Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Муж развелся по SMS

30.08.2011

Автор:

Теги:


Розетта Айтматова у памятника брату Чингизу: Во все времена семья была главной ценностью.

Сегодня весь мир с жадностью пересматривает кадры, снятые во время беспорядков в Лондоне.

Год назад подобные репортажи снимались на другой стороне земного шара, в стране с труднопроизносимым названием Республика Кыргызстан. Другой повод, другие лозунги, другой язык, но та же страшная картина неукротимого человеческого безумия.

О том, что страшнее: диктатура или свобода без совести, и почему возрождение вековых традиций может обернуться беспределом, корреспондент "РГ" беседует с одним из лидеров женского движения в Кыргызстане, сестрой всемирно известного писателя Чингиза Айтматова Розеттой Айтматовой.

Российская газета: Революция 2010 года сильно изменила жизнь республики. Но если оставить в стороне политику, какие уроки вынес человек из событий тех дней?

Розетта Айтматова: Увы, не приведут к добру злые дела, какими бы словами их ни оправдывали. Мы пережили страшные дни, люди боялись выходить из дома. Соседи, годы прожившие рядом, поднимали оружие друг против друга. Я теперь только об одном думаю: лишь бы все не повторилось.

Наблюдая со стороны, не понять, какой удар нанесен обществу. Страна маленькая - беда коснулась каждого. Но, увы, не все вынесли из нее правильный урок.

Страна видела так много убийств, изнасилований, грабежей. Люди ждали, что, когда беспорядки стихнут, преступников разыщут и заставят отвечать за содеянное. Но мы не дождались. Очень многих мародеров так и не нашли. Безнаказанность - вот что мы увидели после беспорядков, и это самое страшное.

Очень многих мародеров так и не нашли. Безнаказанность - вот что мы увидели после беспорядков, и это самое страшноеЕсли им можно преступать закон, значит, можно и мне - эта мысль теперь не дает покоя многим людям.

РГ: Но ведь не все они решатся преступить закон.

Айтматова: Не все пойдут на грабеж или убийство, но есть и другие возможности нарушить закон в угоду своим желаниям. Резко участились случаи воровства невест. И это не романтическая прихоть влюбленных - настоящее похищение человека, на которое общество смотрит сквозь пальцы: мол, и пострашнее вещи случаются.

РГ: Обычай воровать невест обычно связывают с Кавказом, странно слышать о возрождении подобных традиций в наше время.

Айтматова: В прошлом году для публикации в журнале я беседовала с муфтием Кыргызстана, и он объяснил, что воровство невест не мусульманский и не кыргизский обычай. Поэтому возрождением традиции это назвать нельзя. На мой взгляд, именно революционные беспорядки так изменили психологию нашего народа: бери, хватай, тащи - закон слаб, государство бессильно, тебя не накажут.

Случалось, что наших невест "воровали" в советское время. Традиционное кыргызское сватовство - процесс долгий, многоэтапный. Сначала в дом невесты посылали "гонца" с вестью: на вашу девушку имеет планы наш жених. Если родители не против, приходили родственники, дарили невесте серьги: значит, девушка занята. Потом родственники договаривались о свадьбе, жених платил калым, забирал будущую жену, собирал людей на торжество... И долго все это, и дорого. В советское время от вековых традиций было приказано отказаться, привычные обычаи стали называть пережитком прошлого, феодализмом. Люди растерялись: как-то ведь надо жениться. Стали имитировать воровство невест: сговаривались заранее и увозили девушку в дом жениха. На этом выросло целое поколение. Такого, чтобы воровали по-настоящему, почти не было. Закон запрещал. Правда, и тогда, если девушку воровали, почти никогда никого не наказывали.

РГ: Почему?

Айтматова: Такое уж отношение к подобным преступлениям: дело житейское. Так и в наше время, когда подобные вещи происходят просто от ощущения безнаказанности: она мне нравится - я ее возьму. Правда, как бы дико это ни звучало, бывает и так, что история заканчивается хорошо. Был такой случай. Молодой человек вернулся из армии и решил жениться. Познакомился с девушкой. Договорились молодые о "краже". Жених предупредил родителей, что ночью привезет невесту, но братья девушки не пустили ее на свидание к милому. Ждет жених невесту, а ее все нет. Домой с пустыми руками возвращаться неловко - там родители уже все приготовили. Видит, доярки идут на вечернюю дойку, он и спрашивает: кто из них не замужем. Ему говорят: эта. Он с дружками ее скрутил, в машину - и домой. Так и прожили вместе много лет. Я была у них в гостях. На вид - хорошая семья, не каждая "добровольная" пара так живет. Ну чистый анекдот. Но сегодня по тому же сценарию разыгралась не одна трагедия.

РГ: В голове не укладывается, как можно жить с похитителем.

Айтматова: Все очень просто: деревенская девушка - напуганная, растерянная. Очнулась в чужом доме, а там родители жениха угощают ее, успокаивают: чем тебе наш сын плох, вон он как тебя любит. Уже и муллу пригласили. Он молитву прочитал - вот и новая ячейка общества.

РГ: Но разве ислам не запрещает воровство невест?

Айтматова: Несмотря на то что наше общество сейчас очень активно исламизируется, истинные религиозные каноны знакомы не каждому. Киргизы никогда не были истово религиозны. И сельские муллы, пользуясь невежеством народа, трактуют религию по-своему.

Это касается не только воровства невест, но и многоженства, которое тоже превращается в немалую проблему для общества. Не все мужчины, ворующие невест, холосты. Кое-кому одной жены мало. Совершить законный брак дважды невозможно. Но есть религиозный обряд регистрации брака - нике, с помощью которого в деревнях соединяются большинство семей.

РГ: Вы много лет возглавляете Центр помощи женщинам. Удается ли помочь жертвам религиозного невежества?

Айтматова: Наш центр больше занимается обучением: проводим семинары, стараемся повысить правовую грамотность женщин, помогаем в получении малых грантов. Но также, разумеется, стараемся на всех уровнях поднимать обсуждение таких проблем, как насильственные браки и многоженство.

В законодательстве республики есть статья о похищении человека, насильственный брак в ней также упоминается. Но детально эта проблема никогда не прорабатывалась. Похищение невесты - это преступление против женщины, которое совершается именно потому, что она женщина. Это позор для цивилизованной страны. Но закон мертв, пока хотя бы один похититель не понесет наказания.

Уже давно мы добиваемся, чтобы закон обязывал проводить религиозную регистрацию брака только после официальной государственной регистрации. Немало женщин, живя в "освященном" браке, лишаются всего, если муж погибает или отказывается от них. Закон защищает права только официальной жены и ее детей.

РГ: Тысячи мужчин уезжают из республики на заработки. Как изменила миграция семейный уклад?

Айтматова: Страшно. Подобно войне, она всю тяжесть деревенской жизни возложила на плечи женщин и детей. Я знаю, что такое расти без отца.

Нужно поднимать экономику, чтобы не уезжали наши мужчины, оставались рядом со своими родными.

Но если муж уезжает с одной целью - прокормить семью - это одна история. Другая, если он лишь для себя ищет лучшей жизни. Если с женой его связывает лишь молитва муллы, чего проще: сказал трижды "талак" - "развод" - и живи с той, что приглянулась в другой стране. Вот и ходит по всем азиатским странам бывшего Союза то ли трагедия, то ли анекдот: муж с женой развелся через СМС. Мы спрашивали священнослужителей, разве можно так: отказаться от семьи по телефону. А они говорят: раз мужчина сказал, значит, так надо.

Во все времена у народов всего мира семья была главной ценностью человека, ядром, основой всей жизненной философии. История развития человечества выработала эту единицу - союз мужчины и женщины как залог продолжения жизни. Чего-то нового, чего-то лучшего нам уже не достичь. Как далеко заведет людей погоня за свободой, если они уже готовы забыть о семье - о том, что их предки веками берегли больше жизни.

Адиля Зарипова
№5562 (186)

Источник - Российская газета

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение