Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Возрождение казачества как формы объединения русскоязычной диаспоры Кыргызстана

01.08.2011

Автор:

Теги:

Пошел второй год со дня проведения последнего киргизского референдума. Напомню, что основным вопросом был тогда переход Киргизстана к парламентаризму. Что можно сказать, оглядываясь назад? В социальном плане добра осталось немного, а то, что еще есть, рискует затеряться в лабиринте времен. Бесконечные игры старых приверженцев теории национального государства на практике привели его к рецидивам этнического безумия, отголоски которого еще долго будут бередить незаживающие раны. Пока власти с сатанинским удовольствием спорили, какой род главнее и чье же племя важнее, страна как то незаметно превратилась в болото невежества, цинизма и вседозволенности сриском перехода к экономическому развалу.

Казалось бы, отсутствие культуры государственного строительства предполагает активнуювовлеченность всех этнических меньшинств в общественную и политическую жизнь республики для установления долгожданной внутренней стабильности, по которой все уже порядком истосковались. Объективно получается, что слабые географические и социально-экономические возможности развития Киргизстана должны были бы заставить местную элиту искать выход в исторически сложившейся мультикультурной структуре общества, центральным, связующим элементом которой всегда выступало славянское население. В самом деле, дефицит природных и квалифицированных человеческих ресурсов, отсутствие прямого выхода к морю плюс блокированность со стороны региональных лидеров, да еще и рельеф, естественно разделяющий территорию на два больших куска - северный и южный особого оптимизма властям добавить не могут.

Тем не менее, самым модным течением общественной и гражданской мысли Киргизии за последний год стал обыкновенный национализм, замаскированный под самоосознание формирующейся нации титульного большинства, как проявлениемолодой и растущей силы, возникающей де на основе генетической предрасположенности ее носителей к некоему общему делу. Многие киргизские политики так и рассматривают практику госслужбы. Однако такойподход в Киргизии малоэффективен, потому что он не учитывает азиатскую ловушку парламентской формы правления, вытаскивающей на свет божий эксперименты по утрате контроля над межнациональной ситуацией.

Соответственно,вопрос кровной принадлежности автоматически становится вопросом государственного приоритета. Но только до того момента, пока он не перерастает в чудовищную вакханалию средневекового насилия и произвола, организаторы которой до сих пор играют главную роль в жизни страны, вместо того, чтобы предстать перед Международным Трибуналом за совершенные преступления против человечности. Сегодня их спасает не наивная попытка вышколенных интеллектуалов ввести в заблуждение мировое сообщество и собственных граждан, и даже не политика двойных стандартов по разрезу глаз и широте скул, а отсутствие гигантского нефтяного месторождения где-нибудь в предгорьях Ала-Тоо.

Конечно, глупо и наивно ожидать позитивных перемен от депутата, министра или человека с красивым удостоверением, подтверждающим, что именно он несет всю полнотуответственности на этой земле за посткоммунистические метаморфозы последних двадцати лет. Гораздо разумнее обратиться к реальной силе, способной как минимум защитить разнородное национальное меньшинство в случае повторения варварских набегов. Я предлагаю в этой связи обратить наше внимание на возрождение казачьего движения в Киргизстане.

Почемуказаки? По причине как минимум двух немаловажных обстоятельств. Во-первых, аморфность среды нашего обитания. Абсолютное большинство организаций славянской диаспоры в Киргизии, призванных защищать права российских соотечественников, в реальной жизни на редкость инертны и пассивны. Мало того, что они ничего не предпринимают для облегчения участи русскоязычного населения в "стране победившего национализма", такнередко еще и открыто вредят, вступая в политические партии и альянсы пронационалистического толка. Это вызывает негативный резонанс в среде национальных меньшинств. Как правило, такие объединения и люди, их возглавляющие преследуют личные, исключительно корыстные цели взлететь повыше и подкормиться крошками со стола местных, радикально настроенных национал-патриотов. Культивируется образ готового продать все на свете приспособленца. А нетитульные граждане продолжают вариться в собственномсоку. Я вынужден констатировать, что в настоящее время в Киргизстане нет объединенного движения российских соотечественников, нет авторитетной общественной организации, способной выступить фактором консолидации русскоязычных диаспор и широким фронтом отстаивать их интересы.

Во-вторых, и это главное, лицо Российской Федерации, ееофициальный и полномочный представитель, последняя надежда на поддержкусо стороны великой державы - Посольство России в Киргизии - фактически все эти общественные объединения, движения и организации дробит и ослабляет. В последнее время оно само превратилось в посредническую государственную контору по отмыванию и присвоению денежных средств российского налогоплательщика. Позже мы еще вернемся к этому вопросу и остановимся на нем несколько подробнее.

Формат статьи не позволяет нам углубляться в историческую ткань сюжета о казачестве. Отметим только, что во второй половине 19-го века в силу геополитическихпричин России необходимо было выдворить англичан из Индии, дабы лишить их огромных богатств и вынудить таким образом отказаться поддерживать извечного российского противника - Турцию - поставками современных кораблей и вооружений. Ослабление турецкой военной машины позволило бы освободить Константинополь - центр православия. Это была идеологическая,но далеко не самая важная составляющая российской внешнеполитической доктрины, в которую позднее случайным образом были вплетены и казаки. Экономически же России нужна была не столько Индия, сколько контроль надБосфором и Дарданеллами, чего требовала в то время бурная капиталистическая индустриализация страны. Путь в Индию лежал, однако, через Среднюю Азию. Когда российский Генштаб начал планировать и проводить расчеты индийской компании, то выяснилось, что обеспечить поддержку большой армии на таком огромном пространстве продовольствием, лошадьми и складами, тыловыми базами и лагерями для отдыха, опираясь исключительно на местное кочевое население, практически невозможно. Номад слова своего традиционно не держал, кочевал в неизвестном направлении, и полагаться на него было бы совершенно бессмысленно. Тогдаи было решено ставить казачьи посты с семьями, обязывая их заниматься производством продовольствия и содержать базы для отдыха армии на марше,пасти табуны лошадей и готовить их к военной службе. Так появились первые казачьи поселения на территории современной Киргизии.

Советскаявласть уничтожила казаков юридически как привилегированный класс воиновс их столетней специализацией по защите государственных границ Империи.Фактически выжигалась часть общенациональной памяти.

Йозеф Геббельс, главный пропагандист нацистской Германии, учил: "Отними у народа историю - и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно будет управлять как стадом".

Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего!

Послераспада Советского Союза в России начинается процесс возрождения казачьего движения. Для чего это было нужно? Прежде всего для воспитанияв подрастающем поколении несгибаемого духа казачества, чувства патриотизма, защиты веры, чести, достоинства и организации помощи всем нуждающимся. Постепенно казачество становится мощной общественной силой,обеспечивающей безопасность регионов. Казаки в России представлены двумя общественными объединениями. "Союз казаков России" возглавляет потомственный семиречинский казак полковник Задорожный Павел Филиппович.Международной организацией "Союз Казачьих Войск России и Зарубежья", объединяющей казаков, действующих в разных странах, руководит казачий генерал Водолацкий Виктор Петрович.

В Киргизстане казачье движение зеркально отражает происходящие в современной России процессы становления и возрождения некогда разрозненной казачьей общины. После 1991 года часть казаков уехала в Россию, часть осталась. От этого казачество не распалось, хотя и прошло через смутный период брожения, закончившийся большим расколом. Половина казаков ушла под протекцию "Союза казаков России", а другая половина осталась верной "Союзу Казачьих Войск России и Зарубежья". Было это пять лет назад. К слову, насегодняшний день в Киргизии действует три казачьих общественных объединения: "Казачество Семиречья", "Союз казаков Семиречья в Киргизии"и "Чуйское Казачество". Из них первое - наиболее многочисленное и динамично развивающееся.

"Казачество Семиречья" и "Чуйское Казачество" являются структур­ными подразделениями "Союза Казачьих ВойскРоссии и Зарубежья". "Союз казаков Семиречья в Киргизии" относится к "Союзу ка­заков России".

Я беседую с Верховным Атаманом "Казачества Семиречья" в Кыргызстане Алфимовым Сергеем Ивановичем в его скромном офисе на первом этаже бизнес-центра "Asia Trade Company", что находится неподалеку от Кыргызского Национального Университета им. Ж. Баласагына. Мы говорим о возможностях казачьего движения в республике, отом, поддерживают ли казаков местное правительство и Россия, в общем - онаболевшем.

- Сергей Иванович, остановить кровавую бойню на юге Кыргызстана в прошлом году удалось без внешнего вмешательства, но не безпомощи внутренних "нерегулярных отрядов". Вы с казаками входили в состав интернациональной бригады добровольцев под началом генерал-майораМирослава Ниязова, которой за кроткий срок удалось восстановить мир в Ноокенском районе Джалал-Абадской области на границе с Узбекистаном. Расскажите, как это было?

- Из нашего объединения было девять казаков. Да, интернациональная бригада в количестве 80-ти человек под руководством генерала М. Ниязова остановила пожарище в райцентре Базар-Коргон. Следующим на очереди был бы Ноокен - последняя нетронутая трагедией точка Джалал-Абадской области. Если бы мы задержались на день-два, то и село Ноокен заполыхало бы, и город Кочкор-Ата постигла быта же печальная участь, и вплоть до Суу-Самырской долины все было бы выжжено. В соседнем Базар-Коргоне от пятиста домов остались лишь обугленные головешки да покрытые копотью бетонные перекрытия, а в Ноокене не сгорел ни один дом, ни один человек не погиб, раненых тоже небыло. При этом что интересно, наши ребята не произвели ни одного выстрела.

Когда мы приехали на юг, людей там не оказалось, все было брошено. РОВД, милиция, все силовики сбежали. Ни одного киргизскогопограничника днем с огнем не сыскать. Люди были напуганы до такой степени, что все побросали и в ужасе бежали. Рай для мародеров. Заходи влюбой дом, бери, что хочешь...

Вскоре наше присутствие заметили узбекские пограничники. Мы же все славяне, к тому же в казацкой форме. Все остальные бойцы были в полевом обмундировании защитного цвета. Нас начали расспрашивать: "Вы из России"? Мы отвечали, что нет, мы из Киргизии. Но они не верили. И даже по местному Наманганскому радио объявили, что российские войска вошли на территорию Киргизии. Потому чтомы как казаки взяли под охрану шестикилометровый участок государственной границы, хотя с узбекской стороны рубежи были усилены основательно.

Казака в форме видно издалека. О нас узнали беженцы. Когда они поняли, что мы будем их защищать, то абсолютно все население вернулось по домам, а это более сорока пяти тысяч жителей, которые скопились на киргизско-узбекской границе в районе села Чек. Надобыло видеть, как это происходило - люди мчались к нам, побросав узлы соскарбом, обнимали и со слезами на глазах радостно кричали: "Россия пришла, Россия пришла". Мы пытались им объяснить, что это не так. Но люди не верили: "Да лгут они все, это помощь из России. Просто им не велено об этом говорить". В общем, пробыли мы там десять дней. Практически в течение трех суток все беженцы из Ноокенского района были возвращены. За время своей службы мы не допустили ни одного пожарища, ниодного убийства. Уже на вторые сутки нашего пребывания заработали базар, магазины, общепит. В домах загорелся свет, люди вышли на поля, наулицах начали играть дети.

- Вот вам и казаки. Не числом, а умением. Сергей Иванович, а временное правительство отблагодарило казаков за это хоть как-то, хоть морально, на худой конец грамотой какой-нибудь?

- Нет, нет! Какой там морально. Они даже начали ругать нас. Со стороны правительства были такие необъяснимые придирки, что вот, дескать, М. Ниязов повез людей, они там, на месте голодали, были необустроены и т.д. Словно мы на пикник выезжали. В общем, нехорошовсе это.

- Сергей Иванович, какое количество казаков включает сегодня возглавляемое Вами казачье движение? Примерно.

-Я Вам могу точно сказать. На сегодняшний день - тысяча триста двадцать казаков. С учетом семей, это где-то около десяти тысяч человек. Из них ясейчас могу смело поднять, "поставить в ружье" триста казаков и выехатьв необходимом направлении в любую точку Киргизстана. Мы не сможем мгновенно мобилизовать всех людей, потому что многие трудятся в частных предприятиях и могут лишиться работы.

- Это касается "Казачества Семиречья". А что вы можете сказать о суммарной численности "Чуйского казачества" и "Союза казаков Семиречья в Киргизии"?

- Я думаю, около ста казаков.

- Всего? Почему же тогда казаки не объединятся? При таком-то количестве "раскольников"?

-Потому что посольству России в Киргизстане это не выгодно. По принципу "разделяй и властвуй". Такого слабого российского посла история Киргизстана еще не знала. Это очень не дальновидный человек. Посольство помогает тем казакам, которые делятся с ним "откатами" от проведенных мероприятий. Знаете, я не тот человек, который будет отдавать посольствучасть предназначенных казачьему движению средств российского налогоплательщика. Лучше вообще пусть ничего не дают.

- Странно все это как-то.

-Ничего странного, если учесть, что нашими усилиями был освобожден от занимаемой должности первый секретарь российского посольства - Виталий Скринник. На его место пришла Дьяченко Лидия Николаевна. Она не лучше, адаже хуже Скринника. Тот хоть что-то делал. А эта даже разговаривать нехочет. Хотя, в принципе, нам и не надо от них ничего. Просто неприятно такое отношение России к нам. Все начинается с посольства. Узбекистан потеряли, Таджикистан потеряли, потеряют и Киргизию. Через пять-десять лет Россия вынуждена будет выделять из своего бюджета большие деньги, чтобы здесь хоть какое - то русскоязычное население осталось. Вот тогда они, может быть, и возьмутся за голову.

- Я не совсем понимаю. Если есть большая часть казаков и есть меньшая, то у большей части чисточеловеческих ресурсов и возможностей, наверное, больше. У Вас организация больше, людей больше, у другой части казаков гораздо меньшаячисленность. Почему их поддерживают, а Вас - нет?

- Это вопрос не ко мне, а к посольству. Наверное, потому что меньшая часть делится с посольством. Я вам приведу простой пример. Посольству России выделяются целевые средства в размере 65 000 рублей на организацию просмотра казаками фильма "Тегеран 43". Кто его смотрел, кому вообще этот фильм нужен? Поделили деньги, отписали в центр, что фильм просмотрели. Все на этом. Далее, в том же ключе выделяются 40 000 рублей на просмотр фильма "Тарас Бульба". Кому он нужен, это заштатный фильм, кто его будет смотреть? И вот таким образом списываются деньги, понимаете? И таких примеров десятки. Я привел лишь самые незамысловатые.

- Понятно.

-Хотя сейчас, я не думаю, что продолжают выделять деньги на подобную чепуху. Потому что недавно разразился громкий скандал с участием российского первого канала. Там есть и мое выступление. В рамках телевизионной программы проводилось широкое обсуждение поведения посольства, я поставил вопрос перед господином послом - что это за помощь такая казакам - показывать старые фильмы. И журналисты тоже прямоспросили российского посла в Киргизстане Валентина Степановича Власова -почему Вы не помогаете многочисленной организации казаков Киргизии. Ответ был примерно таков, что помогаем довольным и согласным, а недовольных, которые требуют какой-то там справедливости, не поддерживаем, пусть, дескать, сами решают свои проблемы. Примерно, в таком духе.

- Сергей Иванович, получается, реальная сила казачьего движения за Вами, учитывая хотя бы количественный аспект.

-Мы и по статусу выше. Мы - это Союз Казачьих Войск России и Зарубежья вКиргизстане. А наши оппоненты - Союз Казаков Семиречья, входящие в СоюзКазаков России.

- Как Вы считаете, возможно ли объединить эти два течения одной реки?

-Как раз сейчас мы над этим вопросом работаем. Народ с обеих сторон согласен. Но есть парочка казаков, которые не хотят объединения категорически. По-видимому, это связано с какими-то подачками посольства. Я беседовал недавно с ребятами во время Казачьего Спаса, на ученья приезжали казаки из Казахстана. Так вот, казаки из семиреченскогосоюза даже не знают имени своего Атамана. Вы представляете, о чем идет речь? Своего Атамана казаки ни разу не видели в лицо. И это очень серьезные для общего казачьего движения вопросы. Я считаю, что посольство России играет в этом негативном процессе очень большую роль, поддерживая противоположную сторону, чуть ли не напрямую препятствуя делу казачьего объединения в Киргизстане. Наоборот, посольство намерено ивпредь плодить дополнительные казачьи организации.

- В общем-то,насколько я понял, посольству, а если шире, то правительству России стоит проявить внимание, обеспокоенность и заботу, чтобы увидеть в Киргизстане реальную силу, способную объединить славянскую диаспору. Но для этого, очевидно, необходима прежде всего материальная поддержка со стороны России. Люди доказали, что они, мягко говоря, не воруют, не разбазаривают средства. Живут за счет самофинансирования.

- Если будет реальная поддержка центра, то мы сможем объединить все русскоязычное население страны. Я знаю многих людей, которые собирались уезжать в Россию. Но, придя к нам, они задумались над тем, что есть сплоченная организация, способная их защитить, если, не дай Бог, повторятся прошлогодние события. Ведь мы собираемся не для того, чтобы языком поболтать, а для того, чтобы народ почувствовал, что мы - сила, что мы можем защитить самих себя.

- Сергей Иванович, верно ли, что на юге Киргизии казаков нет? В основном они сосредоточены в Бишкеке иего пригородах, а также вдоль трасы по Иссык-Кульскому направлению. В селах Ленинское, Романовка...

- На юге есть один казак, в городе Ош, но приписан он к Бишкеку и на казацкий сход приезжает сюда. На юге не реально держать казаков, потому что в силу исторических причин их тамникогда не было, так же как и в городе Нарын (север республики). В Ленинском - не наши казаки. Тоже и в Беловодском. Там их два-три человека. Нередко - атаман и его сын. Наше восточное направление, это: Быстровка, Токмак, Орловка, Красная Речка, Кант, Новопокровка, Лебединовка. В западном от Бишкека направлении: Военно-Антоновка, Романовка, Сокулук. Далее следуют села северного и южного направлений: Манас, Чон-Арык. На Иссык-Куле наши казаки живут в городе Каракол и в селе Григорьевка. В настоящее время назначен наказным атаманом западногоокруга казак, который будет работать до села Чалдовар, то есть до границы с Казахстаном. В зону его деятельности будут включаться населенные пункты после села Сокулук, это: Вознесеновка, Каинда и сам Чалдовар.

- Если я не ошибаюсь, нынешнее правительство Киргизии Вам никак не помогает. Но хоть замечают вас?

- Они нас не замечают. Ну и, слава Богу, что хоть не мешают нам работать.

- Соответственно, казаки по уставу в политическом движении участвовать не могут.

- Нет, не можем. Да оно нам и не нужно.

- Ну, а если, допустим, Вы решите поддерживать какого-то кандидата в президенты Киргизстана...

-Казак как частное лицо, как гражданин страны волен симпатизировать той или иной кандидатуре по своему усмотрению. Это его конституционное право. Но казачье движение таким правом не обладает. Другой вопрос, есликто-то решит баллотироваться на высший государственный пост из казачьейсреды. Тогда его будут поддерживать все казаки и по уставу, и по зову сердца как своего казака.

- А такой прецедент возможен сегодня?

-Возможен. У нас есть Почетный Атаман - генерал-майор Ниязов Мирослав Джумабекович, экс-секретарь Совбеза республики. Более года назад решением Круга Казачества Семиречья он был удостоен такой чести за заслуги перед народом и стал единственным казаком в Киргизии, кто получил награду - Крест Георгия Победоносца за возрождение казачества в Семиречье.

- По сути - это единственная политическая фигура в Киргизстане, которая не обладает пороками национализма...

-... и которая на наш взгляд может вывести страну из тупика. И по уставу мы будем поддерживать своего казака. Если Мирослав Джумабекович, по каким-либо причинам не будет выдвигать свою кандидатуру на должность президента Киргизии, значит, мы как движение ни за кого голосовать не будем.

- С нынешним правительством все ясно. А прошлая, бакиевская или акаевская власть казаков привечала?

-Вы знаете, встречался я с К.С. Бакиевым, был у него на приеме. Так сложилось, что мы с ним познакомились еще тогда, когда он был губернатором Чуйской области. Так вот, приема у президента я добивался около месяца. В конечном счете, я попал к нему вместе с людьми, которых К.С. Бакиев хорошо знал. Реакция президента была примерно следующая: "Казаки? А кто это такие? Ну, играют себе ребята, пусть и дальше продолжают". Возможно, он был прав, потому что на тот момент (2005 год) казачье движение насчитывало менее ста человек.

- Хорошо, казаки занимаются сельским хозяйством? Вам земля нужна?

-Не только сельским хозяйством. У нас есть и учителя, и летчики и пенсионеры. Казачье движение охватывает практически все виды человеческой деятельности. Как фермерам казакам земля нужна. А.А. Акаев,например, выделял 1 000 гектаров земли в районе села Беловодское и в районе города Токмак в 2004 году. Им был подписан соответствующий указ. Этот сюжет даже попал в российскую программу новостей "Время". Затем землю правительство Киргизии преблагополучно отобрало. Меня тогда в казачестве еще не было. Я думаю, что это связано с малочисленностью казаков в ту пору. Просто не нашлось среди казаков человека, который бы смог аккумулировать вокруг себя людей, "зацепить" эту землю и начать ее обрабатывать.

- А сейчас вы бы "потянули" 1000 гектар земли?

-Сейчас мы бы спокойно "потянули" и 10 000 гектар. Понимаете, получаетсятак, что тогда организация казаков была слабее, а отношение со стороны киргизского правительства было гораздо лучше. Сейчас - все наоборот. Не смотря на все заявления о демократических преобразованиях. Правительствусейчас не до нас. Им бы в креслах своих удержаться. Период времени такой, что им надо больше о себе побеспокоиться.

- Да, очень шаткий период. Переходный и неизвестно, когда он закончится. Еще такой вопрос, Сергей Иванович, по Вашим сведениям, противоположная Вам сторонав лице оппозиционного Казачества России в Киргизии кого-нибудь из политических лидеров поддерживает?

- Вряд ли. Вы знаете, когда мывыезжали на юг, я позвонил на ту сторону, сказал, что нужны казаки. Кроме помощи пострадавшим, это могло бы стать шагом к объединению всех казаков в Киргизии. Оттуда мне поступил такой ответ: "Нам Россия не разрешает вмешиваться". Я им возразил, как Россия может вам запретить защищать безоружных и ни в чем не повинных людей. Вы где живете? Ну, начнут нас сейчас убивать, вы, что побежите спрашивать у России, защищать нам себя или нет. Затем они, вроде как, одумавшись, позвонили исказали, что готовы выделить 120 казаков. Я, соответственно, докладываюруководителю интербригады генералу М. Ниязову о том, что дополнительно будет 120 казаков. Он обрадовался, был очень воодушевлен таким приятным известием. Итак, мы ждем казаков, для того, чтобы экипировать их соответствующим образом. Но, ни один из них не прибыл. Такие вот дела.

Акогда начинался погром в селе Ленинском (близ Бишкека), его остановили не их казаки, там проживающие, а наши. Мы их защитили, своевременно выставив 300 человек. На свой страх и риск, я взял управление ситуацией всвои руки. Потому что телефон разрывался, у меня просили помощи. Хотя это не наша территория и не наша так сказать юрисдикция. Поначалу я отвечал, чтобы обращались к своему Атаману. А тот спрятался, в общем, был недоступен. Впоследствии на своем казачьем сборе они вынуждены были признать нашу помощь, спасибо де нашим братьям. А вот, что касается селаМаевка (киргизы громили и сжигали дома турок-месхетинцев), которое территориально также не находится в зоне нашей ответственности, то тут мы вовремя не смогли отреагировать, понадеялись на оппонентов.

- Сергей Иванович, давайте помечтаем, и не в чем себе не будем отказывать.Какая помощь со стороны России, а точнее, сколько было бы, что называется, в самый раз. Например, есть обрабатываемая земля. Отсюда следует завод по переработке сельхозпродукции. В окрестностях Бишкека это означало бы занятость казацких семей...

- Я, конечно, понимаю, помечтать не вредно. Тем более что почти у каждого казака есть свой земельный надел. Кроме того, землю можно брать в аренду. Бог с ним, с заводом. В первую очередь необходима сельскохозяйственная техника, прежде всего трактора. На вырученную прибыль впоследствии землю можно скупать. Все упирается в первоначальный капитал. Мы понимаем, что от России помощи не дождемся, тем более с таким нерасторопным послом. Поэтому мы вошли недавно в Союз Атаманов Мира. Если говорить в двух словах, в него входят Верховные Атаманы Казахстана, Америки, Австралии иГермании. Только объединившись, мы можем рассчитывать на взаимовыручку имеждународную помощь. Только так мы сможем выжить.

В настоящее время подготовлен ряд бизнес-проектов, на реализацию которых нам обещаливыделить деньги. В срочном порядке мы отправляем эти документы в Союз Атаманов. А Россия этого просто не понимает. Того простого факта, что казаки могут стать лучшими проводниками ее влияния в Киргизии. Во всякомслучае, нам нет никакой помощи ни стороны правительства России, ни со стороны казачьего руководства. Посольство поддерживает тех, через кого может что-то получить, отмыть финансы. Я это никогда не приветствовал и не буду. Не мы для посольства, а посольства для нас. Так я понимаю этот вопрос. Будем искать другие возможности, чтобы удержать казачье движениена плаву. Стимулировать людей к тому, чтобы они не уезжали, а оставались здесь и развивались. Если казаки смогут стать хотя бы экономически относительно самостоятельными, то вокруг казачества будет объединяться русскоязычная диаспора.

Недавно мы заключили договоро поддержке и взаимопомощи в случае возникновения каких-то конфликтов сармянской диаспорой в Киргизии. Такой же договор есть с уйгурской диаспорой. Но только не с русскими. Парадокс. К казакам тянутся все, кроме русских. Русскоязычная диаспора в Киргизии самая инертная. Русскиекак-то отталкиваются от своих же братьев и не хотят видеть дальше своего носа. Русский человек слишком самонадеянный, он всегда переоценивает свои силы и думает, что его это не коснется. Может быть, так оно и должно быть, пока беда не случится, и тогда русские начнут сближаться друг с другом. Я считаю, придет время... для более решительных шагов. Все же мы хотим объединить несколько общественных организаций заблаговременно и создать свой координационный совет. Сейчас ведем переговоры с Курбатовым Игорем Николаевичем - президентом общественного объединения соотечественников "Русская община в Кыргызстане". Мешает лето. Все в отпусках, у всех хлопоты, я чувствую, люди просто заняты.

-Сергей Иванович, у меня последний вопрос: как Вы видите перспективы возглавляемого Вами казачьего движения? Фактически тем немногочисленным бизнесменам, которые еще остались в среде славян, необходимо поддержать казаков, по меньшей мере, с точки зрения собственной безопасности, если они надеются, хоть как-то быть защищенными в лихую годину.

- Вы знаете, местные бизнесмены помогать не торопятся. Мы рассылали им письма. Реакции не последовало. Более того, мы даже Д.А. Медведеву написали письмо с просьбой разобраться в работе посольства России в Киргизии. Указывали на факты воровства и нецелевого использования денежных средств со стороны работников официального российского учреждения. Посольство должно работать со всеми группами соотечественников, а не с выбранной и опекаемой ими послушной группой дельцов. Официального ответа мы не получили, вместо этого прибыла комиссия, которая расследовала наше заявление на месте. Пока никаких изменений в работе посольства не наблюдается.

Тогда я собрал руководителей нескольких объединений русскоязычной диаспоры, таких как "Русская душа", "Согласие", "Русская община", "Гармония", "Владимирское общество" и некоторых других и задал им вопрос о количестве их участников. За исключением "Владимирского общества", возглавляемого Станиславом Епифанцевым, цифры были даны в десятки тысяч. Я предложил всем присутствующим создать фонд экономического развития, что-то вроде микрокредитной организации, чтобы не просить ни у кого помощи. Индивидуальный взнос каждого члена вышеперечисленных объединений мог бы составить всего лишь один сом, не больше, даже не пять и не десять сом, хотя и это ничего не значит для любого человека. Со временем можно было бы вкладывать больше. Появились бы собственные реальные средства. У Станислава Епифанцева было 400 человек, у меня на тот момент тоже было 400 казаков, значит, мы должны были бы положить в общий фонд по 400 сом.У других, не хочу называть их имена, было с их слов, у кого 25 000 человек, у кого 15 000, меньше 10 000 человек не было ни у одной из оставшихся организаций. В конечном счете, выяснилось, что людей у моих коллег просто-напросто нет, есть приписки. Для чего? А для того, чтобы посольство могло оперировать тысячными цифрами, списывая их финансовое выражение на культурно-просветительскую работу с многочисленной армией соотечественников. В то же время даже концертные залы заполняются не "Согласием" с "Гармонией", а нашими казаками.

То, что я вижу: казачество разрастется и будет сильнейшей организацией в Киргизстане. К нам может прийти любой желающий, не обязательно славянин, у нас есть и киргизы-казаки. Я сам потомственный казак, но не обязательно им родиться. Казаком может стать каждый, даже представитель другой веры. Православный казак дает присягу перед Богом, а иноверец перед Атаманом. Мы объясним, что такое казачество, наш внутренний устав, нормы и моральные требования поведения, прочие тонкости, связанные с социальнымиобязанностями и правами казачьей чести. Если человек согласен, а, как правило, это так, то он становится казаком, и мы берем его под свою защиту. Я думаю, что у нас все получится, ведь казак не боится ничего и некого, кроме Бога.

Владимир ФАРАФОНОВ

27.07.2011

Источник - ЦентрАзия

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение