Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украина: Поиск миссии

10.05.2008

Автор:

Теги:

 

 


  Владимир ЛУПАЦИЙ, исполнительный директор Центра социальных исследований «София», специально для «Дня»

 

                                                          «Легче создать государство, чем нацию»

                                                                                                                  Ежи Гофман

ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Хотя де-юре процессы международного признания Украины остались далеко позади, де-факто 48-миллионная страна в центре Европы не завершила процесса политического и цивилизационного самоопределения и демонстрирует очевидную инфантильность в вопросах отстаивания и защиты своих интересов. В определенной степени основания для таких оценок дает сама Украина, в первую очередь, учитывая поведение ее политического истеблишмента и культурной элиты.

Именно на политических руководителях лежит ответственность за то, что Украина за тринадцать лет своего существования так и не смогла самоопределиться со своей миссией и предназначением в мире . Как следствие, некоторые, особенно благожелательные к Украине политики, получают повод для разговоров о полулегитимном статусе украинского государства, для навешивания ярлыков о «некомпетентности суверенитета», о «несамостоятельности» как базовой проблеме украинской внутренней и внешней политики.

С другой стороны, часть наших политиков и экспертов отмечают, что миссия Украины уже давно определена, просто в государстве не хватает политической воли для того, чтобы сделать выбор либо в сторону Европы, либо в сторону России. Однако, не нужно быть большим теоретиком, чтобы понять, что вопросы евроинтеграции так же, как и участие Украины в реинтеграционных проектах типа ЕЭП, несмотря на всю их важность, являются инструментальными проблемами внешней политики. Очевидно, что в эпоху интернационализации и глобализации проекты институциональной интеграции, каковыми являются ЕС и стремится стать ЕЭП, никак не дотягивают до исторической миссии. Рассматривать же указанные проекты в качестве исторического предназначения для Украины вообще некорректно.

ВОЗВРАТ К РЕАЛЬНОМУ ВРЕМЕНИ

Миссия - это не только позиционирование по отношению к внешним процессам в мире. В первую очередь, миссия - это внутренний выбор и самоназначение . Миссия предполагает определенную артикуляцию желательного образа собственного будущего, она является «проекцией» этого образа в качестве стратегической цели. Наконец, в высших своих измерениях, миссия превращается в историческое, социальное, духовное служение, которое является проявлением осознания собственного предназначения.

Понятно, что Украина еще далека от освоения указанных выше «прописных истин». Пока что она демонстрирует неопределенность и отсутствие собственных стратегических целей не только по отношению к проектам институциональной интеграции (ЕС и ЕЭП).

В первую очередь, чрезвычайная самозамкнутость украинской политики приводит к неопределенности нашего государства в отношении тектонических сдвигов, которые переживает международный порядок. Проблематика, связанная с кризисом международных институтов (ООН и НАТО, МВФ и ВТО), драматическим поиском новой модели мирового порядка, практически не обсуждается в украинской политике. Это значит, что даже после провозглашения независимости Украина остается вне исторического времени. Она не присутствует даже на репетициях основных актеров и исполнителей мировой политической сцены.

Во-вторых, «столкновение цивилизаций», несмотря на всю тенденциозность концепции американского политолога С. Хантингтона, все больше окрашивает международные и межгосударственные конфликты, вынуждает политиков и глобальных игроков учитывать цивилизационные и геокультурные факторы наравне с экономическими и военно- политическими. Вместо этого большинство «прагматичных» политических сил в Украине продолжают заниматься самовнушением, убеждая друг друга в том, что якобы экономический рост способен автоматически обеспечить политическую стабильность и социальную консолидацию в обществе. Постиндустриальные и постэкономические ценности, если и проникают в экономический и политический дискурс Украины, то только в опосредствованной не всегда качественным переводом форме.

В-третьих, кризис системы международной безопасности продемонстрировал обесценивание любых геополитических и геоэкономических стратегий и планов в случае неспособности государства гарантировать защиту и безопасность собственных граждан, воссоздание политической и социокультурной идентичности как гарантии стабильности политических институтов государства. Концепция национальной безопасности Украины, как и раньше, базируется на факторах «железа», а не на мобилизации социокультурного и человеческого капитала.

ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ВНИМАНИЯ

Перечень вызовов, возникающих перед Украиной и ее политическими руководителями - тема отдельного разговора. Однако аморфность и беспомощность, которую проявляет Украина и ее политический истеблишмент в ситуациях, касающихся защиты государственных и корпоративных интересов, международного авторитета страны, чести и достоинства ее граждан за рубежом, достигает критической черты. Преодолеть неопределенность и общую политическую анемию украинского общества и власти невозможно без дискуссии и достижения определенного консенсуса в вопросах, связанных с определением миссии Украины как государства и нации.

Сегодня можно констатировать, что за прошедшее с момента провозглашения независимости время Украина, как государственный корабль, научилась ходить не только на веслах, но и под парусами. Однако для того, чтобы не двигаться по замкнутому кругу истории, нужно не только уметь «ловить попутный ветер», но и научиться «ориентироваться по звездам», то есть двигаться в определенном направлении, независимо от благосклонности природы и судьбы.

Поэтому, чтобы Украина осуществила переход от независимости к самостоятельности, недостаточно возобновить экономический рост и «поменять» монументы на центральной площади. Очевидно, нужны еще некоторые определенные нематериальные активы, определенная духовная и интеллектуальная работа со стороны культурной элиты и политического истеблишмента, которая бы позволила стране «подняться над самой собой», практически самоопределяться в вопросах исторической миссии, возможной роли и предназначения Украины.

В современном мире есть спрос не только на продукцию черной металлургии и на проведение миротворческих операций. Большинство индустриально развитых стран пытается реинвестировать средства в брендинг собственных государств, в геокультурные стратегии и даже в проекты, связанные с современными версиями глобального и регионального мессианизма. Убежден, что политический класс и крупный национальный капитал в Украине уже в ближайшее время будут вынуждены овладевать искусством инвестиций в постиндустриальные ценности и проекты.

Информация в украинских СМИ о том, что известный мэтр польского и мирового кинематографа Ежи Гофман собирается снимать фильм об Украине и ее исторической судьбе, свидетельствует о том, что проблема исторической самоидентификации и самоопределения, неартикулированность миссии Украины перестают быть внутриполитическим вопросом и становятся предметом международного внимания. Не стоит надеяться, что кто-то извне выполнит за нас ту работу, которую каждая независимая и самостоятельная страна должна выполнять сама. Фактически перед Украиной встают новые вызовы, на которые она должна найти адекватные и эффективные ответы.

ДЛЯ ЧЕГО УКРАИНА НУЖНА МИРУ?

Пакет вопросов, которые традиционно были предметом академических и философских дискуссий, приобретают практическое политическое содержание. Например, было бы неплохо найти ответы на следующие из них:

1. Для чего Украина нужна миру, какой должна быть миссия Украины в условиях кризиса планетарной цивилизации?

2. Способны ли украинская элита и политически активные представители постиндустриальных сегментов экономики («люди воздуха») осознать предназначение Украины в мире и предложить собственную версию реализации этого предназначения?

3. Какие геополитические, геоэкономические и геокультурные условия дают Украине шанс превратиться из продукта распада СССР в актера истории и субъекта цивилизационного перехода?

4. Как эффективно артикулировать внешнеполитические амбиции Украины, учитывая повышение ее конкурентоспособности во время борьбы за получение достойного места и роли в истории развития и трансформации современной цивилизации?

5. Какими могут быть формы и перспективы украинского мессианизма в условиях конфликта цивилизаций и кризиса системы международной безопасности?

Вряд ли кто-то в Украине готов сразу дать ответы на поставленные вопросы. Не найти их и в программах основных претендентов на должность президента Украины. В ответ на возможные ехидные усмешки по поводу утопизма высказанных пожеланий, следует отметить, что Украина нуждается в просчитанном социальном и экономическом утопизме. По словам ведущего канала «1+1» Юрия Макарова, Украина просто должна пройти «прививку идеализма». Кстати, Евровидение тоже было «не в голове» украинских прагматиков и «вульгарных материалистов», пока оно «вежливо», благодаря победе Русланы Лыжичко, не постучалось в двери украинской государственной бюрократии.

Наконец, нужно отметить, что ответы на указанные вопросы о миссии Украины можно будет получить только в результате осуществления ряда интеллектуальных прорывов. В первую очередь, нужна целенаправленная работа по организации интеллектуального генератора, который использовал бы потенциал «коллективного разума».

Во-вторых, нужна интеллектуальная реабилитация проектного и футурологического, метафизического и мессианского дискурсов в украинских аналитических и масс-медийных средах .

В-третьих, необходимо использовать технологии социальной инженерии, благодаря которым можно было бы «скомпрессировать время», которое понадобится для освоения украинскими элитами и политическим классом не только методов деятельности на международных рынках капитала, но и международных рынках гуманитарных проектов, геокультурных стратегий и цивилизационных инициатив.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ КОНТУРЫ

Несмотря на всю отсталость Украины в сфере миссиетворческой деятельности, ситуация не выглядит безнадежной. Ввиду того, что украинский бизнес и ростки институтов гражданского общества более продвинуты, чем институты государственной бюрократии, именно они, очевидно, и будут выступать в качестве генераторов новых миссий и целей развития для Украины.

I. Региональное лидерство . Сегодня мы можем благодарить крупный украинский капитал за лидерство в процессах, связанных с интернационализацией бизнеса, за придание отечественным инвестициям транснационального характера, за декларирование отдельными представителями крупного бизнеса намерений стать на путь отделения бизнеса от политики. Как бы там ни было, но появление фамилий украинских бизнесменов в рейтингах самых богатых людей центрально- восточной Европы - это одна из форм признания роста экономического потенциала страны, стимул, взращивающий дальнейшие амбиции не только представителей бизнеса, но и страны в целом. Именно благодаря форвардной деятельности крупного национального капитала, международные эксперты начали оценивать факт экономического роста в Украине как тенденцию, которая может привести к появлению новых восточноевропейских «драконов».

В этом контексте, несмотря на ряд провалов в деле защиты собственных национальных интересов, Украина все еще сохраняет шанс побороться за статус регионального экономического лидера. В случае:

1) реализации потенциала, связанного с превращением Украины в нетто-экспортера электроэнергии;

2) консолидации и повышения эффективности эксплуатации транспортной инфраструктуры Украины (транспортный узел Евразии);

3) внесения сбалансированности в процессы интернационализации украинской экономики, благодаря чему Украина сможет улучшить свой общеэкономический рейтинг и даже повысить статус в регионе центрально-восточной Европы. Принципиально, чтобы интернационализация украинского бизнеса хотя бы на шаг опережала наше участие в проектах региональной интеграции наподобие ЕЭП.

Реализация указанной перспективы так или иначе связана с пониманием и реализацией своей миссии крупным капиталом и правительством.

II. Форпост расширения европейского экономического и политического пространства на восток . Реализация указанной миссии наиболее зависит от политических рисков, связанных с предстоящими президентскими выборами. Уровень политической культуры, укорененность патерналистских настроений и способность выдерживать давление со стороны манипулятивных технологий, готовность проявить свою гражданскую позицию во время голосования, потенциал толерантности и социальной стабильности - вот базовые характеристики украинского социума, которые будут испытываться во время президентских выборов.

Проведение выборов с соблюдением норм действующего законодательства, международная легитимность результатов президентских выборов - это те минимальные условия, от которых будет зависеть, сохранит ли Украина за собой лидерство на пространстве Новых независимых государств в вопросах овладения и развития институтов политической демократии.

III. Центр славянства . Кажется, ни у кого во время бытового общения не вызывает возражений утверждение о том, что Киев является историческим, культурным и духовным центром славянства. Осталось осознать, что только сегодня, в начале ХХI века, действительно складываются условия, потенциально позволяющие добиваться Украине международного признания того, в чем сами жители независимой Украины просто убеждены с детства. Ведь сегодня Украина, территориально зажатая между Россией, которая пытается культивировать миф о неоевразийском ренессансе (напомним, что, по Л. Гумилеву, великороссы возникли в результате крутого этнического сплава угро-финского, тюркского и славянского этносов), и Евросоюзом, который утрачивает собственную идентичность под давлением нового переселения народов Азии и Африки (мультикультурализм как защитная реакция).

Таким образом, без преувеличения можно утверждать, что от стабильного развития и геокультурной политики Украины в значительной степени будет зависеть выживание славянства, которое должно занять достойное место в рамках европейского цивилизационного проекта. Осознание данной миссии Украины наблюдается как в действиях определенных групп украинского политического класса, так и в культурной политике ряда украинских аналитических центров (см. Украина и славянский мир в Европейском проекте, http://dialogs.org.ua/ru/statics/14).

IV. Преодоление раскола в европейском христианстве . Следует осознать нашу уникальность, культурный и духовный потенциал Украины в сфере религиозной жизни. Иностранцев поражает информация о том, что в Украине больше православных церковных приходов, чем в России. Последняя стереотипно воспринимается в качестве едва ли не вселенского центра православия. В то же время с православными общинами в Украине исторически сосуществуют несколько миллионов греко-католиков, ритуал которых во многом совпадает с ритуалом их православных братьев.

Украина, несмотря на межконфессиональные противоречия, сохраняет возможность «инициировать» де-факто, на собственной территории, процесс преодоления раскола в христианском мире, по крайней мере в регионе Большой Европы.

Диалог, конструктивное сотрудничество двух ведущих церквей христианского мира, а в перспективе и создание единой поместной церкви в Украине - путь к духовной консолидации европейского цивилизационного пространства. Проведение осмысленной государственной политики в духовно-религиозной сфере вместо непоследовательности и заигрывания с представителями различных конфессий объективно будет содействовать реализации миссии преодоления раскола в европейском христианстве.

V. Миссия духовного миротворца . Сегодня ведущие страны, представляющие разные цивилизационные платформы, активно ищут рецепты, которые бы позволили если не избежать, то по крайней мере смягчить межцивилизационные конфликты и столкновения. На рынке гуманитарных инициатив акции проектов, направленных на разворачивание диалога цивилизаций, стабильно идут вверх.

Очевидно и Украина должна поставить своей целью освоение всего арсенала культурной политики, шоу- и медиа- бизнеса, международного туризма, который бы обеспечивал условия для сосуществования стран, опирающихся на разный цивилизационный и духовно-религиозный фундамент.

Миссия духовного миротворца - одно из базовых предназначений Украины, ведь она никогда не прибегала к силовой империалистической экспансии и войне. Интересы национальной безопасности требуют, чтобы Украина начала позиционировать себя в качестве территории, на которой можно договариваться. Территории, которая заслуживает того, чтобы стать площадкой для разворачивания переговоров между духовными лидерами основных мировых религий . В этом контексте наша геокультурная стратегия должна быть направлена на то, чтобы Украина получила моральное право на участие в реализации миссии «творения мира» в эпоху глобального цивилизационного перехода.

В заключение хочу констатировать: у Украины есть не только потребность, но и определенные наработки, которые могут быть использованы для определения как миссии, так и исторического предназначения нового украинского государства и нации. По моему глубокому убеждению, проведение серьезной миссиетворческой работы позволит конвертировать стихийно осуществляемые инвестиции в гуманитарные и социокультурные проекты в потенциал экономического развития и рост Украины. В противном случае страну ждет роль аутсайдера и неудачника.

http://www.day.kiev.ua/92264/

 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение