Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Фактор истории.

10.05.2008

Автор:

Теги:
 

Фактор истории.

 

Из него действительно легко сделать культ. Гейдар Алиев для своей страны Герой. Героев мифологизируют. Он действительно много сделал для Азербайджана, и он является, пожалуй, лучшим вариантом национального лидера: Азербайджан Алиева редкий постсоветский случай, когда страна не оказалась разворована под управлением национального бизнеса, и кстати, в этом залог устоичйвости той политической династии, что остается у власти в Азербайджане на долгие годы после его кончины. 

Безусловно, оценки его деятельности внутри страны диаметральны. Разброс мнений пожалуй можно сравнить с «кустом» оценок Ельцина: для представителей либеральной интеллигенции он Герой и даже кумир, а скажем для коммунистов он чуть ли не демон.

 

Алиев прожил очень долгую и насыщенную жизнь, он был опытным партийным работником, закаленный интригами и борьбой за власть, был неплохим менеджером советского командно-административного управления, потом, на склоне лет, стал национальным политиком. Он действительно человек сотворивший новую страну, и сам по себе фактор истории. Свой Азербайджан он выстраивал как человек прошедший горнило аппаратных конфликтов, имеющий волю к лидерству и знающий методы единоличного управления: скажем в отличие от Путина он мог легко убрать человека с должности без какой-либо компенсации, чем и заслужил мягко говоря нелюбовь тех, кто оказался на обочине.

Но надо отдать ему должное, в том, что купол государственной машины в Азербайджане был поднят достаточно высоко, чтобы население не тяготилось режимом как в соседних каспийских и кавказских странах. И это безусловное достижение, как и то, что наследники сумели пройти по грани и не сотворить из его образа политический культ....

 

Но оставим оценки Алиева самому Азербайджану и азербайджанцам и посмотрим, какое наследие он оставил для двусторонних отношений с Россией.

 

Позитив этого наследия Алиева в том, что для утверждения независимого Азербайджана ему не потребовалось обострения с Россией, чего не избежали многие другие независимые государства в СНГ: при его жизни и в особенности потом, в период «оранжевых революций». Ему не нужны были такие конфликтные «гарантии». Форсированный курс на вступление в Западные блоки он не рассматривал в качестве страховки своего режима. Алиев также не выдвигал никаких «гуманитарно-исторических» претензий к России в качестве своеобразной формы единения с Западом, хотя такие претензии могли иметь обоснованные мотивы. Он не искал себе покровителей, чтобы уравновесить фактор Москвы. Он был сам по себе Фактором. При нем Азербайджан не стал «разменной» картой в отношениях соседних крупных держав (сегодня это много стоит). Баку Гейдара Алиева умудрилось остаться самостоятельным игроков, в отличие от Тбилиси, Киева и других стран кавказско-черноморской части СНГ.

 

Предположил бы и такой вариант, вступление Азербайджана в ГУАМ в какой-то мере модифицировало характер организации: без Азербайджана эта организация была бы более антироссийской. Опять же, членство в ГУАМ не привело к заметному ослаблению российско-азербайджанских отношений.

 

Лидерство и авторитет Гейдара Алиева среди лидеров СНГ, как и номенклатурная солидарность этих лидеров друг с другом это факт. Но его особые отношения с Путиным на многие годы определили устойчивый, многовекторный курс страны, курс «гибких альянсов»: Азербайджан при Алиеве умел совместить разные векторы - западный и восточный, исламский и христианский. Алиев действительно дорожил дружбой с Россией. Он понимал значение русской культуры и языка. В этом плане с ним может сравниться только президент Назарбаев и Лукашенко, но у Алиева совершенно иные этно-культурные условия и более сложные политические обстоятельства для сохранения «положительного сочувствия» русской культуре. Правда наличие многочисленной азербайджанской диаспоры в РФ скорее диктует  в пользу сохранения дружеских связей с Москвой.

 

Еще в советское время, в русскоязычном пространстве у него сформировалась взаимная симпатия с творческой интеллигенцией. В отличие, скажем от группы политической интеллигенции, демократов последнего советского созыва, в особенности представителей из Межрегиональной депутатской группы, которые воспринимали Алиева как «партократа» и «коррупционера» - отсюда его трудности взаимопонимания с Ельциным в начале 1990-х, естественно это повлияло на траекторию политики России в карабахском конфликте.

 

Его приемнику, сыну, Ильхаму Алиеву удалось продолжить курс «гибких альянсов», проходя на расстоянии от полюсов глобальной силы, и этот курс пока приносит дивиденды: Азербайджан не стал размой геополитической картой как соседи по ГУАМ. Надеюсь, этот внешнеполитический опыт Гейдара Алиева определит политику страны на долгие годы.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение