Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Заседание Политбюро ЦК КПСС: О работе казахстанской парторганизации по интернациональному и патриотическому воспитанию трудящихся.

12.05.2008

Автор:

Теги:

       ИАЦ продолжает цикл семинаров  "Национальная политика в СССР: уроки декабря".

Редакция сайта публикует серию документальных материалов, посвященных истории межнациональных конфликтов в СССР периода перестройки.

 

Документальный сборник «Как «делалась»  политика, перестройки». Архив Горбачев-Фонда. 

(Далее - АГФ. Фонд № 10,  опись №2)

 

11 июня. Заседание Политбюро ЦК КПСС: О работе казахстан­ской парторганизации по интернациональному и патриотическому воспитанию трудящихся.

Докладывает Разумовский. На 60 млрд. рублей ввозим в рес­публику товаров безвозмездно. В рабочем классе республики каза­хов всего два процента. Распространено убеждение, что Казахстан «кормит всю страну» (целина), что Кунаев - отец нации. От него линия национал-протекционизма. 

В массовом сознании очень прочно сидит идея, что все мусульма­не - братья, вне зависимости от политического и социального строя. Многодетность женщин исключает их из общества. Отсюда забитость, живучесть ислама. Отсюда и национализм.

Яковлев. Импульс национализма идет сверху - от местной ин­теллигенции, партийного и государственного актива. Власти благо­желательно относятся к националистским проявлениям. Слава Богу, хоть об уничтожении Советского Союза не говорит.

Горбачев. Какого Бога ты имеешь в виду? Если конкретно... (смех),

Яковлев. Аллаха.

Горбачев. У нас в атом вопросе один Бог - Ленин. Если бы он отстоял тогда перед Сталиным национальную политику, не было бы того, о чем мы сейчас говорим. Надо воспитательную работу вести и с лицами некоренной национальности, с русскими. Карательные ак­ции в национальном вопросе особенно опасны. Сразу возникают «свя­тые» и «мученики».

Лигачев. Национализм тем заметнее, чем сильнее проявлении со­циальной несправедливости, чем больше извращений в кадровой поли­тике, и экономической политике, закрепляющих иждивенчество... По­лучилось так, что сколько ни даешь, все мало. Иждивенчеству - дать бой. Интернационализм свели к равноправию, а борьбу с национальным эгоизмом не вели. В этом деле потребуются и смелость, и мужество.

Соломенцев. Тот, кто был заражен национализмом, от него так и не освободился. Он у них ушел вовнутрь... Я был там. Алма-Ата - это одно. А периферия - совсем другое. Караганда - это трущобы. В магазинах пусто.

Горбачев. В алма-атинской истории мы сначала действовали, а потом приступили к глубокому изучению проблемы. Хорошо, что хоть начали изучать. Нужно глубоко, политически оценить, что происхо­дит. Межнациональные отношения - важнейшее из устоев нашей государственности. Если эти устои не выдержат, начнет трещать все остальное. Здесь коренной вопрос.

Во время воины Казахстан, Алма-Ата прошли проверку на ин­тернационализм. Создана мощная экономика в Казахстане. Постро­ены города, советское сельское хозяйство. Трудно, но живут люди, надеются на лучшее. Это чувствуется во всех коллективах, где бывал.

Сильный аргумент - что дала Казахстану Революция... В связи с алма-атинскими событиями у меня не возникло намерения говорить о кризисе. Я и сейчас не ставлю под вопрос интернационализм ка­захстанского народа. Это были бы эмоции. То, что произошло в де­кабре, не поколебало завоеваний Революции. Но событие это пока­зало, что очень много накопилось проблем.

Анализ причин товарищи дали правильный. Я не согласен с Гро­мыко: мол, знали о них, но молчали. Во-первых, не молчали. И не тут будем искать корень зла. Не было и возможности по-настоящему по­ставить эти вопросы. Как и в других сферах общества. Это общая бо­лезнь общества была. Отсюда и вывод, который мы сделали: демок­ратизировать общество, внести гласность, восстановить ленинский принцип работы с кадрами, даже если это кого-то и не устраивает. Мы на службе у народа. И все предлагаем решать через справедли­вость. Это и есть утверждение социализма. Кадры у нас на местах, по существу, вне контроля оказались. Кто бы туда ни ездил, доклады­вал: все в порядке. Есть причины национализма на казахской земле. Есть и люди, которые несут ответственность за его распространение. То, что они позволили там делать, - это отступление от принци­пов. Это результат перекосов и в идеологической сфере. Там утверди­лась джузовая идеология. Через лес все делалось. И кадры определя­лись, и духовное развитие, и все прочие дела, включая формирова­ние интеллигенции. Это же унизительно но отношению к самому ка­захстанскому народу. И ислам, конечно, этим воспользовался. Сами кадры стали использовать ислам под видом поддержки традиций.

А что касается воспитательной работы, то я бы сказал так: ее надо трансформировать в серьезные экономические и практические дела. Путь не самый легкий. Сколько ввозим в Казахстан и сколько вывозим - в данном случае надо быть очень осторожным. Ведь производство угля и металла, которые оттуда вывозим, себя не окупает. Да и хлеб, наверное, не дает большого дохода. Казахстан у нас - един­ственная товарная республика по хлебу. Хотя и берет для себя с уро­жая больше, чем следовало бы - для животноводства. Но и здесь у нас провал: коров кормим зерном. Правильна мысль о необхо­димости выращивать рабочий класс. Это важно для любой нации. Но здесь-то, в республике - кто тогда будет у них работать в сель­ском хозяйстве? В общем, куда ни кинь - везде проблемы. Потен­циал там огромный во всех отраслях, а отдача слабая. И потом - нельзя и казахстанцам тоже забывать, что хлеб-то убираем на целине всей страной.

В общем, надо динамизировать все процессы и пытаться созда­вать новую атмосферу в республике, которая всех бы сплотила. Надо спокойно, уважительно работать с людьми, даже с теми, кто заблу­дился. И с кадрами не торопиться. Они  переживают там за то, что слу­чилось. Не нужно попусту всех обижать... Письма идут в ЦК не толь­ко от казахов, а и от русских, украинцев, немцев. Нельзя на весь на­род распространять вину.

Очень остро, не только в Казахстане, стоит вопрос о националь­ном языке. Вот передо мной письмо из Белоруссии. О чем автор пи­шет? Если в детском саду не научить ребенка белорусскому языку, то в школу он пойдет в русскую. То же и в Казахстане. Другое дело, ког­да там они начали элитные детские сады создавать, куда берут только казахов. А ведь ситуация такова, что казахи собственного языка не  зна­ют и не хотят его учить. Это тоже ни на что уже не похоже. Вот тут насто­ящий интернационализм и надо проявить: уважение к выбору, уваже­ние к национальности. Ни национализма, ни тем более шовинизма, ни казахского, ни русского, ни какого другого нельзя допускать.

А посмотрите, что публикуют в детских книжках: определяют чер­ты разных народов. Вот передо мной книжка: у казахов все черты хорошие, а у других - много нехороших.

Понятно, развитие страны неизбежно приводит к углублению ин­тереса к корням своего народа. Мы что - против возрождения этого интереса? Нет. Другое дело, как это подавать, как сочетать с интерна­ционализмом, с отношениями между людьми разных национально­стей. И не проходить мимо вредных проявлений, не молчать. Мы же призываем к дружбе, к сотрудничеству, к взаимоуважению. В жизнь входит новое поколение на национальной почве. Но они должны про­ходить школу интернационализма. Да, формируется, растет местная интеллигенция. Это что - плохо? Но она же и источник всякого рода националистических перехлестов. Тут все очень тонко.

Или вопрос о русских я Казахстане. Их там почти половина. А это, оказывается, «народ некоренной национальности». Получается, что 65 процентов там некоренных (русскоязычные; среди них - 40 процентов русский). Это правильно? Мы опять сталкиваемся с про­блемой инородцев. Начинаем делить: кто коренной, кто некоренной. Чепуха получается. Кстати, это вопрос также и теоретический.

 

Документальный сборник «Как «делалась»  политика, перестройки». Архив Горбачев-Фонда.

"Cоюз можно было сохранить". с. 15-18.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение