Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Милиционер – оппозиционер – функционер

29.08.2011

Автор:

Теги:


26 августа 2011 года Абхазия обрела своего третьего президента. Им стал Александр Анкваб, набравший почти 55% голосов избирателей. Оба его конкурента в борьбе за пост главы республики – Сергей Шамба и Рауль Хаджимба – набрали примерно по 20%. Местный ЦИК и наблюдатели за выборами заявили, что голосование было вполне демократичным и особых нарушений в его ходе выявлено не было. Уже на следующий после выборов день Анкваба поздравил с избранием президент России, которая формально в предвыборную кампанию не вмешивалась и вроде бы готова была принять любой выбор абхазцев. Теперь все задаются обычным в поствыборный период вопросом – каким путем пойдет страна, обретшая нового главу. Для ответа на него имеет смысл подробнее рассмотреть как жизненный путь избранного главы республики, так и заявления, сделанные им сразу после оглашения результатов плебисцита.

…Говорят, когда в начале XX века в Абхазии начали строить железную дорогу, одним из руководителей строительства был некий русский инженер по фамилии Золотинский. Абхазы так его уважали, что (не видя разницы между именем и фамилией) называли в честь русского специалиста сыновей. Необычное имя Золотинский досталось и будущему отцу будущего президента, жившему недалеко от Гудауты. Однако когда в конце декабря 1952 года у абхаза с экзотическим именем родился сын, он экспериментировать не стал и назвал его просто Александр, в переводе с античного «защитник». Мальчик окончил школу и ухал в Ростов учиться на юриста. В 22 года получил диплом юрфака Ростовского госуниверситета и вскоре начал работать в Минюсте Абхазской АССР, где одновременно продвигаясь по комсомольской линии, дослужился до начальника Гудаутского районного отдела внутренних дел.

В год выхода из комсомольского возраста Анкваб переехал в Тбилиси. В столице Грузинской ССР он быстро продвигался по партийной линии, работал в аппарате ЦК Компартии Грузии инструктором отдела административных органов, заведующим сектором науки и экономического анализа отдела сельского хозяйства, заместителем заведующего отделом административных органов. В 30 лет Анкваб получил звание полковника милиции, став чуть ли не самым молодым служащим в таком звании, и вскоре возглавил политотдел МВД Грузинской ССР.

В 34 года Анкваб окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС и еще через четыре года стал депутатом Верховного совета Абхазской автономии. Так, в начале грузино-абхазского противостояния 40-летний полковник, имеющий обширные связи в Тбилиси, оказался в Сухуми. 

Конфликт между Тбилиси и Сухуми стал наиболее кровопролитным на постсоветском пространстве. В результате боевых действий, проводившихся и на земле, и в воздухе, и в море, с обеих сторон было убито несколько тысяч человек, сотни тысяч стали беженцами. Со стороны Тбилиси выступали Национальная Гвардия, военизированные формирования, спортсменки-снайперши из Прибалтики и волонтеры украинской националистической организации УНА-УНСО, со стороны Сухуми – абхазские вооруженные формирования, добровольцы с Северного Кавказа, российские казаки, приднестровские гвардейцы, только что отвоевавшие в Молдавии.

Все это время Анкваб возглавлял абхазское МВД и, используя свои тесные контакты с грузинской стороной, занимался, в том числе, вопросами обмена военнопленными – многих спас. В Тбилиси относились к Анквабу с уважением, ведь он был одним из немногих здравомыслящих людей, действительно пытавшихся остановить братоубийственную войну. Однако в ходе предвыборной кампании контакты с грузинской стороной вышли кандидату в президенты боком. Причем компроматы сливались не только в ходе подготовки к президентским выборам 2011 года. Информационные сливы о связях Акваба с противоборствующей стороной были и в преддверии выборов 2004 года, на которых Акваб поддерживал Сергея Багапша. Причем, если разобраться, то инкриминируемые Анкавбу деяния, преступлением назвать весьма сложно. Суть сводилась к тому, что в создаваемой в начале противостояния в Тбилиси Абхазской гвардии оказались и нечистые на руку люди, получив оружие они "совершали противоправные действия", за что и были задержаны сотрудниками МВД. Вроде бы в итоге, по указанию министра внутренних дел, начали расформировывать самую боеспособную часть резервистов, а оружие было сдано на склад…

Что в приписываемых Анквабу действиях правда, а что ложь, что можно считать военным преступлением, а что исполнением прямых обязанностей, судить трудно. Но однозначно можно утверждать, что оголтелым сепаратистом Анкваб никогда не был. Сейчас он неохотно говорит о своих разногласиях с Владиславом Ардзинбой, но многие утверждают, что они были довольно существенными. После окончания войны Акваб уехал из Абхазии. Одни говорят, что живя в Москве он находился в демократической оппозиции и занимался бизнесом. Другая формулировка звучит более неоднозначно – «отошел от абхазских сепаратистов и вместе с прагматично думающими представителями абхазской интеллигенции, проживающими в Москве, был реально подключен к процессу урегулирования грузино-абхазского конфликта». Третья - просто компрометирующее: поддерживал связи с лидером абхазской диаспоры в США Иналом Казаном, отец которого Яхъя Казан в начале 1990-х был представителем Владислава Ардзинба в Америке, но впоследствии перестал поддерживать Сухуми и высказывался, мягко говоря, за тесную интеграцию с Тбилиси. Считается, что Казаны подготовили план урегулирования конфликта, предусматривающий вхождение Абхазии в состав Грузии.

Так или иначе, вернувшись в 2000 году в Сухуми, Анкваб сформировал первое в Абхазии оппозиционное движение «Айтайра» («Возрождение») и даже собирался участвовать в приснопамятных президентских выборах 2004 года. Но не прошел необходимый для выдвижения в президенты ценз оседлости — проживание в Абхазии не менее пяти предшествующих выдвижению лет. Тогда Анкваб, как было сказано выше, поддержал Сергея Багапша, после победы которого был назначен премьером. И тут для него началась чреда злоключений. 

В конце зимы 2005 года, когда глава абхазского правительства возвращался с работы по трассе Сухуми-Гудаута, по его автомобилю был открыт огонь. То же повторилось там же через месяц. Потом те, кто пытался то ли убить, то ли напугать Анкваба, затихли. Очередная серея покушений началась летом 2007 года. 20 июня Анкваб стал мишенью взорванного фугаса, замаскированного у шоссе и управляемого дистанционно, а уже 9 июля недалеко от Гудауты его джип был обстрелян из гранатомета. Здесь удача сопутствовала террористам – премьер получил легкую контузию и несколько осколочных ранений в спину. Потом снова затишье. 

В 2009 году Анкваб стал вице-президентом Абхазии, но террористы не оставили его в покое и на этом посту. В ночь на 23 сентября прошлого года они обстреляли из гранатомета дом Анкваба, в результате чего вице-президент получил легкие ранения. Ни одно из покушений раскрыто не было, но в Сухуми принято считать, что никакой политики в терактах нет – в бытность главой МВД, да и на других, более высоких постах, он жестко боролся с криминалом, наводил порядок, а это не нравится тем, кто привык жить не по законам, а "по понятиям". Словом, подоплека покушения - криминально-экономическая. В частности, поэтому борьба с криминалом и коррупцией стала одними из основных пунктов предвыборной программы Анкваба.

После избрания он сделал еще несколько программных заявлений. 
Во-первых, Абхазия в будущем может поменять форму правления с президентской на парламентскую, но пока говорить об этом преждевременно.
Во-вторых, Анкваб намерен приглашать в свою команду "талантливых профессионалов" независимо от их политических взглядов. 
В-третьих, землю в Абхазии продавать не станут. «Действующий в Абхазии Гражданский кодекс не запрещает приобретение жилья иностранцами. Что касается земли, то она находится в собственности государства и продаваться не будет», - отметил избранный президент.
В-четвертых, Анкваб пообещал не оказывать давления на свободные СМИ: "Обо мне много лет распространяются «страшилки», будто я закрытый человек и не общаюсь с журналистами. Но это не так. Думаю, у вас всех было время убедиться в том, Анкваб не боится камер и журналистов».
В-пятых, Россия и Абхазия остаются верными союзниками, и будут развивать двусторонние отношения во всех сферах.

Такого же мнения придерживается и Дмитрий Медведев. «Межгосударственные отношения между нашими странами, основанные на прочных традициях дружбы и братства, имеют огромный потенциал. Готовы к дальнейшей последовательной работе по наращиванию партнерского взаимодействия», - сказал российский президент Анквабу, поздравляя его с избранием.

Теперь в Абхазии ждут инаугурации, которая должна пройти 26 сентября.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение