме предложил новый идеологический проект. Проект, замечу, универсальный, не для внутреннего пользования. Наша элита оказалась к этому абсолютно не готова. На тот момент, это просто отражение ее реального качества, уровня понимания ситуации. Позднее, в начале нулевых, и Чубайс с его либеральной империей и Сурков с концепцией суверенной демократии, не замахиваясь на Вильяма Шекспира, пытались прочертить мотивы нового российского курса, в локальном варианте между демократией и постимперскими амбициями. Но дискуссия затухла, не обеспечив даже минимальный уровень общественной поддержки определенной позиции элит. Все в итоге пришло к мысли о созыве Земского Собора и присяге национальному Лидеру Путину. Хорошо, что у самого Путина оказались иные вкусы в политике.

Так и в Казахстане процесс обсуждения Доктрины национального единства четко показал, что кроме Назарбаева внутри элиты просто нет качественных модераторов, способных на уровне реальной дискуссии, а не бюрократическим путем, отстаивать определенные идеологические позиции.

Проект потребительского общества для РК и РФ терпит полный крах, да и проектом это, собственно говоря, нельзя назвать. Скорее - шла имитация для круга избранных. Поэтому кризис СНГ это вовсе не частный провал российского внешнеполитического проекта, это часть фундаментальной, методологической ошибки российской и казахстанской элиты, которые в период сырьевого бума отказались от дискуссий по наиболее острым проблемам общественного развития. И теперь, перед лицом арабского синдрома мы уязвимы как никогда.

Н. Белова: Почему?

А. Карпов: А потому что молодежь выводится искусственным путем из под влияния госпропаганды. Сетевые коммуникации делают классический агитпроп пустым местом. А владельцы СМИ и центральных кнопок заелись, утратили связь с реальностью. Сравните нынешнего Добродеева и эпоху НТВ. А ведь это действительно Мастер. 

Отсюда все разговоры о поколенческом конфликте. Новая технология искусственно разделяет общество не только по социальным признакам или доходам семьи. работают и чисто возрастные градации. Может быть в Казахстане этот процесс будет идти медленнее, чем в России, но он уже развивается. И  запретами ЖЖ или закрытием просмотра для 50 или более сайтов, как это сделали в Казахстане, эту проблему все равно не решить. Меч, в данном случае, неизбежно окажется сильнее брони.

Власть должна найти новую, мобилизационную идеологию, пережив неудобный для себя момент открытой, публичной общественной дискуссии. В Казахстане сейчас удобный момент, чтобы снова заговорить об идеологии развития, Президент остается у власти на ближайшую перспективу. Одновременно, осторожно проводится мысль о необходимости создания страховочных узлов в момент передачи власти - это как раз та ситуация, когда различные общественные группы с пониманием отнесутся к желанию власти ответить на приведенный выше вопрос - зачем и ради каких целей и каких ценностей. 

Если в какой-то момент закончится сырьевой бум и закончатся деньги, то в отсутствие идеологических сцеплений внутри социума произойдет неизбежный взрыв. Пока есть время его предотвратить.

Наталья Белова: Активизация радикального ислама на Северном Кавказе и в Казахстане, это тоже следствие неудовлетворительного положения дел в идеологической сфере?

А. Карпов: Деструктивные силы всегда заполняют вакуум идей и проектов. Камал Бурханов абсолютно прав, когда говорит, что многие вещи навязываются извне, они не в свободных традициях казахского народа? Но, если продолжит эту мысль, то стоит признать, что противодействовать радикализму опираясь только на государственные стратегии развития как идеологические постулаты - крайне сложно.

Так и у нас на Северном Кавказе - вперед продвигают программу социального развития региона господина Хлопонина. Это не панацея от тех болезней, которыми страдает местное общество. Как сказал Нурсултан Абишевич, «беспечные годы» позади, значит стоит приготовиться к новым рискам и вызовам. Ответы на них может дать только сплоченное общество, но не стоит тешит себя мыслью о том, что эта задача уже решена.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение