Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Город исламского мира

05.08.2011

Автор:

Теги:


Нефть, черная икра и Муслим Магомаев — вот что с советских времен приходит на ум при слове “Баку”. А еще все знали, что “стамбульские” эпизоды культовой “Бриллиантовой руки” снимали именно здесь. Все туристы и по сей день фотографируются на месте, где со словами “шёрт побери” падал Козодоев.

Но сегодня мало кто из россиян в курсе, что собой представляет бывшая советская республика и ее столица…

А в Азербайджане сейчас не столько нефтяной бум, сколько строительный. За последние 15 лет строительный сектор вырос в 41 раз. В Баку возводят сотни новых жилых домов и гостиниц. В центре достраивают три небоскреба ввиде языков пламени, они так и называются: The Flame. Город архитектурно очень напоминает Париж: дома в стиле барона Османа. Бежевый, белый, иногда розовый известняк, резные балкончики, тенистые улочки. Кафе на каждом углу, а вместо Эйфелевой — телебашня как главная городская доминанта. И как им удалось так озеленить город, в то время как на всем остальном Апшеронском полуострове чуть ли не пустыня? «Старый город», который даже административно отделен от остального Баку (у него собственный мэр), сохранил яркий восточный колорит: рестораны в старинных караван-сараях, лавочки с коврами и сувениркой, кальянные. В центре старинная мечеть Ширван-Шахов. И, конечно, визитная карточка Баку— незабываемая Девичья Башня.

Город оживает ближе к вечеру, когда жаркое солнце садится за горизонт и сКаспийского моря начинает дуть прохладный ветер. Баку расположен в основном вдоль побережья, и на закате складывается такое впечатление, что на широченную центральную набережную, или, как здесь ее называют, «бульвар», стекаются все горожане и многочисленные туристы. Парочки прогуливаются за ручки, молодежь катается на роликах, рестораны забиты посетителями. Кругом сплошь русская речь.

Как выяснилось, в Азербайджане считается модным и престижным отдавать своих детей в русские школы, и вообще не знать русского здесь дурной тон. Да и местных русских здесь немало, и в отличие от многих других бывших союзных республик они не бедствуют.

Более 90% азербайджанцев — мусульмане, но, в отличие от других стран с такой же долей приверженцев ислама, религия здесь не выпячивается напоказ, а присутствует как-то ненавязчиво. От российских Дагестана и Чечни до Баку всего несколько сот километров, но женщин, одетых по религиозным канонам, в столице Азербайджана — единицы. Известно, что в ряде республик российского Кавказа исламский дресс-код исполняется неукоснительно: женщины ходят исключительно с покрытой головой и плечами, никаких джинсов и коротких юбок. Также на Северном Кавказе действует негласный «сухой закон».

Азербайджан в этом плане — абсолютно светское государство. Виноделие здесь существует с незапамятных времен. Оно чуть было не исчезло лишь в горбачевскую антиалкогольную кампанию, но с тех пор возродилось и остается национальной гордостью и существенной статьей дохода в бюджете страны. А прекрасная половина местного населения демонстрирует знание всех модных европейских трендов и не приветствует перспективу сменить ихна чадру. Впрочем, попытки нарушить эту идиллию бывают и здесь. За нимистоит нелегальная Исламская партия Азербайджана. Она была зарегистрирована в 1992 году, но спустя три года эта регистрация была отменена. Примером для подражания ИПА считает соседний Иран (хотя сами иранцы ездят в отпуск в Азербайджан, чтобы отдохнуть от строгости аятоллы).

— Основные лидеры Исламской партии Азербайджана родом из Нардарана. Это поселок, расположенный в Сабунчийском районе, в 25 километрах к северу от Баку. Местные жители глубоко религиозны, в начале 90-х они попали подвлияние радикальных шиитов. Женщины у них ходят в чадре, своих девушек замуж в другие села не отдают, — рассказал «МК» сотрудник российских спецслужб, в сфере интересов которого находится в том числе и Азербайджан.

В прошлом году, когда запрет на ношение хиджаба в школе ввело Министерство образования Азербайджана, сначала в Интернете, позже — разбрасывая листовки и, наконец, попыткой проведения несанкционированного митинга за возвращение хиджаба в школу ИПА попыталась было поднять протестную волну. Но народ на эти акции не откликнулся.

Выяснить подоплеку этих событий я отправилась к главе Государственного комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана Хидаяту Оруджеву.

— В Азербайджане недавно ввели запрет на ношение хиджабов в школе. Были попытки протестовать...

— Это решение исполняется. Школьники должны быть в единой школьной форме. Во-первых, если нет разницы в одежде, не так ощущается социальнаяразница между детьми из богатых и бедных семей. Когда ученик в школьнойформе, он более организован, как солдат или матрос. Вот, например, в любом другом светском государстве ребенок в хиджабе может ходить в школу? Нет. Вот о чем я говорю. В Азербайджане вы можете увидеть женщин вхиджабах, у нас их носят студентки медресе или, например, Бакинского исламского университета. То есть места, где взрослый человек, осознанно выбравший для себя стезю теологии, может себя реализовать, — есть. Но государственная школа есть государственная, и речи о хиджабе тут идти неможет.

— Известно, что Иран позиционирует себя как центр шиизма, а в Азербайджане не менее 60% мусульман исповедуют ислам шиитского толка. Каким-то образом этот факт оказывает влияние на религиозную обстановку вАзербайджане?

— Иран — религиозное государство, ислам — неотъемлемая часть политической жизни их страны, у нас — нет. В 2008 году в ходе визита в Иран я встретился с официальными лицами и сказал открыто: у нас есть много общего, в частности — это 30 миллионов азербайджанцев, которые проживают в Иране (кстати, в Исламской Республике есть два остана, которые так и называются: Восточный и Западный Азербайджан. — И.К.). Но мы разные суверенные государства и живем отдельно. Что касается веры, тов Азербайджане свой шейх-уль-ислам (так называется сан высшего авторитета по вопросам исламского богословия и законоведения в ряде мусульманских государств. — И.К.). Азербайджан — это лучший пример государственной политики в отношении религиозных конфессий. Наша страна всегда отличалась веротерпимостью и толерантностью. У нас есть пять православных церквей, католический храм, синагоги — как для евреев-ашкенази, так и для горских евреев. В Баку даже есть армянская церковь — в прошлом году приезжал католикос всех армян и с благодарностью высоко оценил ее сохранность. У нас религия — это особая плоскость, и мы не даем использовать ее в пользу чьих-либо интересов, в том числе и зарубежных.

Но если в Азербайджане все так хорошо, почему столько азербайджанцев живет в России? По целому ряду причин. Главная — последствия войны за Карабах. Во время нее из Армении и занятых ею территорий Азербайджана (помимо Нагорного Карабаха страна потеряла еще 4 района. — И.К.) в республику бежали сотни тысяч азербайджанцев. Тогда, 17 лет назад, Азербайджан был на грани экономической катастрофы и потери суверенитета.С приходом к власти Гейдара Алиева, который заключил перемирие, а затеми нефтяные контракты века с западными компаниями, ситуация стала меняться в лучшую сторону. Но большие деньги в республику пошли не сразу, а люди, покинувшие страну, уже обустроились вдали от нее. Территориальная проблема до сих пор остается самой серьезной в Азербайджане. После прекращения огня в 94-м году и до сих пор идут мирные переговоры (в том числе и при посредничестве России). Пока они ник чему не привели: последний раз договориться не получилось на июньскойвстрече трех президентов в Казани. Тем не менее Азербайджан не оставляет дипломатических усилий.

С вопросом о нынешнем состоянии переговоров по Карабаху «МК» обратился кзаместителю декана исторического факультета МГУ, кандидату наук АлексеюВласову:

— Похоже, что ситуация вокруг нагорно-карабахского конфликта вступает в новую фазу. Процесс урегулирования оказался на развилке. Либо посредникиусиливают давление на стороны конфликта, побуждая их перейти от переговоров к практической реализации мадридских принципов, либо возникает патовая ситуация, при которой возможен любой сценарий, вплоть до возникновения нового военного конфликта. Первый вариант, назовем его «принуждение к диалогу», пока представляется более вероятным. Это означает, что Москва не станет отдавать ведущую роль в модерировании переговорного процесса Вашингтону и Парижу, но получит от них более выраженную поддержку на дипломатическом уровне. Давление на Баку и Ереван должно привести к подписанию уже согласованного документа, общие положения которого появились в СМИ незадолго до начала Казанской встречи. Дмитрий Медведев высказался вполне ясно: следующий раунд переговоров состоится в том случае, если стороны выскажут четкое намерение поставить под ним свои подписи. Без каких-либо дополнительных условий. Думаю, Баку и Ереван будут вынуждены уступить давлению посредников. Вопрос только в сроках. Война не в интересах ни одной из сторон, но еще раз подчеркну: чем дольше затягиваются переговоры, тем сильнее напряжение в треугольнике Баку—Ереван—Степанакерт. Любые провокации могут привести к непредсказуемым последствиям. Так что есть небольшая вероятность и силового сценария. Третий вариант — дальнейшее затягивание переговоров, но до бесконечности они идти не могут. Все-такиэто репутационные риски для посредников.
05.08.2011 / Автор: МК

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение